КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Тольятти, 90-е. Забытая пьеса Вадима Леванова в постановке Театра 31

Искать

Тольятти, 90-е. Забытая пьеса Вадима Леванова в постановке Театра 31

01.04.2014 11:13, Театр: статьи


Вика
Сушко

Камерный спектакль для узкого круга «своих» зрителей. Название ни о чем не говорит – «Артемида с ланью» - если не знать при этом имя драматурга. Ранняя пьеса Вадима Леванова настолько «зацепила» режиссера Оксану Глазунову, что она поставила ее трижды. 22 марта, в преддверии Дня театра и в день рождения Оксаны премьера третьей редакции спектакля «о девяностых» прошла на сцене Театрального особняка.

 На спектакль я получила приглашение примерно за месяц и, конечно, поняла, что не могу не пойти, потому что тольяттинская «новая драма» стала частью моей жизни 11 лет назад, когда я уже не была ученицей и актрисой театрального центра Голосова-20 (ушла перед самым приходом нового режиссера, Вадима Леванова), и в перерывах между школьными выпускными экзаменами попала на «Майские чтения». Чтения длились несколько дней: поэт из Самары Сергей Лейбград читал странные стихи, поэт из Тольятти Дюша Глебович, он же Айвенго, в странных очках пил водку в буфете, а на сцене одна за другой шли читки странных пьес Юрия Клавдиева, братьев Дурненковых, Вадима Леванова и кого-то еще. Так все это было необычно, что я села на рваное кожаное кресло в коридоре и, глядя куда-то на разбитые плитки пола, начала писать странные прозаические зарисовки. Что и стало настоящим началом моих литературных опытов.

Потом я эти пьесы читала. Общалась с Вадимом Николаевичем у него в гостях. Он лежал на широкой кровати, окруженный чудесными книгами по искусству, театру и литературе, и все время растирал больную ногу. Но его лицо никогда не выражало боли. 

Пьесу «Артемида с ланью» легко найти в интернете, но я ее почему-то не читала до приглашения на спектакль. А как прочла, так подумала, как это можно вообще ставить в театре. Но у Театра 31, у актеров Елены Саниной, Александра Минина, Максима Дримлинга, у режиссера все получилось – важные смысловые акценты, которые я не заметила при прочтении, «мистический реализм» (который находит выражение во многих пьесах тольяттинской «новой драмы»), театральный конфликт, характеры, все это есть, все это было. Даже есть дух Тольятти, города без истории и потому мистического места: сознанию необходима мифология, поэтому драматург обращается к Древней Греции и – оцените, какой ход! – приравнивает тольяттинскую девушку-киллера из 90-х (агрессия, чувство мести, крах системы ценностей, жажда денег и власти) к богине охоты Артемиде. Это чудесное наполнение смыслом изначально духовно пустого объекта, на мой взгляд, и отличает пьесы и тексты тольяттинской «новой драмы», авторы которых как будто берут на себя миссию наполнить жизнью пустоту культурного пространства Тольятти.

Но это все мои субъективные размышления. iphone 6 Чтобы не быть голословной, я пообщалась после спектакля с режиссером и узнала, как случилось, что именно сейчас пьеса «о девяностых» встретила своего режиссера и своего зрителя.

«Контрабанда»: Почему Вы выбрали именно эту пьесу для постановки и что побудило Вас вернуться к ней спустя годы? Почему вдруг именно эта пьеса из 90-х?

Оксана Глазунова: Изначально  меня она зацепила. Меня либо цепляет, либо нет. В пьесе привлекла тема влияния эпохи, социального статуса и прочих внешних факторов, разделяющих людей. Ведь самом деле, они не так далеки друг от друга, как это может показаться на первый взгляд. Пьеса «Артемида с ланью» пронизана духом сложной социально-политической ситуации в стране. Время требует, чтобы к нему приспосабливались, - это его основное влияние и каждый  реагирует на это требование по-своему. Сейчас в нашей стране опять тяжелое время, которое давит, так или иначе влияет на людей. Думаю, эта пьеса будет актуальна еще многие-многие годы…

«Контрабанда»: Расскажите немного о Вашем общении с Вадимом Левановым. Что для Вас значит творчество Леванова и его личность в целом?

О.Г.: Пьесу я прочла в 1998 году, еще задолго до выхода сериала «Школа». Она сразу меня зацепила, только тогда не могла сформулировать чем… Леванов очень хорошо отражает время он говорит нашим сегодняшним языком, честно и душевно. Когда я впервые поставила «Артемиду» в 2005, созванивалась с Вадимом Николаевичем. Ему стало интересно почему я выбрала именно эту пьесу. Он сказал, что ее репетировали в Тольятти, но так и не выпустили. Он сказал, - ставьте. 

В апреле 11 года он прислал мне письмо по поводу участия в конкурсе министерства культуры по поддержке современной драматургии. На конкурс принимались заявки театров, включивших пьесу в план постановочной деятельности на 2011 г. По результатам конкурса автор получал вознаграждение. Заявку должен был направить театр, в репертуар которого входила постановка по пьесе. Мы начали оформлять заявку на конкурс. Вадим  Николаевич прислал мне все необходимые документы; дело оставалось только за живыми подписями, которые мы хотели поставить во время его визита на премьеру спектакля, но нашим  планам не суждено было сбыться… Конечно, таких авторов как, Леванов нужно поддерживать при жизни и вне конкурсной основы.

Когда пьеса была возобновлена в 2011, мы долгое время общались в интернете. Вадим Николаевич обещал быть на спектакле, он как раз собирался в Москву, но в последний момент написал, что не сможет приехать по причине срочной госпитализации. Позже выяснилось, что болезнь не отступает, и в декабре 2011 года его не стало… Весной 2012 мы сыграли благотворительный спектакль на сцене Театрального музея им. Бахрушина, посвященный его памяти.

«Контрабанда»: Есть ли какая-то специфика в постановке пьес именно "новой драмы"? Или же у театра свои общие законы, вне зависимости от времени и от того, традиционная ли это драматургия или "новая"? Или, быть может, Вы не проводите вообще такого разделения?

О.Г.: Безусловно, у театра есть своя специфика и свой метод, которых мы придерживаемся в работе над всеми спектаклями. Но этот материал близок мне еще и по памяти о событиях и атмосфере 90-х, что наложило отпечаток на создание постановки «Артемиды с ланью». Мне хочется напомнить об этом времени людям, заставшим его, и рассказать о нем молодому поколению.

«Контрабанда»: Иногда после показа спектакля современного драматурга актеры и режиссер предлагают зрителям остаться для того, чтобы обсудить увиденное, поделиться впечатлениями, мыслями. У Вас не было такого желания?

О.Г.: Поскольку это уже не первая редакция спектакля, да и премьера совпала с празднованием моего Дня Рождения, мы решили не делать традиционного обсуждения. После спектакля мы предоставили зрителям возможность поделиться своими впечатлениями в неформальной обстановке.

«Контрабанда»: Какие впечатления остались от премьеры?

О.Г.: Очень хорошие. Это уже третья редакция спектакля и, благодаря новому актерскому составу, раскрылось множество граней пьесы, доселе остававшиеся в тени. Мы развиваемся и совершенствуемся, так же как классические пьесы переходя из одного времени в другое обретают новый блеск, сохраняя в себе мудрость и искру гения автора. 

 

Дополнительная информация