КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Случай Сергея Лейбграда: когда речь ни о чём

Искать

Случай Сергея Лейбграда: когда речь ни о чём

30.07.2012 20:45, Литература: рецензии


Алексей
Караковский

Почему я решил публично раскритиковать поэтический сборник Сергея Лейбграда «О чём речь»? Сергей Моисеевич — отнюдь не худший поэт, которого мне доводилось читать. У Лейбграда хорошо отточенный (хотя и грубоватый) метафорический язык, он эстет, свободно ощущающий себя в самых разных культурных слоях — в общем, его стихотворения обладают очевидными художественными достоинствами.

Но, к сожалению, всё это безжалостно испорчено пошлостью, дурновкусием и склонностью к генерации «паразитного текста» (этим термином я обозначаю бессмысленный псевдохудожественный текст, посредством которого авторы создают либо необходимый объём произведения, либо заполняют в нём смысловые пустоты — см. Караковский А.В., Вопросы литературы, №3 2011, Паразитный текст и массовое книгоиздание). Так что если уж и показывать пример того, как ни в коем случае нельзя писать, если у тебя есть талант, опыт и очевидные поэтические способности, то уж точно на книжке Лейбграда.

Определённые подозрения книга вызывает сразу — особенно подзаголовок «Тринадцатая книга стихотворений». Зачем считать свои книги? По каким-то там концептуальным мотивам обратить внимание читателя на «нехорошее» число? Похвастаться их количеством? Видимо, последнее — книга начинается с шести хвалебных отзывов о стихах Сергея Лейбграда. Самый медийный автор отзывов — поэт Михаил Айзенберг. «Сергей Лейбград — туземец поэзии, чистый лирик, неустанно выметающий из своего дома сор шаблонных фраз и конвенциональных чувств и в неустанности этого действия понимающий его трагическую бессмысленность», — сообщает заинтригованному читателю филолог Ирина Саморукова. Ах-ах, как это мило и высокопарно. Ну что ж, откроем книжку.

Первое стихотворение настолько поэтично и сентиментально, что у читателя может сложиться ощущение, что Лейбград и дальше будет двигаться в этом направлении. Но нет. «Мой годовалый отрок-футурист бормочет, как Кручёных, алогизмы». Один раз показав читателю лучшее, что в нём есть, поэт переходит к демонстрации того, что он сам считает базисом своего литературного таланта и эгоистически навязывает читателю в качестве поэзии. Читатель — дурак, поэт — умный.

Нет, лирическое не исчезает. Сергей Моисеевич серьёзно занимается ритмом и рифмой, усердно внося в традиционный стих традиционные смыслы. Но ведь это так скучно — писать хорошие стихи. И когда затосковавший Лейбград отпускает на волю своего внутреннего enfant terrible , становится ясно: в поэзии его по-настоящему интересует лишь беспрестанная генерация оксюморонов, построенных по совершенно поверхностным фонетическим основаниям. Сознание читателя по привычке пытается найти хоть какой-то смысл в этом плотно подогнанном бреде, но можно не стараться, его нет. Если брать цитаты из Лейбграда по отдельности, каждая из них достойна лишь анекдота, но никак не хвалебного отзыва и места на книжной полке.

«Ловлю на иудочку неверующего Фому и Ерёму». «Лазером воскрешаю Лазаря в лазарете». «Жизнь за царя Иудейского». «Ай да Христос, ай да Божий сын». «Отец, сын и духовой оркестр». «И вечно боль. Покой больничный снится». Сколько же пошлости можно уместить в одном стихотворении!

Отдельные цитаты из разных текстов.

«Глазные яблоки висят на яблоне глазной»

«Я лежу на дне рожденья»

«Сын партизан, сыр пармезан». «Упокой, Господи, упакуй». «Семь пяток во лбу». «Пан или пропан бутан». «Газ-подин»

«Кроватка — кровавая ватка. Токсичное такси. Сексотовые телефоны. Невеста инвестора»

«Может укрыться мне в Стрельне или пора застрелиться?». Практика показывает, что Лейбград всё ещё жив. Ну и зачем надо было кидать понты?

«Соловки, соловьи и дрозды». «Разгуляй разгулаг». «Кто о клёнах, а я всё о клонах»

«Всё поставлю на сим-карту». Мобильная связь очень часто вдохновляет Лейбграда, хоть и не совсем понятно, почему. То, что на страницах этой книги его воображение проделывает с телефонами — тема для отдельного исследования.

