КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Муляжи Стеллинга: рецензия на картину "Девушка и смерть"

Искать

Муляжи Стеллинга: рецензия на картину "Девушка и смерть"

01.05.2013 05:59, Кино: рецензии


Яна
Агафонова

В рамках фестиваля «Другое Кино», в Москве прошла премьера картины голландского режиссера Йоса Стеллинга «Девушка и Смерть». Стеллинг не в первый раз задействует российских актеров в своей работе. На этот раз режиссер пригласил в проект Леонида Бичевина, Ренату Литвинову, Светлану Светличную и своего любимца – Сергея Маковецкого.

  «Девушка и Смерть» являет нам сложную историю любви и непримиримой судьбы.  Сюжет представляет собой повествование о молодом человеке Николае (Леонид Бичевин), который полон планов на будущее и несколько наивно смотрит в завтрашний день.  

Воодушевленный своими мечтами, он направляется в Париж, где собирается стать врачом, и по пути останавливается переночевать в отеле. Там он встречает девушку Элизу (Сильвия Хукс ), в которую пылко влюбляется с первого взгляда. Но девушка оказывается занятой владельцем отеля – графов, купившем себе титул, потому что «привык все покупать», как говорит Николаю обретенная им в пространстве отеля советчица Нина (Рената Литвинова ). Которая поясняет герою положение Элизы: девушка достаточно натерпелась в жизни и ей очень повезло, как считает Нина, стать фавориткой графа.

 «Она не знает любви и Слава Богу» - выражает Нина ключевую характеристику Элизы. 

Далее, по задумке автора, должна разворачиваться трагедия несчастной любви двух молодых людей, сражающихся за право на счастье против внешних обстоятельств. Пылающий Николай зажигает, сопротивляющуюся поначалу Элизу огнем любви и, полноценно проникнув в её мир, настойчиво пытается увлечь её в свой – прочь из отеля, в новую жизнь для двоих. 

Но Элиза прочно связана своим положением любовницы графа, который и стал главным препятствием к соединению молодых возлюбленных. Долго и отчаянно Николай пытается вырвать Элизу из когтей старика, и всякий раз неудачно. 

Элиза же, влекомая неведомым ей доселе чувством, сначала следует за Николаем в его стремлениях быть свободными и счастливыми. Но потом она уступает разуму, понимая, что радужные мечты ничто по сравнению с реальностью бытия. Она понимает, что противостояние её возлюбленного графу обречено. 

Упорство Николая, с которым он бьётся о прочную стену, разделяющую их любовь, приведет лишь к тому, что однажды Николай разобьет себе голову. И мужественная Элиза решает пресечь все попытки любимого, ради него же самого, вернувшись к графу. Незрелый молодой человек увидел в этом поступке предательство. Разбушевавшись, Николай доводит немолодого графа до инфаркта,  а затем плюёт в сторону былой возлюбленной и уезжает прочь. Гнев и обида слепят Николая, и он не видит, что его счастье находится в одном шаге. Его пытается вразумить верная помощница Нина, но это оказывается бесполезным. Николай тверд в своем решении и уверен в своем праве на обиду.

Элиза же остается в пустеющем отеле, который закрывается после смерти графа. Она ждет Николая  и не хочет уйти, ведь тогда возлюбленный не сможет её отыскать. 

Снаружи медленно разваливается заброшенный отель, а внутри Элиза умирает от чахотки.

Спустя полвека состарившаяся Нина (Светлана Светличная ) находит Николая и выполняет данное Элизе обещание – отдает ему томик Пушкина, который он когда-то подарил Элизе. Внутри книги, под словами, написанными Николаем: «Я обязательно вернусь за тобой», рукой девушки написано: «Я буду ждать тебя вечно». 

Николай берет книгу и возвращается в пустой отель. Там, погрузившись в память о возлюбленной, которую хранят стены здания, он умирает.

Такова базисная конструкция предложенной автором картины.  А теперь произведем некий процесс деконструкции и разберем картину на отдельные составляющие. 

В качестве самостоятельной формы, и представленный сюжет и любой другой, может существовать только в литературе. Так как, именно в литературе главный инструмент слова. 

Киноповествование же подразумевает построение объема при помощи синтеза аудио- и визуального материалов. Цель любого киноповествования – предоставить зрителю возможность прожить альтернативную жизнь. Это может только произведение, наполненное нарративным объемом, который будет являться тем наполнением, какое распознается зрителем как жизнь. 

Возможность создания такого объема предоставляет киноязык, который в силу своей емкости, позволяет в 10-ти секундах полноценно передать информацию, на подробное изложение которой в литературном варианте будет затрачено несколько тысяч знаков. Аудио-визуальный нарратив наиболее приближен к подобию жизни и является наилучшей, на данный момент, её симуляцией.

Обратимся к картине: к нарощенному на кости фабулы и сюжета мясу режиссерского исполнения. 

Действие происходит во времени, удаленном от современного. То есть во времени историческом. Попытка создать в картине эпоху историческую совершена через декорации и костюмы персонажей. Но останется ли что-нибудь если раздеть героев и убрать интерьеры? Возникнет ли ощущение времени прошлого века? 

