КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Книжный фестиваль "Самарская Чита - 2012": во всех красках

Искать

Книжный фестиваль "Самарская Чита - 2012": во всех красках

17.06.2012 21:59, Литература: репортажи


Алексей
Караковский

Было бы в высшей степени несправедливо писать о «Самарской Чите – 2012» сухой традиционный репортаж. Поразительно, что этот книжный фестиваль, появившись на свет в старинном консервативном городе, настолько далеко и круто вышел за рамки серых буден, не оставив ни единого шанса скуке, провинциальности. Основная идея «Самарской Читы» — представить книгу не как носитель информации, а как сенсорную визуально-аудиально-кинестетическую эстетику, не имеющую никаких ограничений и правил. Это даже не фестиваль, это почти театр, это провокационное «приглашение меня подумать» (причём в том числе в эстетике автора этих слов, поэта Александра Введенского). Но, разумеется, сразу возникает вопрос: кто же автор идеи фестиваля? Что это за человек, осмелившийся на такой вызов провинциальному, неспешному и очень привязанному к традиции миллионному городу?

Знакомьтесь: Виктория Сушко, двадцатишестилетняя уроженка Тольятти, закончившая несколько лет назад Самарский государственный университет по специальности «культурология» и «социология», работает пресс-атташе местного отделения Союза художников. Да-да, именно она и есть главный организатор фестиваля, успевающая всюду — от конферанса и ведения круглых столов до общения с коллегами-журналистами, от утихомиривания нетрезвых художников до экскурсии по городу с иногородними гостями. Радушная хозяйка, пламенный оратор, менеджер-куратор-администратор. Словом, тот человек, без которого фестиваль был бы невозможен.

Ещё фестиваль был бы невозможен без Арт-центра на улице Мичурина — одного из бывших производственных корпусов шарикоподшипникового завода, перепрофилированного под задачи современного искусства. Сейчас эта площадка напоминает московский «Винзавод» в миниатюре, а эстетика голого кирпича прекрасно сочетается и с книгами, и с картинами, и с людьми.

Наш московский десант состоял, кроме меня, из Алексея Ануфриева, хорошо знакомого всем, кто хоть раз держал в руках бумажную версию «Контрабанды» (собственно, он её и печатает) и Ани Трушковой — корреспондента, а также, по воле вдохновения, продавца журнала. Правда «контрабандисты» добрались до Самары с некоторой задержкой (тысяча километров на машине — это не так-то просто!), благодаря чему пропустили открытие. Фотографии свидетельствуют: поторопиться стоило. Книжный боди-арт и белоснежное платье Виктории Сушко с начертанными на нём строчками Велимира Хлебникова (произведение Виктории Барвенко из Таганрога) — это было более чем великолепно. Оставив коллег за развёрнутыми книжными прилавками, я расчехлил гитару и пошёл во двор, чтобы сыграть в дуэте с добрым другом, нижегородским гармошечником Андреем Кузечкиным. Дальнейшее моё пребывание на фестивале в основном включало в себя либо песни, о которым здесь нет смысла писать, либо совершенно необходимое в таких случаях пиво, о котором тем более нет смысла писать, и общение, о котором, собственно, я и хотел бы поговорить более подробно. На выходе это всё давало настроение, энергетику, эстетику — словом то, за что люди так любят ходить на фестивали.

Файл:Vika sushko.jpg

Первыми, кого я увидел в Самаре, были мои товарищи, кого-то из которых я знал много лет, а с некоторыми, как с группой «Контора Кука» познакомился сравнительно недавно. Едва ли не первым ко мне подошёл самарский поэт и журналист Константин Латыфич, с которым мы потом ещё долго гуляли по городу и разговаривали о творческих планах. Ещё бы, Костя — отличный поэт. Так уж получилось, что я был на презентации его первой книги в Москве, а сейчас одним из первых узнал о выходе второй. Леди и джентльмены, ждите рецензию на «Контрабанде»!

