КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - 12

Искать

12

08.05.2014 14:28, Литература: репортажи


Юрий
Угольников

В символическую дату - 12-го апреля на сцене легендарнейшего Театра на Таганке прошло поэтическое представление (спектаклем его всё же не получается назвать) «12-ть», видимо, последнее. 12-ть поэтов выступают один вслед за другим, в финале Вениамин Смехов читает поэму Александра Блока «12-ть». Минимум режиссуры, минимум звука, минимум всего, собственно роль постановщиков сводилась в основном к тому, что бы расставить поэтов, которые к тому же от раза к разу менялись.

Поэты интересные и очень разные, как о том и сказал, обращаясь к зрителям перед представлением, Эдуар Бояков (один из создателей «12-ти»). Действительно, что общего у ироничного либерала Иртенева и не менее ироничного левого радикала Осьминкина, у гастарбайтера Рустамова и Емелина, певицы Трейи и драматурга Исаевой, у трогательной Логвиновой и брутально-ироничного Родионова. Почти ничего, кроме объединившей их сцены и таланта. Слово «ироничный» я повторяю, слишком часто, но, по правде сказать, его стоило бы ставить чуть-ли не после каждой фамилии. 

Хотя, ирония - иронии рознь. Антон Носик, скажем, написал, что не понимает: как можно было «не ржать» после стихов Родионова, Исаевой, Осьминкина, Гуголева, Емелина (к списку Носика можно добавить ещё Рустамов и Иртенева). «Не ржать» после их текстов, конечно, было сложно, но не всё время. У Емелина или Гуголева хохот переходит в какую-то оторопь, это ужас и озноб сквозь хохот. Конечно, это не всегда так, но в лучших текстах Емелина, а читал он, в частности, одно из лучших своих стихотворений – «Колыбельная бедных» - это именно так. Впрочем, главной звездой вечера был именно Гуголев, прочитавший новое стихотворение (на сцене Таганки и состоялась его премьера). 

Среди участников многие читали тексты, написанные относительно недавно и на актуальные политические темы, – Осьминкин читал диалог с Красной площадью (помотивам прошлогоднего перформанса художника Павленского). Емелин - небольшую «оду» отечественным либералам. Но Гуголев переплюнул буквально всех – такое ощущение, что текст был закончен буквально перед выходом на сцену: весь поток актуальной информации, включая даже печальную судьбу жирафа Мариуса (строки, пародирующие классическое стихотворение Гумилева слушать без хохота действительно было сложно) за несколько секунд, и это действительно о наболевшем, это действительно озноб сквозь хохот. Это стихотворение, которое надо воспринимать всерьёз. Поиск цены, адреса и телефоны проститутки Екатеринбурга в каталоге с фотографиями

Вот Осминкина можно не воспринимать – можно просто пожать плечами: смешно, ну, да, смешно, с Гуголевым так не получится. Это не в упрек Осьминкину (т.е. мне не нравится, что он так старательно копирует Пригова, да и сам-то Пригов меня не слишком вдохновляет, но, как уже сказано, отказать Осьминкину в остроумии никак нельзя), но у Гуголева иначе, богаче эмоциями. Вообще все участники выступали хорошо, и следовало бы каждого поблагодарить в отдельности. 
Несколько хуже других смотрелась Наталья Трейя, отчасти из-за того что были выбраны не самые лучшие тексты, пусть и сделанные мастерски, но всё же было заметно что мастерство это механическое. Надо учесть ещё и то, что Наталья выступала сразу после Андрея Родионова, а читать после него – занятие не из лёгких. К тому же Наталья всё же в первую очередь певица, т.е. человек, хотя и привыкший к сцене, но всё-таки к другой сцене – никак не к чтению собственных текстов один на один со слушателями.

Ну и в конце вечера великолепно прочитал «12-ть» Блока неизменный Вениамин Смехов. 20-ть лет назад, я уверен, он читал бы поэму ещё лучше, но даже в преклонном возрасте слушать его чтение весьма и весьма интересно: попадание в персонажей и в стиль поэмы абсолютное.

Наверное, это будет последняя версия представления, и это, наверное, правильно. 12-ть появились не так давно, но всё же в совсем другое время – во времена болотных митингов и протестов, разных идеологий и надежд на лучшее, сейчас плюрализма поубавилось, а надежды сменились страхом, проект отходит в прошлое, он становится неуместен, как тамада на похоронах, но это был хороший проект, это было интересно. 

Фото: Екатерина Богданова

 

Дополнительная информация