Движение персонажей, характер их речи и поведения, ход мыслей, который угадывается за их действиями и эмоциями слишком отдают манерой современного человека. Автор не выписывает их как обитателей определенного времени, он не передает время через них самих. 

Элиза прыгает в карету и уезжает тратить бумажные симпатии графа. Затем мы видим её уже внутри кареты в окружении коробок, которые стопками стоят по обе стороны от девушки, которая властно раскидывает над ними руки, придерживая их. 

Данная поза Элизы сильно отдает пафосом современных тенденций fashion фотографии. Если, как предлагалось выше, убрать костюмы и декорации, то мы увидим девушку, привыкшую к роскоши  совершающую шопинг, как стандартную процедуру. Но представительницы своего времени, живущей согласно этому времени, мы не увидим. Более того, характер данного персонажа становится более ясным и читаемым, если мы переносим его в современность. Предложенный автором набор действий в ореоле декораций конца 19 века смотрится нелепо и театрально, неправдоподобно.  

Персонажи картины не только не передают своей игрой дух изображаемого ими времени, сами обстоятельства, якобы присущие прошлому веку, изображены очень условно, в символичном порядке. 

Обсуживающий персонал, персонажи, задача которых создавать фон, механически исполняют свои роли, которые сводятся в итоге к одному-единственному действию. За действием этих, по сути, прямых представителей эпохи, даже больших, чем главные персонажи, не читается своей отдельной жизни, отдельного куска времени как исторического наследия. Изображенные герои, героями не читаются и функцию построения пространства действия они не выполняют, а выглядят безжизненными предметами интерьера.   

По мере развития сюжета картина становится все более плоской. Недостаток в художественной убедительности возникает в первом же, эмоциональном по задумке автора, эпизоде. 

Внезапно проявившая интерес к Николаю Нина предостерегает его от попыток завоевать Элизу. Она рассказывает ему историю девушки, наполненную трагизмом, и просит оставить последнюю в покое, потому как Элиза того заслужила. 

Под перечисления всех надругательств над героиней автор показывает зрителю череду фарфоровых статуэток на кружевной салфеточке поверх полки пианино. При всем уважении к такому автору как Йос Стеллинг, невозможно не дешифровать такой видеоряд как попытку вызвать дешевые сентименты у воспринимающей стороны. При разделении двух повествовательных линий – закадрового текста и видеоряда, можно отметить, что визуально автор рисует некую ретроспективу, но не более чем на абстрактно-символичном уровне, если не сказать что на уровне крайне примитивном и наивном. Визуально прочесть всю трагичность судьбы героини в фарфоровых игрушках невозможно. Невозможно даже прочесть намек на трагичность и, тем более, угадать шрамы прошлого на душе героини, в то время как, символичность данного эпизода должна передать зрителю именно это ощущение.

Слабым и не выразительным также получился финальный эпизод картины. Проживший уже целую жизнь, Николай возвращается в заброшенный отель, который оживает от его присутствия. Николай прикасается к хранящему историю прошлого пианино и извлекает из него отдельные звуки. 

В потрескавшемся от времени зеркале зритель узнает Элизу, такую, какой он видел её в состоянии болезни. Она словно услышала взятые Николаем ноты и вышла на звук. Николай, как будто бы, видит её в зеркале и прячется. Элиза продолжает поиски, что автор показывает через отражение в зеркале, не поворачивая персонажа лицом к зрителю. Ход довольно выигрышный, создающий сопереживание на нужном уровне. 

Но только до тех пор, пока режиссер держит зрителя на расстоянии, чтобы его воображение было взбудоражено отсутствием деталей. Аккуратные намеки, которые автор сначала выдает в качестве информации, заставляют зрителя усиленно фантазировать в разных направлениях, достраивая эпизод. 

Но как только автор развернул Элизу лицом к зрителю и, что хуже всего, соединил её с Николаем нового времени, позволив им прикоснуться друг к другу, он разрушил волшебство неведения и потеря прочную связь с сопереживающим зрителем. Интрига была просто-напросто уничтожена слишком обильным послесловием. Одни символы стерли собой другие.

Однако, было бы несправедливо не отметить сильные стороны картины, которые заключаются в игре исполнителей ролей графа (Дитер Халлерфорден) и его помощника Бруно. Оба являются персонажами второго порядка и, практически, лишены текста. Но выразительность их от этого только растет. Каждый из них наполнен жизнью и является тем примером, когда актер не играет, а проживает жизнь своего героя. Графа и верного ему Бруно можно назвать единственными убедительными и правдоподобными красками во всей картине. Их воплощение создает отдельные микромиры внутри общего повествования. Они увлекают своей персональной историей, которая проскальзывает между строк и, в свою очередь, вовлекает зрителя глубже в мир кинокартины. 

На контрасте же с этими, блестяще исполненными ролями,  история, разворачивающаяся через действия блеклых и безжизненных персонажей остальных героев, смотрится удивительно незрелой для мастера уровня Йоса Стеллинга. 

 

Дополнительная информация