КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Киносовет от Контрабанды: "Порок на экспорт"

Искать

Киносовет от Контрабанды: "Порок на экспорт"

24.09.2014 11:19, Кино: рецензии


Олег
Комраков
Афиша

Фильм Дэвида Кроненберга, в оригинале называющийся «Eastern Promises», повествует о русской мафии в Лондоне, несбывшихся надеждах и Рождестве. В одной из лондонских клиник 14-летняя эмигрантка из бывшего СССР рожает девочку и при родах умирает. Акушерка Анна, принимавшая роды, хочет найти отца ребенка или родственников умершей девушки. Единственная зацепка, которая есть у Анны, – дневник, вытащенный из сумочки покойной, но так как сама Анна русским языком не владеет (она эмигрантка во втором поколении, полностью ассимилировавшаяся), ей нужно найти человека, который смог бы прочесть записи.

Родной дядя Анны после чтения дневника не хочет ей ничего говорить, лишь намекает, что там содержится много такого, о чем лучше не знать. Но Анну уже невозможно остановить. Листая дневник, она нашла вложенную меж страниц рекламу русского ресторана и отправляется туда, чтобы узнать что-нибудь об умершей девушке и найти человека, который переведет ей записи из дневника. Она и не подозревает, что владелец ресторана – один из главарей русской мафии в Лондоне, и что он имеет самое непосредственное отношение к тому, что описано в дневнике. 
Название картины - «Восточные обещания» - несет в себе двойной смысл. Во-первых, это намек на те иллюзии, которые испытывало западное либеральное общество в отношении соцстран Восточный Европы и СССР. В конце 80-х казалось, что стоит только рухнуть «железному занавесу», восточные европейцы и русские тут же вольются в дружную семью цивилизованных народов, построят у себя замечательную экономику, ни в чем не уступающую западной и будут наслаждаться всеми благами капиталистического хозяйства в своих родных странах. В те годы никто не ожидал, что вместо этого толпы иммигрантов устремятся в Западную Европу в поисках лучшей доли, причем это будут не политические эмигранты, а разношерстная толпа, в которой будет немало криминальных элементов. Точно так же никто не мог ожидать, что иммигранты не захотят вливаться в общеевропейское общество, а создадут замкнутые общины, живущие по своим внутренним законам, и что на этой почве, как это обычно и бывает, обильно расцветет этническая преступность. Проще говоря, Западная Европа ожидала увидеть в Восточной Европе и России «нормальных европейцев», а получила что-то вроде новых сицилийцев.
Этот мотив двойственности, оборотничества новых эмигрантов находит исчерпывающее выражение в сюжете ленты. Главная героиня знакомится с тремя русскими мафиози, и каждый из них – не тот, за кого себя выдает. Мирный владелец ресторана оборачивается жестоким «крестным отцом», его сын, крутой парень с повадками былого зэка, оказывается слабым и растерянным «папашиным сынком», телохранитель-убийца оказывается сотрудником российских спецслужб, внедренным в мафию. И лишь Анна среди них оказывается единственной, кто не носит маску и остается одной и той же на протяжении всего фильма.
Разница между Анной и ее знакомыми подчеркивается идеей столкновения двух миров. Мир, в котором живут новые знакомые Анны, полностью отличается от того, к которому она привыкла. В нем другие законы, другие ценности, другие мотивы поведения, и для этого мира она всегда будет чужой (именно поэтому мафиози столь подчеркнуто осторожны с Анной; если бы она была одной из них, одной из «новых эмигранток», ее бы сразу убили, но она – чужая, потому до поры до времени остается в безопасности).
Второй смысл названия, по всей видимости, относится к тому, что разочарование Европы и России было обоюдным. По эту сторону «железного занавеса» казалось (а многим и до сих пор кажется), что на Западе жизнь беззаботная и счастливая как в сказочном тридевятом королевстве. И каково же было разочарование, когда оказалось, что жизнь там не такая уж беззаботная, и с распростертыми объятиями там никто не ждет. Особенно это касается молдавских, украинских и русских девушек, которых на Западе встречает не принц на белом коне, а сутенер. Страницы из дневника умершей девушки, ее простой и наивный рассказ о том, с какой радостью она согласилась отправиться в страну мечты, и что с ней стало потом, когда мечта обернулась кошмаром, – это обычная история, страшная именно своей обыденностью и неизбежностью.
Почему-то ни в одной из прочитанных мной рецензий не упоминалось о том, что «Eastern Promises» - это самая настоящая рождественская сказка, пусть и с криминальным оттенком. Не только потому, что все действие фильма укладывается в срок между Рождеством и Новым годом, но скорее потому, что главным двигателем сюжета оказывается новорожденный младенец. Его появление на свет ломает привычный ход вещей - для акушерки Анны, ее родственников, русских бандитов.
Фирменный стиль Кроненберга – он всегда четко держится канонов того жанра, в котором снимает. Поэтому и этот фильм, как и положено хорошей сказке, начинается утратой (смертью матери девочки), а заканчивается обретением. У всех, кто оказался вовлечен в эту сказочную историю, происходят кардинальные перемены в жизни. Кажущийся чересчур мелодраматичным финал тоже предопределен спецификой жанра, так же как и многие сюжетные натяжки – да, это сказка, и в ней должны быть неправдоподобные совпадения, чудесное спасение, сражение с чудовищами и счастливый финал.
Еще одна немаловажная тема фильма - «мир, в котором мы живем, и выбор, который мы делаем». Тот мир, в который погружается Анна – это жестокий, убийственный мир. Мир наркоторговцев, сутенеров, лицемеров и убийц. Казалось бы, в нем не может быть ничего светлого, и все, кто живут в этом мире, обречены творить только зло и ничего кроме зла. Но у Кроненберга в фильме четко и назойливо проводится мысль (а это на самом деле жестокая мысль), что у человека всегда, даже в таких условиях, сохраняется выбор между добром и злом. Нет предела человеческому падению, и сегодня можно поступить еще хуже, чем вчера, но точно так же нет и предела для человеческого восхождения. Дело не в том, лучше ты или хуже, или в каких условиях ты живешь, а в том, как ты поступил в данном, конкретном случае, хорошо или плохо.
Да, конечно, этот режиссерский взгляд по нынешним временам выглядит примитивным морализаторством, но вот именно так Кроненберг выстраивает правила своего экранного мира. Он не губит никого из своих персонажей, он ставит их в очень тяжелые условия и дает им выбор - возможность стать лучше или оставить все как есть. Кто-то использует этот шанс и получает награду, а кто-то не желает меняться, и из всех возможных вариантов действия выбирает самый порочный, за что и получает закономерное наказание.
Осталось сказать немного о художественных достоинствах ленты. Кроненберг как всегда показал себя талантливым режиссером. Он четко знает, что хочет снять, и в состоянии добиться того, чтобы съемочная группа выполнила свою работу безупречно. И, конечно, стоит выделить дуэт Кроненберга и Мортенсена, не менее удачный, чем в предыдущей их совместной работе - «History of Violence». Похоже, Кроненберг нашел своего ведущего актера, первую скрипку в оркестре, так что стоит ожидать от их творческого союза новых достижений.

Дополнительная информация