КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Ника Батхен: «Случайно нашла свою родину – Крым»

Искать

Ника Батхен: «Случайно нашла свою родину – Крым»

23.11.2014 22:30, Литература: интервью


Марина
Матвеева

21 октября в Симферополе, в Центральной городской библиотеке им. А.С. Пушкина, состоялось открытие фотовыставки и творческий вечер поэта, прозаика-фантаста, детского писателя, фотохудожника, журналиста Ники Батхен (Феодосия – Москва). Об этом событии и о многом другом мы и поговорим с ней.

Фотовыставка «Дорогами и облаками Крыма» – дебют в новом жанре. А знакомы с творчеством Ники Батхен, в основном, любители фантастики. Она – постоянный автор фантастических сборников российских и украинских издательств, ведущая мастер-классов фестивалей фантастики, в т.ч. проходящего в Крыму конвента «Созвездие Аю-Даг». Узкому кругу ценителей поэзии Ника Батхен известна как автор стихотворений в историко-эпическом жанре (я бы назвала это историческими романами (а порой и фэнтези) в стихах) и яркой, самобытной лирики – тоже как будто растворенной в пространственно-временной беспредельности. В том числе – лирики о Крыме. 

Чары Бахчисарая – чарка, а в ней кумыс.
Яблочный запах рая, мята, шалфей, камыш.
Сорвано в пыль монисто – девочка подберет.
"Яблочко" баяниста, криком – приказ – "Вперед".
Пчелы на ржавой каске, стены пустых кенас,
Вязью восточной сказки время выводит нас.
Жили на свете ханы: Джучи, Девлет, Бату –
Сабли, шатры, курганы, лестница в пустоту...
Пляшет о них татарка – юная кровь, гори!
Звезды смеются ярко. Помнишь о нас, Тенгри?
Губы зовут Аллаха, сердце зовет отца.
Хочешь – возьми рубаху, белого жеребца,
Черного винограда, все забирай, якши?
Только оставь отраду – землю моей души...

Поэтесса представила книгу поэзии «Путями птиц», прочитала стихи разных жанров, в том числе и такие, которые способны разогреть публику, даже очень молодую – студентов. Это особое мастерство – читать так, чтобы было интересно, чтобы в самих строках кипела жизнь. Да, для этого нужно некоторым образом заигрывать с публикой, скоморошничать. Но ведь «батхан» на одном из тюркских языков – и означает «скоморох». И заигрыш продолжается недолго – только чтобы зацепить. А уж после – поэзия серьезная, историческая: о детском крестовом походе, о крымских караимах, о путях древних мудрецов… Крымским поэтам стоило бы поучиться такому «вхождению в слушателя» – когда автора не хотят отпускать.

Именно об этом: чему еще следовало бы поучиться нам друг у друга, о литературе – высокой и массовой, о проблемах современного книгоиздательства, в том числе русскоязычного в Украине, о фантастике и поэзии, о Крыме и Москве – довелось побеседовать с нашей гостьей. 

– Вы долгое время жили в Израиле, в Москве, сейчас живете в Крыму. Почему именно Крым? Что заставило выбрать Феодосию?

– Случайность: я приехала сюда отдыхать на неделю – и поняла, что нашла свою родину. Живу в Крыму уже три года и радуюсь каждый день: прогулкам, еде, воздуху, мирному небу и покою. Мне очень хорошо в Феодосии.

– Вы и поэт, и прозаик-фантаст, и детский писатель, и фотохудожник, и журналист… Как вам удается все успевать? Какая из сфер деятельности для вас самая приятная и любимая?

– Удается не все и не всегда, регулярно что-то страдает. Например, до сих пор не взялась за крупную прозу, можно сказать, что разбрасываюсь. Основной вид деятельности – поэзия, проза и особенно журналистика возникли скорее из невозможности монетизировать стихи. А фотография – моё любимое занятие, хобби.

– Живя и творя в Крыму, вы сохранили и продолжаете развивать связи с литературным миром России, ее столиц, Украины и др., с журналами, издательствами. Как, по вашим оценкам, интересна ли в широком русском литературном поле крымская литература?

– Я полагаю, что хорошая литература интересна всегда, вне зависимости от региона написания.

– Уровень крымских писателей соответствует ли уровню России? Если нам нужно подтянуться, то в чем и как?

– В Крыму достаточно много интересных, самобытных авторов всероссийского уровня – взять хотя бы вас, Марина, Евгению Баранову, Андрея Полякова. Насчёт подтянуться – не знаю, но мне сильно не хватает молодых авторов, работы с новым поколением литераторов – талантливые юноши и девушки в Крыму есть.

Конечно же, мы пишет о разном и по-разному. Бывая в Москве, часто ощущаю всю нервозность московской поэзии: о спешке, ранних вставаниях, пробках, понаехавших, общих страхах, что жизнь стремительно летит и пролетает мимо. Мы пишем по-иному: медлительнее, что ли, созерцательнее… Может быть, именно поэтому «южные» поэты не находят понимания и должного признания в столицах? Или причина в другом?

