КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Чайка в ладонях: издано собрание сочинений Олега Куваева

Искать

Чайка в ладонях: издано собрание сочинений Олега Куваева

16.12.2012 07:09, Литература: статьи


Анастасия
Рогова

В издательстве «Престиж Бук» вышел трехтомник в скромном переплете – на синей коже серебряные буквы «Олег Куваев». Эти три книги – редкий случай переиздания произведений российского писателя-путешественника, известного во всем мире. Когда-то книгами Куваева зачитывались целые поколения – зачитывались, и выбирали для себя профессию геолога. Сегодня его проза уже не так известна, но имя Олега Михайловича по-прежнему остается культовым для любителей экстремального туризма, путешественников, влюбленных в труднодоступные уголки России, геофизиков и исследователей Арктики. И выход его собрания сочинений – событие для отечественной литературы ощутимое.

В 1974 году в журнале «Наш современник» был опубликован роман Олега Куваева «Территория». Куваев к тому времени уже имел много опубликованных произведений, состоял в различных литературных кружках и являлся членом Союза писателей,  но все еще ходил в молодых писателях. 

Возраст у него для писателя был действительно молодой - 40 лет, да и места среди «живых классиков» он пока не занял. Однако, «Территория», его первый, и последний изданный при жизни роман, мгновенно прославил автора не только в пределах СССР, но и по всему миру – «Территория» была переведена на 18 языков.

Куваев родился в эпоху, когда советское государство осваивало новые территории – человек пришел за полярный круг, за полезными ископаемыми, за новыми землями для жилья, и принес с собой цивилизацию. По тундре, которая видела только чукчей на собачьих упряжках да оленей, поползли тракторы, в небе появились самолеты и вертолеты.

Первыми покорителями Арктики и Чукотки стали геологи. Приход Олега Куваева в эту профессию совпал с открытием на Чукотке золота. Хотя сам Куваев золота не искал, но именно его повести и романы увековечили эту эпоху. Не зря на Западе Куваева называли «русским Джеком Лондоном».

Его книги полно, проникновенно и ярко открыли Чукотку – особый мир, особую землю. Не зря до сих пор Куваева там помнят и переиздают, не зря несколько перевалов на горных хребтах Чукотки носят его имя.

Начинал писать он не профессионально – просто столько в его душе было любви к холодной и негостеприимной чукотской земле и трудной, опасной профессии геолога, что он поставил для себя задачей: - «…Не важно сразу печататься, важно научиться писать хорошо, так хорошо, чтобы в любом обывателе разбудить дремлющую в нем душу кочевника. Вот что главное».

(Задача, которую ставил перед собой опытный геолог и начинающий писатель, достойна уважения. Особенно, если сравнить ее с задачами, которые ставят перед собой сегодня некоторые молодые авторы – которые готовы писать что угодно, и как угодно, лишь бы угодить на вкус издателя, попасть в обойму и получить гонорар. Немногим из них хватило бы характера не переделывать возвращаемые рукописи для журнала «Вокруг света», а продолжать писать так, как он чувствовал).

Куваев много работал над собственным стилем – это заметно, если сравнить ранние работы и более поздние. Возвращался к тому, что не давалось. При этом, изначально у него был талант редкий и сильный, развитию которого способствовало обилие материла и желание донести этот материал до других. При этом у него был редкий дар – описывая реальные события не скатится в бытописательство, а создать историю, творчески переосмыслить реальность, возродить ее в пространстве художественного текста так, чтобы она вместилась туда максимально полно и достоверно. Для этого нужно тонкое авторское чутье – и блестящее владение языком.

Когда Куваев описывает камни – его проза становится удивительно лиричной, образной. Он действительно был очарован открытием новых недр, при этом оставаясь профессионалом и очень образованным человеком. Не только колорит и экзотика делают его книги столь привлекательными для читателя – в них есть простые, но сердечные и близкие каждому истины, о которых он рассказывает вроде бы походя, но именно они и придают его прозе провидческую искренность.

