КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Где бы ты ни был…

Искать

Где бы ты ни был…

16.02.2015 22:35, Литература: репортажи


Елена
Плетнева

7 февраля в Амстердаме, в здании Российского Торгового представительства, что на Museum plein 13/15 , при поддержке Россотрудничества РФ, состоялся вечер русской поэзии. Уточним: женской поэзии, потому что все его участницы - женщины.

Ядро вечера составила троица: Елена Данченко (инициатор и «главреж» события), Анна Креславская и Лариса Подаваленко, постоянно живущие в Нидерландах. В режиме свободного микрофона выступили гости: приехавшие из Германии Татьяна Ивлева и Дина Дронфорт, а также молодая поэтесса из Бельгии Наталья Гребенко. Накануне Дня святого Валентина все они читали стихи о любви.

Это событие знаменательно тем, что официальные российские организации – НСРС (Нидерландский Совет Российских Соотечественников), Тогпредство и Россотрудничество, в лице Зураба Агирбова, кажется, впервые заинтересовались русскими поэтами из Нидерландов и активно поддержали их. Тема вечера взята по названию двуязычной русско-голландской книги одной из поэтесс - Елены Данченко «Где бы ты ни был», написанной уже здесь, но изданной на родине, в Московском издательстве Э.Ра в 2012 (1 издание) – 2013 (2 издание) гг. Тема говорит сама за себя: где бы ни жил русский поэт, на каких языках не говорил, но думает, чувствует и пишет он (в данном случае – она) по-русски. 

Уроженка Кишинёва, ставшая москвичкой еще в начале 80-х годов и много позднее попавшая в Нидерланды (г.Зэйст, регион Утрехт), Елена Данченко читала Венок сонетов – гимн любви, случившейся 20 лет назад и тогда же выраженной ею в стихах. Сонеты прозвучали вполне современно, благодаря заложенной в них энергии чувства. Она читала и другие стихи из своих книг прошлых лет и из последнего сборника стихов «Не избранное», недавно выпущенного в свет издательством «Stella” в Германии. В день проведения поэтических чтений в Амстердаме, в дом к Елене неожиданно постучался почтальон, который принес посылку с авторскими экземплярами готовой книги. А поэтесса Татьяна Ивлева привезла на первую презентацию составленный ею альманах «Певчий Ангел» (издательство «Алетейя»), только что отпечатанный в Санкт-Петербурге, в который вошли стихи 29 авторов – женщин из разных стран мира, в том числе Елена Данченко, сама автор-составитель Т.Ивлева и Дина Дронфорт.

Слушателям запомнилось стихотворение Елены Данченко «Молитва», в котором она обращается к вечности напрямую, называя её по имени: «Отодвинь темноту, отодвинь / синей шторкой ли, лампочкой, свечкой, / огонёк чей выпрастывал вечность / в виде рыбок глазастых ян-инь». Вечность в её понимании не то чтобы противоположна темноте забвения или небытия, но сращивает свет с тьмой, образуя жизнеспособный на нашей планете и равноправный «круг из двух половин».

Анна Креславская, приехавшая на Запад из украинского города Запорожье, по прихоти судьбы жила довольно долго в Англии, затем в Бельгии, а последние три года живет в Нидерландах, в городе Харлеме. Поэтесса рассказывала о себе: «У меня мало стихов на такую специфически женскую тему, как, например, несчастная любовь. Да и что значит это слово – «несчастная», если любовь была и остается самой сутью жизни, её оселком, её дыханием? Несчастье – это когда она уходит... Но пока есть хотя бы её жажда и ожидание, то вдруг обнаруживаешь, даже через боль, остроту жизни и только благодарность за то, что было, что Бог дал и даёт. За то, что «лишь на миг другу здесь приснились». 

В её стихотворении о любви «Суламифь», прочитанном на вечере: 

….Суламита, беги, не найти тебе больше покоя.
И душа твоя в теле с иною душою сплелась.
Эти сумерки дышат и движутся грозной рекою
называемой тёмная сила и светлая страсть.
Я пою о любви, где душа виноградником свита.
Спелой вишней во рту гаснет женственный жаждущий вздох.
Нет не я это спела, поёт по весне Суламита
и слышна её песня для всех, кто ещё не оглох

присутствует некая возможность посмотреть на себя со стороны, не как на мающееся существо, а как на результат. И вот уже удаётся не отчаиваться и не очень жалеть об ошибках – ведь что-то всё же получилось... Хотя бы факт поэзии - стих.
Почти «настоящая москвичка», Лариса Подаваленко (родилась в Московской области, в поселке Серебряные Пруды) росла и училась в столице. Встретив свою судьбу в лице молодого голландца, вышла замуж, и родила дочь в Москве, не помышляя об эмиграции. Переехала все-таки на Запад со всей своей семьей, потому что у мужа появилась новая работа на его родине, в Голландии.

Слушателей поразила способность Ларисы к парадоксальному мышлению, без которого нет настоящего поэта. Вроде бы звучит банальный текст, за которым следует неожиданная концовка, поражающая воображение и придающая содержанию ироничный и яркий поворот. 


ТАМ

То берёзка, то церквушка,
То помойка под окном,
Там хрущёбная избушка –
Это мой родимый дом,
Там я – девочка-старушка,
Записюлька, подбирушка,
Скажем так – овца с пальтом.