«Хоть Шалом покати». «Курдам на смех». Видимо, в Израиле Сергей Моисеевич разговаривает только по-русски. Причём, по сборнику пословиц и поговорок.

«На Аляске золота больше, чем на Аляксе»

«Архиеврейский забор». Я не сразу понял, что имеется в виду архиерейский собор — вещь, мягко говоря, нетипичная для иудаизма.

Видимо, именно эта невнимательность к смыслу своих посланий и нравится критикам. «…рефлектирующий поэт Сергей Лейбград, укладывающий фонетически близкие слова в чётко выверенный ассоциативный ряд», — пишет Александр Макаров-Кротков. Ну да, ну да. Чёткость и выверенность ассоциаций Лейбграда находится на уровне игры в города: сказали «Самара», говори «Амстердам».

Впрочем, для того, чтобы придумать какую-нибудь нелепость, Сергею Моисеевичу и фонетика не нужна. В этой непростой задаче он обходится внутренними ресурсами.

«Ночных минут упрямый геноцид»

«Земную жизнь пройдя до середины, бегут назад несчастные кретины»

«Террористы готовили гормональный взрыв. В результате слаженных действий спецорганов десятки тысяч детей были спасены от рождения»

«Из неуюта в неуют самцы печальные снуют»

«Я — советский пионер, смелый, как ЖЖ»

И, наконец, самое-самое:

«Я любил с постоянством зануды лишь коленные чашки твои»

Периодически в этих инженерных конструкциях Лейбграда удаётся увидеть смысл, возникающий, по всей видимости, вопреки воле автора, из подсознания. Увы, он свидетельствует о том, что в минуты вдохновения автор мыслит поверхностно, а часто скатывается в откровенную пошлость.

«Священное писание, или Патриарх в туалете»

«Министр без портвейна»

«Даже хрен не знает, на хера это нужно»

«Брестская крепость 40 градусов»

«В одну реку дважды не войти. Почему же? Раздеваюсь и вхожу»

«Баллада номер шесть»

«Эй, Прометей, огоньку не найдётся?»

«Ночь. Улица. Барак. Обама»

Некоторые афоризмы Лейбграда — откровенные «баяны». Всё-таки поэтам стоит иногда проверять оригинальность своего мышления посредством поиска в Гугле или в Яндексе.

«Проститутка этому дала, этому не дала»

«Самый надёжный выход — это вход»

«Футбол — как много в этом звуке»

«Лубянка и лубок»

«Марьиванна и марихуана»

«Доктор мне уже сорок лет, а из меня так ничего и не вышло — Да у вас просто запор, батенька»

«Рабы и прорабы»

«Гугл и Гоголь»

«У каждого в жизни бывает смерть»

«Только и можно жить, что на Мёртвом море»

«Плечистая дева Мария»

«Закончил ЛГУ — и лгу, и лгу»

Только не подумайте, что перед вами вырванные из контекста строки. «Авиация и Авиценна», к примеру — это, по мнению Лейбграда, законченное литературное произведение.

Ну и, для разнообразия, несколько удачных строчек.

«Конфорок газовых цветы мерцают в темноте»

«Колония строгого режима — зона уверенного приёма»

«Русалка — ни рыба, ни мясо»

«Архитектура — единственное, что у нас открыто взгляду со всех сторон»

«Летит чешуя от русалки во время стриптиза»

«Когда человек уходит в себя, все говорят, что он не в себе»

«Снова мне приснится энтомолог с бабочкой распятой, как Христос»

«Я из двенадцати колен твои колени предпочёл»

«Человек — предельное обобщение, начиная с имени и кончая строением тела»

Любопытно, что Сергей Лейбград известен совсем не стихами, а деятельностью на ниве спортивной журналистики. Его стихи о футболе действительно хороши, и в этом нет ничего удивительного: попробуй напиши откровенный бред про какую-нибудь из команд — на каждый оксюморон найдётся по десятку разгорячённых «ультрас». Лейбград не пропускает ни одного поэтического чтения в своей родной Самаре. Он обаятелен, деятелен, с ним приятно общаться. Известна история, когда однажды в марте он вышел на замёрзшую Волгу для того, чтобы совершить обряд зазывания весны, но провалился под лёд. Вот бы эту энергию да в мирных целях!

Но нет. Сто процентов будет четырнадцатая книжка…

Лейбград С.М., О чём речь. Тринадцатая книга стихотворений. Самара, 2012.

Дополнительная информация