Обладая сам душой странника, исследователя, Куваев уважал ее и в других. Немало страниц его произведений посвящено тем, кто пытался первым пройти просторы Арктики, кто до него верил в скрытые богатства земли за Полярным кругом…Благодаря Куваеву подвиг этих первооткрывателей предстает во всем своем простом величии, и останется в памяти навечно.

Он очень много не успел. В одном из писем Олег Михайлович говорит о том, что мечтает успеть дописать три романа: «Территорию», «Правила бегства» и «Последний охотник». Удалось ему завершить и увидеть напечатанным при жизни только первый. Второй вышел уже после смерти автора – причем сам писатель его доработать не успел, завершали правку редакторы. Третий так и остался ненаписанным…

Ранняя смерть в сорок лет – частый итог профессии геолога тех лет. Сложные условия труда, жесткий климат, ночевки в палатках при ужасных морозах, работа в ледяной воде, постоянный крепчайший чай и кофе, все это изнашивает сердце.

Но он знал, чего хотел. В его очерке, который до сих пор считается одним из самых лучших произведений об альпинизме «Устремляясь в гибельные выси», Куваев писал о погибшем альпинисте Михаиле Хергиани: - «…я думаю, жить надо так, чтобы люди держали память о тебе бережно, как держат в ладонях трепетную живую птицу». Эти слова – и о самом Куваеве, он так и жил.

Жизнь, которая построена на мечте – не  бесплотной и аморфной, но конкретной, которая позволяет превратить жизнь в трудовой путь к этой мечте. Он сам признавался, что был счастлив – бродил по свету, держал в руках полулегендарную розовую чайку, о которой сложены легенды у моряков и путешественников, узнал, что «Серебряная гора», в существование которой он верил на Чукотке – фактически существует. Он верил, что наука и неравнодушие человека с своей родной планете способно изменить мир к лучшему. Что человек рожден мечтать и совершать открытия, а не копить на квартиру и машину.

Куваев не успел нажить лавров в литературе – поэтому и книги его оказались подзабыты, когда наступили смутные девяностые, и геология оказалась никому не нужна. Во времена Куваева никто и подумать не мог, что единственными ископаемыми, которые окажутся нужны, станут нефть и газ. Что владение ими станет монополией компаний, а недра будут не осваиваться по-хозяйски, а хищнически вырабатываться.

Куваев успел дожить только до своего первого триумфа – успеха «Территории», по которой до сих пор снимают фильмы, и которая навсегда вошла в золотой фонд отечественной литературы – как зафиксированное свидетельство ушедшего отрезка времени. Там, в этом романе, отражена Чукотка – такая, какая ее знал и любил Олег. И которая с тех пор мало изменилась  - как она вообще мало изменилась за последнее тысячелетие.

Совпадение ранней смерти и резкое снижение интереса к профессии геолога, как к таковой, в стране, и стали основными причинами, что проза Куваева не получила столь широкой известности, как она достойна.

Однако, в тех местах, о которых Куваев писал, его помнят. Его помнят и те, кто сегодня не равнодушен к дорогам, странствиям, истории и географии России. А таких, к счастью, немало. И пока хоть у одного человека в мире живет в душе мечта, далекая, но реальная, как розовая чайка, книги Олега читали, читают и будут читать.

Последние годы своей жизни Куваев прожил в Подмосковье. Там сегодня силами его сестры, жены и племянника создан его мемориальный музей, а имя Олега присвоено городской юношеской библиотеке города Королев.

В музей приходят школьники – и для их там воссоздана из геологических образцов карта России. Недра земли в миниатюре открываются перед ребятами. И это – только крошечный осколок геологии, но и благодаря ему становится ясно, почему так преданно и искренне любил свою нелегкую профессию одаренный писатель Олег Куваев, и почему отдал ей здоровье, молодость и саму жизнь.

Дополнительная информация