КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Елена и Протей

Искать

Елена и Протей

10.03.2016 12:42, Литература: рецензии


Елена
Коро

"Слезы Гераклита" - новый поэтический сборник филолога и культуролога Елены Меньшиковой.
"Подделать можно все, даже чувства, особенно эмоции, но так как они вплетены в
реальность человеческого существования, то ощущения оказываются реальностью сознания, переживающего различные состояния,– значит, «подделки», сдельные иллюзии, как пчелиные соты, плотно пригнанные гранями, заполняемые нектаром ощущений, и являют и жизнь пчел, и улей, и собственно экзистенции. Доля выдумки велика и все в спирали сознания иногда теряет порядок, все – видимая кажимость, но именно здесь следует искать язык, его корни, его аффиксы и интонации, образы и – ритм сердца, который и соединяет реальное с иллюзорным в водопадном потоке, что именуется бытие. Поэзия всего лишь голос – ритмически организованная речь, но голоса разнятся – языком.


Поэзия – есть голос. Точка. Ритмически организованная речь – не более. А вот язык, включая гласные, не гласные и несогласные глаголы, согласные духу и мыслям, морфемы, основы, слова и словечки – морфы, гудящие роем, волною, ручьем звенящие аффиксы, ритм, строй, запятые, что полнят речь водицей, каменьями иль шелухой слов - колец и стыковок - разнится гласом. По голосу уж судят, процессом кафочным стращая, гвоздят и шпилят стикером креста бесславного погоста поэтов малых, великих, немых, неутомимых стайеров, которым труден только бег с трамплином, что зеброй закрывает горизонт. И притом, при этом, гласу нужно уметь искру выбить и гранями совпасть с чужой гранью, чтобы стаканами трястись в вагонной качке, унисоном, и гиперборейно даже. Важно, чтоб был язык бытием набит и лалами укатан, но, как подушка, легок, гибок, мягок, чтоб скоротечностью влекла, не пугая, речь, что междуречьем вскачь буден зазвучала, чтоб и жалил, и ласкал, чтоб анемоны распылял и душу рвал чужую, при этом парус свой берег от койтов и моли карусельной, чтоб … - да мало ли что еще примером можно вставить, прервемся, ведь все же это заключенье, конец – не стихам (упаси нас, боже) – венку, что слезами Гераклита стянут".
(Совиная взвесь. / Елена Меньшикова. Слезы Гераклита. - СПб.: Алетейя, 2016 г.)

Эхом расширяющихся смыслов…

Дрема бытия

Удары солнцем теменные —
Поющие терновником, густые,
Будили ночью каждый час:
Гудели сирым долгом,
Сквозным моментом
Прожитого, невольного
Шаманства лугового, —
Так грустью пеленая,
Взыскуя пустоте и морю,
Босой росой стучась в песок,
Свиваясь в яшмы узелок
От нежности и страха,
Память, поддразнивая явью
Дней одиноко хладных, тая
И растворяя дрему бытия,
В раскатах прятала стихи,
Сливая образ в ретушь звука…
20.10.2014 г.
Елена Меньшикова

…он растекался двойником,
Размытой акварелью снов,
Зеркальных окон, слов,
В них распускались узелки
И звуки, пришепётывая, рокоча,
Срываясь с уст и сквозь
Глухой прибой, так неожиданно,
Арго с тобой… и тот
Сквозь свист, сквозь сон:
«Я-сон!», сквозь скрип кормой
Сливает образ словно негатив
На ялос.
Елена Коро


Нам явлен новый миф Елены о Протее. В поэзии Елены Меньшиковой он явлен ярко, в ликах, в кварках мигов неудержимо текучего, изменчивого мира-Протея, удержать его лик можно только в миге настоящего.
В «Фаусте» Гёте мы видим, что Протея влечет пламя, пламя гомункула, сотворенного Фаустом духа без плоти, чистое пламя заключенного в стекло Эроса.

Обманщик-Протей увлекает гомункула в океан, обещая духу рожденье, дельфином довериться морю его увлекает, «по совету Протея гомункул охвачен томленья огнем», «слышатся стоны, вскрик потрясенья», «стекло разбивается, а наполненье, светясь, вытекает в волну целиком», возвращая уловленный магом флюид – стихии морской, что принимает пламя Эроса неудержимо сливаясь и расширяясь…
И хор сирен - песнь хвалы:

«Хвала тебе, Эрос, огонь первозданный,
Объявший собою всю ширь океана!
Слава чуду и хваленье
Морю в пламени и пене!
Слава влаге и огню!
Слава редкостному дню!»
Гете «Фауст» 

И это пролог священного действа, из пламени в пене нам будет явлена Афродита ль, Елена, Фауста фантасмагорическая мечта, Протей первым мигом творения и слияния антиномии священного огня Эроса и стихии морской, материнской утробы, начала вещей всех, оплодотворенных Эросом, предуготовил явление в мир…
И следом следует уж похищение Елены в иное пространство-время – Фаустом, как тень вещи, как призрак, как духа, великий алхимик вызывает в свой мир Елену.
И Елена, как дух, вступает в сократический диалог с Фаустом, отзываясь созвучием платонической идеи:

Елена
-Как мне усвоить ваш прием красивый?

