КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - «Жажда»: другая кодировка «Брата»

Искать

«Жажда»: другая кодировка «Брата»

10.07.2013 20:14, Кино: рецензии


Эдуард
Абрамов

В июне 2013 года на "Кинотавре" был представлен фильм по сценарию Андрея Геласимова "Жажда". О впечатлениях от увиденного рассказывает корреспондент "Контрабанды". В этот фильм трудно войти сразу. Первые несколько минут не дают представления о том, что может дальше последовать — «Ночной дозор» или что-то ещё. Оказывается — по сюжету, скорее, «Брат», только без беспорядочной стрельбы и с обширными реминисценциями из прошлого главного героя. 

Вроде бы банальность. Очередной фильм о фронтовом послевоенном поколении со всеми вытекающими — «чеченским синдромом», трудностями социализации, загаженными подъездами, алкоголизмом и полной безнадёгой. Обращает на себя внимание большое количество грамотно применённой обсценной лексики. И всё-таки режиссёру удалось найти место для жутковатой абстракции, выйдя из штампов и зрительских ожиданий. 

Исполнитель главной роли Михаил Грубов не отличается выразительной игрой, потому что играть ему, по большому счёту, нечего. Обезображенное лицо почти всегда скрыто либо бейсболкой, либо капюшоном, либо показано в пол-оборота. Вместо того, чтобы убивать (как это было в "Брате"), главный герой постоянно рисует, и, что интересно, его талант находит своеобразное признание. Значит, творчество — эффективное (не говоря уже о гуманности) оружие. Из множества едва связанных идей, просматривающихся в фильме, эта, пожалуй, одна из наиболее ценных.

Остальные роли в фильме более типичны, но зато выразительна игра актёров. Особенно хороши второстепенные герои — соседка Кости, директор художественного училища (Игорь Лях). Пожалуй, наиболее сильная актёрская игра у Алексея Гуськова, исполняющего роль отца главного героя.

Заметим, ни одна из перечисленных черт не делает фильм чем-то особенным. Он достаточно типичен для своего жанра, и всё же запоминается. Почему? Главное, чем цепляет «Жажда» — это недосказанность. Фильм заканчивается в шаге от развязки сюжета, и лишь тогда становится ясно, что сюжет в нём — не главное. Выведенная на первый план мораль, правда, не блещет оригинальностью. Где-то уже это было: «В чём сила, брат? Я вот считаю, что сила в правде». Впрочем, «Жажда» избавлена от таких плакатных заявлений, её герои вынуждены не говорить о правде, а именно не врать. Может быть, тем и хороша «Жажда», что уже не раз экранизированная идея в ней подана как бы в другой кодировке.

Фото: kino-teatr.ru

Дополнительная информация