– «…Если в глазах свинцом застывает север, памятью моря в душу стучится юг…» Крымская поэзия, на мой взгляд, очень сильно привязана к месту, опирается на знаковую систему, понять которую может только человек, знающий и любящий Крым. А в столицах важнее умение пройтись небрежной походочкой по бульвару, элегантно посетовать на петербургский туман или московскую спешку. Но при этом имена поэтов-крымчан можно увидеть на страницах толстых журналов.

– Ощутили ли вы на себе Крымские перемены? Как прошла для вас «Крымская весна»? А культурные перемены заметны? Меня, например, пугает, что для Крыма возможна культурная деградация – «благодаря» приездам к нам московских литдесантов. Ведь едут к нам кто похуже – те, кто не востребованы у себя, как правило. А крымчане еще не научились отличать зерна от половы и рукоплещут всему, что под «брендом» Москва… Можете порекомендовать, на каких писателей, поэтов, издательства нам стоило бы обратить внимание, а чего (кого) избегать.

– В «Крымской весне» я, как и многие местные литераторы, принимала непосредственное участие, работая в штабе гражданской обороны Феодосии. Насчёт культурной деградации – не уверена. Я видела Волошинский фестиваль этого года – он был менее многолюдным, но столь же прекрасным, как и всегда, там выступали замечательные прозаики и поэты. На днях Крым посетит Сергей Лукьяненко. И московские «литдесанты», на мой взгляд, – это возможность не понаслышке понять, какой «суп» варится в культурной столице, уловить современные тенденции в поэзии и органично адаптировать их в крымском творчестве. Что же до рекомендаций… Я советую всем издательство «Снежный Ком-М» и севастопольское «Шико». А с избеганием, полагаю, что каждому литератору стоит ориентироваться на собственное мнение и вкус – что одному сладко, другому не по душе.

– Есть как будто бы две литературы: одна такая вся высокая и утонченная, но за нее не платят авторам, потому что не покупают читатели, а другая – коммерческая: о ней принято говорить с пренебрежением, но ее все покупают и читают, а авторы ее живут литературным трудом. В чем принципиальное различие таких литератур? Или все же литература – одна, и все зависит от личности автора: как себя подаешь, так ты и востребован. Чем сейчас живет книгоиздательство?

– Есть литература массовая – та, которая издается десятками тысяч тиража, пользуется популярностью и позволяет авторам жить на гонорары. Есть литература, рассчитанная на узкий круг: две, три, пять тысяч читателей. Есть неформат – вне зависимости от качества текста, ни одно крупное издательство не возьмется за публикацию, зная, что эту книгу сейчас не продать. С подобной проблемой столкнулись, например, замечательные, но не попадающие в такт вкусам нынешней публики писатели-фантасты, чья карьера началась в 90-е. Популярность у публики – вещь субъективная и зачастую непредсказуемая. Коммерческим успехом до сих пор пользуется, например, Толкиен, Булгаков или братья Стругацкие. У одного автора могут быть и откровенно продажные вещи и мощнейшие романы – посмотрите, например, на популярного фантаста Роберта Джордана, начинавшего как литнегр в серии романов про Конана. Что же до перспектив книгоиздательства – к сожалению, последний год выдался очень нелегким: русскоязычная литература потеряла украинский рынок и ещё не оправилась от удара.

И в завершение – еще одно стихотворение эпического поэта Ники Батхен: 

Виа Долороза – 1
В миг, когда дерево расступается под гвоздем,
Еле хватает сил не молить «Пощады»,
Словно слепой художник ладонью стер
Жизнь и оставил только загон дощатый…
Сено и кровь на сене, и молоко.
Матери просят: «Господи, лучшей доли
Дочери, сыну – пусть им будет легко»...
Эта – молчала, пряча дитя в подоле.
Глупое материнство: укрыть, сберечь,
Нянчить до смерти мальчика – плоть от плоти.
Было в начале Слово – а будет Речь.
И лихорадка мужа во сне колотит.
Бродят в округе стражники и волхвы –
Сколько их налетело – поспешных, потных.
Тише воды мы станем, ниже травы.
Вырастет мальчик – может быть, будет плотник.
Вместо молитвы – сына к холодным звездам.
Только б утра дождаться – и мы уйдем
Добрым путем надежды, сухим, бесслезным –
В миг, когда дерево расступается под гвоздем.


Из авторского досье: Вероника Владимировна Батхан (псевдоним – Ника Батхен) – родилась в Ленинграде, жила в Москве, в Израиле, в 2011 году переехала в Феодосию. Выпустила 2 книги поэзии, 2 книги прозы, публиковалась в России, Белоруссии, Украине, Польше, Болгарии, германии, Великобритании, США и Израиле. Лауреат Волошинского фестиваля, международного конкурса «Заблудившийся трамвай», конкурса «Артбухта» (Севастополь), премии «Интерпресскон», арт-премии «Петраэдр» и «Золотой жук» и др. Журналист, автор более 600 статей в различных изданиях и в интернете.

Фото автора.

Дополнительная информация