КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Поэзия стирания: blackout-ы Андрея Черкасова, Дарьи Серенко и Дениса Крюкова

Искать

Поэзия стирания: blackout-ы Андрея Черкасова, Дарьи Серенко и Дениса Крюкова

18.02.2016 13:39, Литература: статьи


Юрий
Угольников

«Страсть к разрушению есть… творческая страсть», - говорят анархисты вслед за Бакуниным. Не то чтобы это было всегда именно так, но иногда, чтобы создать что-то новое, действительно приходится разрушить хорошо забытое (или никому не нужное) старое. Так и поступают поэты стирания: берут старую книгу, газету, или что там ещё, на чём можно найти буквы в какой-то относительно разумной последовательности, и выдергивают из этого скопления знаков пучки смыслов или бессмыслицы, это уж как душа ляжет.

Мы живем в эпоху ненужного, потому что массового, массово производимого и массово же устаревающего. Жизнь книги скоротечна, журнала - почти мимолётна, старость газеты наступает почти сразу после появления на прилавке. Сами по себе бумажные издания становятся уже не столько средством передачи сведений, сколько данью традиции. Так почему бы как-нибудь не поиграть с этой традиционной формой, точнее, почему не извлечь из этой формы то, что ей совсем не свойственно? Почему не дать всему этому вороху информации новую жизнь?
У, прости господи, Ролана Барта есть замечательный термин "пунктум" (от лат. "точка"). Относится он к разного рода изображениям (кадрам фильмов, фотографиям) и обозначает то, что на этой фотографии или этом кадре вроде бы не имеет прямого отношения к авторскому сообщению, что, в общем, для сообщения «не обязательно» и, тем не менее, несмотря на свою случайность (а может быть, и благодаря этой случайности), привлекает внимание, фокусирует на себе взгляд смотрящего. Я сильно упрощаю, конечно, но в общем, надеюсь, смысл термина передан понятно. В тексте подобное невозможно. Даже если составить его полностью из смайликов, всё равно все знаки в нём будут иметь непосредственнейшее отношение к тому, как он задуман и сделан, разве что странные опечатки, созвучия и прочую «сдвигологию» можно условно классифицировать как нечто подобное. Да и то, пока не придёт какой-нибудь Кручёных и не начнёт препарировать "Евгения Онегина", Пушкинские «всё те же ль вы» не так уж и в глаза бросаются. Хотя львы, бросающиеся в глаза – вещь весма сюрреалистичная. Впрочем, у каждого человека свои точки притяжения взгляда, множество своих «пунктумов» личных. И поэзия стирания, устраняя заданный автором изначальный смысл текста (а порой и почти весь этот текст) позволяет построить из этих точек, как из отдельных пикселей расплывшегося изображения, собственную конструкцию. Только текстом её уже сложно назвать: здесь могут быть и картинки, в том числе и собственноручного изготовления, и аппликации, и что угодно. Вообще картинка для текста - это и есть такое вот дополнение, нечто необязательное, но привлекающее внимание. Иллюстрации часто становились поводом для создания чего-то не зависимого от изначального литературного произведения, для которого они предназначались (например, паблик "Страдающее средневековье" вполне успешно превратил в вид, пожалуй, даже чересчур массового искусства создание актуальных подписей для средневековых миниатюр). Впрочем, это уже предмет отдельного разговора.
Все скажут редимейд, но то не редимейд. Поэзия стирания всё же занимается не совсем этим - не присвоением и внесением в поле культуры чего-то забытого или ему несвойственного, она именно о взгляде автора в первую очередь, о «львах, бросающихся в глаза».
Ну и, собственно, о blackout поэзии. Чтобы ею заниматься, не надо ехать в Крым и дожидаться, пока там отключат электричество, хотя это был бы интересный перформанc: Blackout при свечах :) Blackout поэзия – наиболее простая форма поэзии стирания. Просто берете черный маркер и, уподобившись Микеланджело, отсекаете всё ненужное, то есть закрашиваете всё что ни попадя, а потом созерцаете получившийся результат. Иногда результаты бывают весьма интересные, полюбуйтесь. Сегодня мы публикуем трех интересных авторов, творящих в жанре blackout: работы Андрея Черкасова – может быть, на сегодняшний день главного, или, по крайней мере, одного из главных пропагандистов поэзии стирания в России. Его работы сделаны из газетных материалов, посвященных приговору, вынесенному в саудовской Аравии поэту Ашрафу Файяду за недостаточную аккуратность с религиозными мотивами (тут даже нельзя сказать "пропаганду атеизма", поскольку основное, и, кажется, единственное его преступление состояло в том, что он использовал метрику Корана для написания светских стихотворений). Работы Черкасова были выполнены специально для проходившего в Сахаровском центре вечера в поддержку арабского поэта и публикуются впервые. Также мы публикуем три работы Дарьи Серенко, сделанные на стихи Кузьмы Коблова, и три blacouta поэта и художника Дениса Крюкова.
Примечание автора: казнь поэта Ашрафа Файяда была отменена.

Работы Андрея Черкасова

 

 

 

 

 

 

 

Работы Дарьи Серенко

 

 

 

 

 

Работы Дениса Крюкова

 

 

 

Дополнительная информация