КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Илья Рывкин: Даешь электронную демократию!

Искать

Илья Рывкин: Даешь электронную демократию!

23.02.2012 12:00, Литература: интервью


Илья
Морозов

Поэт и социальный активист Илья Рывкин, живущий в Берлине, рассказывает "Контрабанде" о перфомансе, организованном им совместно с художницей Ольгой Майкл к митингу 4 февраля, а также делится прогнозами на перспективы социального протеста в России и мире.

- Илья, вы в лучших европейских традициях, не просто вышли "постоять с плакатами", а превратили демонстрацию в событие культуры. Расскажи подробнее об идее перфоманса. Как она возникла?

 - Идея возникла сама по себе. Дело в том в Западной Европе в начале февраля наступила пора ежегодного карнавала, который, как известно, с одной стороны "праздник дураков", а с другой, как писал Бахтин, временная приостановка действия всей официальной системы со всеми ее запретами и иерархическими барьерами. Одним из основных элементов карнавала является маска: шутовская, в немецких деревнях также маска нечистой силы. Дурака избирали в короли карнавала, а патриции и князья становились на день в положение деревенского дурака. Правда в нашем случае и.о. князя и патриция является одновременно шутом и нечистью. Вот мы и распечатали на листе формата А4 фейс Владимира нашего Владимировича уважаемого Путина в ста экземплярах, вырезали по контуру, глаза вырезали (представь двести бумажных путинских глаз, поступало предложение положить их в конверт и отправить весточку неизвестному адресату случайно выбранному в телефонной книге, но мы воздержались) приделали тесемочки и раздали демонстрантам.

 - А помимо демонстрантов кто-то проявил интерес?

 - Да, конечно! Например, полиция. Вообще-то в Германии запрещено надевать маски во время демонстраций, наказание до года заключения, но для нас было сделано негласное исключение. Девочки-полицайки отплясывали под песни группы "Ленинград", оно и понятно, на таком-то морозе! Но и редкие прохожие относились к акции с сочувствием, особенно арабы, которые начали скандировать что-то революционное по-арабски. 

Когда демонстрация остановилась перед российским посольством, я обратился к демонстрантам с вопросом: хотят ли они выглядеть так, как эта маска? Хотят ли они, чтобы вместо их разных человеческих лиц, была эта личина упыря? Нравятся ли они так друг-другу? Желают ли они, чтоб их интересы, их жизнь представляла эта маска? Желают ли они, чтоб выбор у них был между Путиным, Путиным, Путиным и Владимиром Владимировичем Путиным? Замечательный выбор! Мы можем поблагодарить за него Путина!

Потом мы сняли эти маски, открыли свои лица. Разные. Человеческие.  

 - Что, помимо карнавального перфоманса, входило в “культурную программу” протестантов?

 - Гвоздем акции стало выступление Мэри Очер. Ее творчество - самый писк берлинского андерграунда. Русская, между прочим. Даже москвичка, но выросла за пределами богохранимой. В музыке Мэри напрочь отсутствует тягомотная нота, присущая "русскому року". Для меня она - ребенок самого конца восьмидесятых, ставший взрослым (т.е. делающий что пожелает), но при этом не взрослеющий в плохом смысле этого слова. “Трубы” ее мировосприятия не “забиты известью”. Такой вот детский взгляд из “десятых” на восьмидесятые-девяностые. А то, как она на морозе играла - это просто гиперпанк какой-то!

 - Какие перспективы, на твой взгляд, у социально-протестных движений в мире на этот год?

- Действительные или мнимые разногласия между условным "путиным" и "кудриным" или любым другим коррупционером ельцинских времен или доморощенным вождем мне абсолютно не интересны как процесс, при любом из возможных результатов. Как постановили в схожей ситуации спартанцы "Если Александр Македонский хочет быть богом, то пусть будет им". Однако стоит сфокусировать взгляд не на микроскопическом копошении честолюбий и корысти, а на антропологических сдвигах, происходящих в планетарном масштабе, как перспективы откроются совсем иные, а именно: при помощи современных технологий мы стоим на пороге прорыва в области возможностей совместного принятия решений. Я говорю об электронной демократии, известной в той или иной форме под названием "текучей демократии" (liquid democracy), "облачной демократии", прокси-демократии. Эти технологии соединяют преимущества прямой демократии, а именно участие каждого гражданина в принятии решений с отсутствием ее недостатков, связанных с необходимостью профессиональных навыков, возможностей и ресурсов для занятия политикой. В чем минусы демократии представительной? Мы можем, грубо говоря, избрать одну партию или одного кандидата, который должен представлять наши интересы на протяжении долгого периода и по всем вопросам. Однако на практике это редко нас устраивает. Так, взгляды и программа одного политика нам может быть близка, например, по вопросам защиты окружающей среды, но совершенно чужда по вопросам миграции или финансов. Или (что в России случается чаще всего) политик банально не исполняет предвыборные обещания, приходится ждать до конца электорального срока, чтобы избрать другого. Текучая демократия исходит из принципа "один человек - один голос". Если избиратель считает себя достаточно компетентным и располагает достаточным временем, ему предоставлена возможность принимать личное участие в разработке всех документов и законопроектов на принципах краутсорсинга, то есть приблизительно так же как разрабатываются статьи википедии и лично голосовать за все законопроекты, статьи и поправки на всех уровнях. Однако у него есть возможность предоставить право голосовать вместо себя эксперту в той или иной области, которому он доверяет или политической партии. Так, по вопросам защиты окружающей среды я могу передать мой голос партии "Зеленых", по вопросу развития интернет-технологий - "Пиратам", по вопросам экономики, например, христианским демократам, по вопросу же культуры голосовать предпочитаю сам. Если завтра христианские демократы перестали меня устраивать, я могу вернуть себе голос и делегировать его, например, социал-демократам или экономисту X. Подобные идеи носятся в воздухе, в России они обсуждаются в частности активистами Леонидом Волковым и Федором Крашенниковым (cdem.ru) или партией Пиратов, однако немцы значительно продвинулись в практической реализации этого проекта. Мы сотрудничаем с фондом Liquid Democracy e.V. Их бесплатный софт с открытым кодом используется и на местном уровне и для принятия внутренних решений политическими партиями, и в комиссиях Бундестага, федерального парламента. Это объективный процесс, который не остановить. Конечно, противодействие со стороны касты самозванных политических элит, "лидеров", "вождей" будет, подобно тому, как было противодействие извозчиков первым автомобилям... В скором времени мы переведем интерфейс платформы adhocracy.de и базовые тексты по ее использованию на русский язык, и дадим русскому гражданскому обществу этот инструмент.

 - А какие прогнозы на ситуацию в России после президентских выборов?

 - Полагаю, независимо от результата выборов, должно начаться активное развитие параллельных органов самоуправления: "электронных советов", "электронных ассамблей", "вече", называйте как пожелаете. Катализатором процесса, должна стать интеграция низовых гражданских активистов на электронных платформах. Будет период двоевластия, как в семнадцатом году…

 - А потом?

 - Потом, хочется верить, государство (имею в виду корпорацию, чьи цели – грабеж и убийство) отомрет как атавизм. Однако не будем отталкивать неанархистов – мне хочется, чтобы электронная демократия служила всем людям доброй воли!

 - На этой оптимистической ноте и закончим, но надолго не прощаемся!

Дополнительная информация