Константин Латыфич

За соседним с нами столом торговали гости из Уфы — главный редактор журнала «Гипертекст» Кристина Абрамичева и главный редактор журнала «Персонаж» Ольга (а точнее Лёлька) Левина. Кристина, с которой я знаком лет шесть, имеющая славу острого на язык публициста, в жизни производила впечатление, скорее, интроверта, а вот Лёлька «зажигала» с самого начала. Представьте себе блондинку в легкомысленно коротком платье, на каблуках, которая без умолку говорит о себе, алкоголе, сексе и иногда о поэзии, добавьте к этой эпатажной искренности незаурядное обаяние, чувство юмора и острый интеллект — и вы поймёте, что скучать нам не приходилось. «Мне необходимо драйвовое общение с мужчинами», — говорила Лёлька, и собеседники (то есть, абсолютно все окружающие её мужчины) с удовольствием провоцировали девушку в ответ. «Смотрите, это же сама Левина идёт!», — с восторженным придыханием шептал я на заднем ряду, когда Лёлька выходила читать стихи — такие же драйвовые, как и она сама. Когда же дело дошло до поэтического слэма, ни одна мужская харизма не смогла превзойти женскую, и Ольга Левина стала законным победителем в этом конкурсе, получив в качестве приза огромное количество подарков и дружеских объятий.

Ольга Левина и Кристина Абрамичева

Культовая самарская группа «Контора Кука», о которой я уже дважды довольно подробно рассказывал на наших электронных страницах, в тот же вечер устроила выступление на местной сцене. Несложно представить себе психоделическую музыку в перепрофилированном заводском здании, если это Европа — а как быть, если мы до сих пор в Самаре, и вокруг бывший шарикоподшипниковый завод? «Ещё, ещё!», — кричали музыканты нижегородской группы «The Vier», долженствующей выйти на сцену следующими. А я стоял и думал, что это какая-то другая, настоящая реальность, и именно она войдёт когда-нибудь в историю, как Виктор Цой — а всякая шелуха вроде ссоры Тимати и Филиппа Киркорова забудется, но не как страшный сон, а легко и буднично — вроде стихов Владимира Бенедиктова, самого известного поэта, творившего во времена Александра Пушкина. Времени на мои песни, которые должны были закрывать электрическую программу, не хватило. Впрочем, горевал я недолго — приключения только начинались.

Контора Кука

The Vier

Забавных моментов было немало, но самый удивительный произошёл со мной, когда большая компания москвичей, нижегородцев и тольяттинцев, а также Лёля Левина из Уфы и Игорь Сорокин из Саратова решили прогуляться по вечернему городу. «Послушай, а это я не с тобой вчера в ЖЖ ругался?», — спросил меня интеллигентный молодой человек, когда мы с ним оказались за одним столиком в кафе. Более удивительной развиртуализации в моей жизни точно не было! Яков Заславский, журналист из Тольятти, конечно же, тут же стал моим другом и даже собрался написать специально для «Контрабанды» статью на одну очень интересную тему (да-да, следите за нашими публикациями!). После ужина мы пошли петь песни на «Ленинградку» — местный Арбат, но там постоянно мешали нетрезвые прохожие, и вскоре нам пришлось уйти. В итоге лучшую часть вечера мы провели на одной из самарских крыш — с песнями, стихами и красным вином, купленным Игорем.

«Контрабандисты» были не единственными представителями столицы на фестивале. Из Москвы приехал мой хороший знакомый — художник Михаил Погарский. К сожалению, Миша употребляет слишком много алкоголя, и поэтому часто находится в несовместимом с сознанием состоянии. Периодически мы передвигали Мишу с места на места, называя его «арт-объектом», а в какой-то момент он вдруг сам сел под пожарный щит, находящийся прямо за столиком уфимских девушек. «Это инсталляция», — поняли присутствовавшие, — «Противопожарный Погарский». Я хотел привесить на красную противопожарную лопату бирку с надписью «Лопата не продаётся», но было лень. Наблюдать за окружающими людьми на этом фестивале было намного интереснее, чем прикалываться самому — хотя мои остроты об эмпатии и телепатии, якобы дополняющими близорукость, имели некоторый успех.

На презентации «Контрабанды» я пытался вести себя максимально естественно и раскованно, так как большинство участников других презентаций и круглых столов отнеслись к своей миссии слишком серьёзно и пафосно. Да, книжный мир и вообще состояние культуры внушают серьёзные опасения. Но разве когда-нибудь было по-другому? И разве мы не можем ни на что повлиять? Эстетика фестиваля прямо-таки кричала о пути спасения от неизбежной гуманитарной катастрофы: люди, расслабьтесь! Люди, играйте! Люди, не засоряйте мозги, ведь всё зависит только от нас! Поэтому, наверное, у публики наибольшим успехом пользовались прочитанные мной детские юмористические стихи Михаила Придворова и Рустама Карапетьяна. И, конечно, наши фирменные контрабандные шутки из газеты «La frontera», которой мы раздали на фестивале великое множество.