Фауст
-Он кроется в невольности порыва.
Мы ждем в потребности обнять весь свет,
Того, кто тем же полон…

Елена
-Нам в ответ.

Фауст
-Тогда наш дух беспечностью велик.
Прекрасен только…

Елена
-Настоящий миг.

Фауст
-Жизнь только им ценна и глубока.
Тому порукою?..

Елена
-Моя рука.

И Фауст, и Протей как будто следуют парадигме мигов настоящего, сменяющих друг друга изменчивых мигов, из которых ткется настоящее время, без хронологического продления из прошлого в будущее. Фауст в этой антиномии – Фауст-Протей - фигура, рационализирующая мистическое. Он тот, кто извне изменяет материю, руководствуясь интеллектом ученого и алхимическим инструментарием.
Протей изменчив онтологически, сущностно. Его стихия изменчивых ликов настоящего обманчива, он длит череду фальшивых мигов, среди которых, настоящий, только один. Он искушает, заговаривает зубы, меняет лики, смеется настоящему в лицо, ускользает из временной парадигмы вовсе, вновь являясь в любое из времен. Он знает, он владеет мигом настоящего, а посему он, как путешественник во времени, оседлавший настоящий миг, волен являться когда и где угодно, чтобы вновь искушать, ворожить, пленять и – давать место рядом с собой во всех мигах и ликах, но овладеть мигом настоящего, а следовательно, и всеми координатами времени в их продленности дано будет только тому, кто постигнет с ним настоящий миг.
Фауст вечно следует по предуготовленном ему Протеем пути, даже не подозревая о водителе, не подозревая о том, что Протей предназначил ему Елену предыдущим мигом, Фаусту дан настоящий миг с Еленой, но после тот, кто дал, тот же и забирает.
А что же Елена во всех этих духовных приключениях? Вещь ли, призрак, платоническая тень?


И вот Елена Меньшикова дарит нам новый миф, дает свое прочтение.
И новая Елена открывает череду духовных странствий встречей с фавном:

«И был мой Фавн,
Возникший ниоткуда, вдруг…
Явился бог»
«Мой Бог на час, пират взаймы!»

Явился бог на миг, вдруг из вневременья, явился фавном, солнечным и диким Эросом «ты высек море, чтоб послушно стало». Вот образ антиномии знакомой, дихотомии уже властного Эроса, что море высек. Но не маячат ли за кадром действия и качества Протея, не им ли предуготовлен миг явления к Елене Эроса дикого, зрелого, властного флибустьера, призванного умертвить в жгучей страсти и воскресить, в становлении, новое истинное естество Елены. И вот он, настоящий миг:

«Однако Фавн, презрев златое,
Востребовал иное:
Свирепое и злое –
Всю жизнь мою.
Но разве Богу отказать возможно?»
«К Фавну»

За первый настоящий миг Елена, не колеблясь, платит всей дальнейшей жизнью – и чередой прекрасных мигов, приключений страсти в объятьях ликов-духов. И мы видим, что ни одно мгновение не фальшиво. Оказывается, что и в перекрестках спутанных проулков давних городов, в песках Магриба, в летящих далях Сальвадора, в личинах Дэва, дервиша иль принца магрибского; во временах, в слиянии времен в прекрасный лик и в ликов череде, мы видим странствия Елены, познающей мир Протея, и, сущностно, себя в этом удивительном мире приключений духа. И всем своим умениям-дарам дух обучил Елену. И что же Елена, познавшая все миги-лики мира духа? Что Елене дал в дар сам Протей, богов и духов подсылая к ней и пряча за их лики суть свою?
Она познала суть и получила в дар миг настоящий, в него миры и времена вплела. Их выткала из антиномий “гротескного сознания”, познав природу Смеха, низвела трагическое в повседневность, до абсурда, став «кысью в мензурке веры химеричной». И мир подняв из антимира смехом, всё – в настоящем миге этом создала – не Фаустом, властительницей времени протеевой, и свой эксперимент вписала в хронологию времен.

Дополнительная информация