ЗДЕСЬ

То цветочки, то кусточки
В плесновонной мокроте
И размазанные строчки
На компьютерном листе,
Здесь я – тётка-чужесранка,
Психопатка, расстриганка,
Скажем просто – конь в пальте.
ЗДЕСЬ И ТАМ

Всё одна фигня по стилю –
Эти разные места.
Там – не этой срок влепили,
Здесь – в тюрьме сидит не та!
По земле водили, били,
Отлюбили и забыли
Под землёй и без пальта.

В большей части стихов Ларисы Подаваленко присутствует красивый лирический захлёб, но в лучших её стихах напряжённое биение мысли и беспредельная открытость героини просто подкупают:

Я уйти не смогу, никого не предав,
Я сгореть не смогу, не сжигая мостов.
Между сном и бессонницей – зелье из трав,
Между болью и сном – ни лекарств, ни оков.
Разбуди же из милости – мне суждено
Отстрадать и отмучиться здесь и теперь,
Быть невольным свидетелем, глядя в окно,
Где за тюлем ресниц – чёрный омут потерь.

Гостям вечера было дано всего по пять минут, но и они сумели раскрыться в это, так скупо отмерянное им, время:
Несколько прекрасных стихотворений из вышеупомянутой антологии «Певчий Ангел» прочитала Татьяна Ивлева из германского Эссена. Не могу не привести здесь одно из них целиком:

Сквозняки пятизвёздных кочевий
Над песчаным свистят пятачком,
Выдувая сыновне-дочерний
Смысл в понятиях: Родина, Дом.
Здесь искали мы воли и доли,
Лопоча на чужом языке,
Рассыпаясь кристаллами соли
В европейском промытом песке.
Врозь – во многоязычном смятенье –
Мы родную коверкали речь,
Потеряв наше предназначенье,
Перепутав – что жечь, что беречь.
Здесь раскинут шатры бедуины,
Здесь, где храмы стояли вчера, –
Станут земли подобием глины,
Станут книги добычей костра.
Минаретов воинственных дула
Прорастут, в небеса устремясь,
И померкнет, чураясь разгула,
Золотая славянская вязь…
Но, сдаётся мне, в отблеске майском,
Сто ли, триста столетий спустя,
Колокольчиком звякнет валдайским
В кочевой колыбели дитя.

Справедливо говоря о своём времени, текущем и наблюдаемом («На Земле то Чечня, то Майдан»), Ивлева всегда имеет в виду аналогичные ситуации в далёком прошлом («Звон мечей гладиаторов Спарты»). Её певчий ангел, свободно перелетая между временами Каина и нынешним братоубийством, не обнаруживает просвета в строю «вервольфов и вампиров», в «смердящем крысином парадизе», но утешается тем, что «Любовь, надежда и стихи — / Вот наши смертные грехи», и готов противостоять своим врагам, даже не рассчитывая на победу.

Дина Дронфорт из Франкфурта-на-Майне читала, как и все, о любви:

Я дышала над влажным виском темноты,
недосказанным словом ласкала цветы,
поверяла привычные меры.
Отражений искала в глубинах зрачка.
И кричала и билась под жалом смычка.
И срывалась в седые кальдеры.

Проникала жемчужными реками в дом –
я в руках была глиной, беленым холстом,
отливалась в тугие хореи.
Мой возлюбленный! Муж мой, Ваятель, скажи,
для чего же сегодня ты мечешь ножи
в беззащитную грудь Галатеи?...

Спокойная, рассудительная лирика Дины не оставила равнодушными слушателей, а приведённое стихотворение как бы выбивается из ее поэтики, говоря о великой способности автора к страстной любви и к отливке ее в классически безупречные художественные образы.

Молодая Поэтесса из Бельгии Наталья Гребенко покорила слушателей необычной манерой чтения и юной по духу, но уже хорошо сформированной лирикой. В отрывке из ее стихотворения «Танго без слов»: 

И каждый жест с безумством заодно…
Дыхание пьянящее глотая,
Я пью тебя, как терпкое вино,
По капле с губ губами собирая.

Два силуэта, два небытия,
На линии судьбы ладонь к ладони.
И в этом танго только ты и я,
В кружении объятий и гармоний.
Шаг, поворот, мерцающая ткань.
Беззвучных слов признания, как тени,
Стирают, обнажая чувства, грань,
Сметая пыль раздумий и сомнений.
……………………………………
Я опьяню тебя дурманом глаз,
Заворожу, пленю, и стану пленной,
И это танго обвенчает нас,
И растворится с нами во вселенной.

видна рука молодого мастера, уверенно выписывающего свои чувства, проговоренные Лирическому Герою, а больше – невысказанные, в безупречном музыкальном ритме танго.

Удивительно то, что, казалось бы, ставшее до такой степени элитарным, что почти уже классам и массам незаметным, искусство подлинной русской поэзии - на русском же языке - живо и живёт за границей, вне родины, в чужой языковой и ментальной среде и развивается каким-то ему одному ведомыми путями и Божьим промыслом - через русских женщин-поэтов. Удивительно и то, что на творческий их вечер пришли благодарные слушатели – соотечественники, живущие в Нидерландах, и затаив дыхание, три часа слушали русские стихи, обсуждая их потом на Фэйс Буке и в других социальных сетях. Слушали и мужчины, и женщины. Русские (в основном) и голландцы, знающие русский язык. Слушали даже малые дети. Это - несомненно, серьезное и радостное явление отечественной культурной жизни : успех русской современной литературы за рубежом, которое все участники вечера собираются в будущем поддерживать и развивать.

Фото автора

Дополнительная информация