Столы с контрабандой

Пожалуй, самая адреналиновая ситуация произошла сразу после окончания фестиваля, когда мы с Алексеем и Аней решили проводить уфимских девушек до поезда, а по дороге заехать в ирландский ресторан «Шэмрок». Это заведение заранее избрал Алексей — самый гастрономически неравнодушный человек в нашей компании (что касается, к примеру, меня, то я на таких фестивалях успеваю поесть один-два раза в день, и мне хватает). Время за вкусной едой и задушевными беседами шло так быстро, что поезд на Уфу как-то забылся. Когда Аня Трушкова взглянула на часы, нам показалось, что шансов на него успеть нет никаких. Но Алексей поймал «зелёную волну» на светофорах, и на вокзале мы оказались за четыре минуты до отхода поезда. Вагон двинулся буквально через несколько секунд после того, как я передал Кристине Абрамичевой её рюкзак. Правда, в Уфу в итоге, уехала заказанная Лёшей утка. Пришлось вернуться в «Шэмрок», где Алексей заказал то же самое. «Перелётная утка из Самары в Уфу…», — недовольно пробормотал он. Чтобы как-то его развеселить, я решил поддержать старинную традицию, взяв салфетку и написав продолжение — классический поэтический экспромт с развесистым, но радостным матерным оборотом в конце. После этого стихи были торжественно подарены Алексею под обещание непременно продать салфетку на «Сотбис» лет эдак через двадцать.

Следующим утром, незадолго до отъезда в Москву мы успели заехать в книжный магазин «Пикник», причём после длительного кружения по улицам навигатор нас привёл ровно в тот же двор на улице Куйбышева, 128-а, где мы накануне уже парковались для того, чтобы поужинать в «Шэмроке». Я собирался выставить на продажу оставшиеся нераспроданными книги, но в итоге мы с коллегами попали в самый настоящий книжный музей и, увлеченные задушевными беседами с директором магазина Александром Ериным, застряли там надолго. Зато теперь те, кто не успел сходить на «Самарскую Читу», могут зайти в «Пикник» и приобрести книги московских издательств — в том числе, легендарную «Кошкину книгу» Михаила Придворова, сборники прозы и стихов «Санкт-Петербург» и «Москва» и скромные произведения Вашего покорного слуги.

Андрей Кузечкин, Алексей Караковский

Можно много ещё о чём рассказать. О «книгах художника», о рисовании граффити во дворе Арт-центра. О слэме, где кроме блистательной Лёльки Левиной неплохо выступили и местные поэты. О закрытии фестиваля, на котором мы с Андреем Кузечкиным, наконец, сыграли все песни, которые хотели сыграть. О неповторимом и прекрасном духе фестиваля. О новых знакомых — главных редакторах журналов «Performance» (Татьяна Самойлова) и «Графит» (Сергей Сумин), других замечательных людях, о которых мы ещё не раз напишем. Но пока что проще дать читателю ссылку на статью в самарской газете «Волжская коммуна», где наш коллега Андрей Рымарь на редкость добротно прокомментировал увиденную им часть фестивальной программы. Думаю, мою статью можно использовать как некоторое дополнение к его труду.

К этому хочется добавить одно. Все, с кем я говорил о фестивале, с большим воодушевлением говорят о его перспективах. О том, что можно съездить со своей программой на Грушинский фестиваль. О том, что необязательно ждать следующего года и можно попробовать провести «Самарскую Читу - 3» уже в конце этого лета. О том, что события в поддержку фестиваля можно делать вообще без оглядки на календарь. О том, что при удачном расположении дел и благосклонности медийных фигур, «Самарская Чита» может стать постоянно действующим культуртрегерским проектом. Но… здесь есть одно большое, можно сказать самое главное «но». Это «но» — сама Виктория Сушко, автор идеи, хозяйка всего-всего, добровольно взвалившая на свои плечи этот груз.

Да, у неё горят глаза, и она готова на многое — провести ещё один фестиваль, а если получится, то сделать его постоянным. Сумеет ли? Наверняка — если не разочаруется, если не устанет всё делать одна, если не будет обижена несправедливой критикой или попросту не уедет в Москву, Санкт-Петребург или, что более вероятно, в Европу. Но пока у этой юной хрупкой девушки, немного похожей на Одри Хепберн, горят глаза, у провинциальной Самары есть шанс дать русской и европейской культурной жизни что-то большее, чем Грушинский фестиваль.

…И поэтому, прощаясь, я попросил Костю Латыфича проследить, чтобы Вику в Самаре берегли. И Костя сказал, что я могу на него положиться. А я Костю много лет знаю, он если уж что сказал, то обязательно сделает.

Текст: Алексей Караковский. Фотографии: samara-book.ru

Дополнительная информация