КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Кирилл Серебренников: «Замминистра культуры нарушил Конституцию»

Искать

Кирилл Серебренников: «Замминистра культуры нарушил Конституцию»

20.06.2014 11:20, Театр: новости


Анастасия
Зырянова

На прошлой неделе в Центральном доме художника открылся Московский международный книжный фестиваль. В этом году мероприятие привлекло к себе особое внимание общественности из-за неожиданного скандала.

Конфликт разгорелся в связи с запретом Министерством культуры показа двух спектаклей, входивших в программу портала Colta.ru. В письме, которое получила дирекция фестиваля от первого заместителя министра культуры Владимира Аристархова, говорилось, что содержание указанных постановок «противоречит принятым в российской культуре традиционными нравственным ценностям». Министерство культуры выдвинуло требование снять спектакли «Душа подушки» и «Травоядные» с программы фестиваля под угрозой разрыва партнерских отношений с ММОКФ. Дирекция исполнила требования Минкульта, чем спровоцировала бойкот фестиваля рядом участников, а именно: издательствами "Новое литературное обозрение", "Новое издательство", "Corpus", организацией "Мемориал", оргкомитетом премии "Просветитель" и др.

Круглый столРеагируя на отмеченные события, московский театр «Гоголь-центр» провел на своей площадке круглый стол на тему «Запрещенный театр. Цензура в театре: вчера, сегодня, завтра». В дискуссии приняли живое участие польский театральный режиссер Гжегож Яжина, театровед и историк театра Анатолий Смелянский, театральные критики Роман Павловский (Польша), Алла Шендерова, Марина Давыдова и Павел Руднев, а также руководитель Департамента культуры Москвы Сергей Капков. Инициатором круглого стола выступил сам художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников: «У каждого из присутствующих – свои традиционные ценности. Это понятие не закреплено на законодательном уровне. Относительно запрета - я считаю, что, с одной стороны, абсолютно противоправными являются действия замминистра культуры, который направил это письмо – он нарушил Конституцию. С другой стороны, трусливым является поступок дирекции ММОКФ, которая подчинилась этой провокации, этому преступлению, совершив, таким образом, еще одно преступление. То есть они стали соучастниками».

Обсуждение в Гоголь-центре началось с вопроса: что делать российскому театру в условиях усиления цензуры, и как реагировать на новые запреты? Первым же делом прозвучало предложение «жить дальше так, будто ничего не происходит». Однако следом было спешно добавлено более твердое: «Не испугаться», и тут слышен был молчаливый кивок десятков голов молодых театралов, заполонивших небольшой театральный зал.

Участники круглого стола поставили перед собой две цели: осознать, всегда ли цензура – плохо, и понять, какую природу имеют современные запретительные меры. И если первый вопрос носил философский, «бесконечный», характер, то второй выглядел вполне конкретным. В ходе поисков ответа на него горячо обсуждался вопрос о допустимости влияния политиков на частную жизнь граждан. Неоднократно в дискуссии обращались к истории цензуры в нашей стране, а также к опыту цензурирования в культуре зарубежных стран.

Круглый стол обратился к проблеме сохранения театра как особой интеллектуальной формы искусства с узким кругом потребителей. Острым этот вопрос, по мнению участников обсуждения, стал именно на фоне ограничения театральной «интеллектуальности» новыми, зачастую, бессмысленными запретами. Особенное внимание на круглом столе уделили теме интерпретации классики русской литературы в новых реалиях.

Сами участники круглого стола шутили, зал бодро отзывался смехом. На какой-то момент все расслабились, и в темном до черноты зале запахло воспрявшим чувством надежды на то, что все еще не так плохо. Но громом прозвучали в самом конце тихие слова польского режиссера Гжегожа Яжины о том, что, проулыбавшись весь вечер, в конце дискуссии он внезапно почувствовал сильную грусть. Всем вдруг стало ясно: обсуждение, начавшееся с характерного для нашей страны восклицания «Что делать?!», так и оставило его открытым и лишь усилило рядом стоящее «Кто виноват?».

Текст и фото: Анастасия Зырянова, Сергей Хухорев

Дополнительная информация