КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Премия «Поэт»: назад в шестидесятые

Искать

Премия «Поэт»: назад в шестидесятые

15.05.2013 21:38, Литература: статьи


Олег
Комраков

В середине апреля в очередной раз пополнился круг лауреатов Российской национальной премии  «Поэт». Лауреатом на сей раз стал Евгений Евтушенко, что закономерно вызвало неоднозначную реакцию в литературных кругах.

С одной стороны, премия «Поэт» с самого начала своего существования служила чем-то вроде знака отличия для самых заслуженных, известных и авторитетных поэтов, как бы указывая потомкам, кого надо будет обязательно добавлять в учебники и списки обязательного чтения. А если кто и добился в российской поэзии значимости и авторитетности, то это, безусловно, Евтушенко. Автор многих замечательных стихов и нескольких поэм, человек с активной гражданской позицией, которую он регулярно демонстрировал (правда, в разное время это позиция была чуть ли не диаметрально противоположной, но с учётом истории нашей страны со всеми её изгибами и выкрутасами это вполне объяснимо). К тому же не стоит забывать, что он один из очень немногих поэтов, чья слава выходит за пределы узкого и страшно далёкого от народа (около)литературного круга.

С другой стороны, слава и литературный авторитет Евтушенко остались где-то в 60-70-х, и последние лет двадцать он никак не влиял на литературный процесс в русскоязычном пространстве. Поэт Дмитрий Кузьмин, редактор журнала «Воздух», едко заметил, что вручение премии «Поэт» Евтушенко выглядит как «если бы в 1913 году, на фоне первых книг Велимира Хлебникова и Осипа Мандельштама, для награждения Национальной поэтической премией был вырыт из могилы классик 1860-х годов Николай Алексеевич Некрасов». Да и популярность Евтушенко среди широких читательских масс всё больше сходит на нет просто в силу смены поколений.

Но у вручения премии «Поэт» Евгению Евтушенко именно в 2013 году есть ещё один аспект – символический. Прошлый год показал, что между правящей элитой и «креативным классом» (новой реинкарнацией советской диссиденствующей интеллигенции) возникло и всё больше ширится взаимонепонимание и взаимное раздражение. И в стремлении как-то залатать эту трещину, избежать противостояния, возникла необходимость в посредничающей фигуре. В человеке, которого «креативный класс» считает более-менее своим, потому что он говорит на языке «креативного класса», критикует власть, выражает прогрессивные и либеральные взгляды. А власть, в свою очередь, воспринимает такого деятеля культуры как удобный вариант переключения энергии социального протеста с уличных шествий на литературные собрания, и прекрасно понимает, что при всей яркости, либеральности и прогрессивности такой человек абсолютно безвреден.

Примерно такую роль играл Евтушенко в советской литературе. Защищал диссидентов, писал стихи, вызывающие гнев партийной верхушки, возмущался вводом войск в Чехословакию. В то же время писал вполне верноподданнические строки, прославляя советский строй, получал ордена и литературные премии, свободно ездил за границу. В общем, ухитрялся быть и на той, и на другой стороне баррикад, что приносило свои дивиденды, но и вызывало некоторую неприязнь со стороны коллег по цеху.

И сейчас Евтушенко неожиданно вернулся в актуальное литературное пространство не столько как поэт, сколько как пример такой полуоппозиционной фигуры,отвлекающей на себя протестное настроение «креативного класса» и переводящего это настроение в приемлемую для властей форму. Да, конечно, у нас сейчас уже есть подобный поэт, но Дмитрий Быков пока ещё ни по возрасту, ни по заслугам до премии «Поэт» не дотягивает. Вот и подобралась ему достойная символичная замена, наглядно демонстрирующая, что в полном соответствии с любимой теорией Быкова о цикличности российской истории, отечественная власть и культура сделали очередной  круг в своём вечном танце и вернулись примерно в ту же позицию, где пребывали пятьдесят лет тому назад. Да и сам Быков, судя по его статье, посвящённой вручению премии «Поэт», всё это прекрасно понимает.

Фото: Flickr.com / ellecer

Дополнительная информация