КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Герои панк-рока по средам, ч.22: Devo (США)

Искать

Герои панк-рока по средам, ч.22: Devo (США)

11.02.2015 12:07, Музыка: статьи


Алексей
Караковский

Раннее творчество этой американской группы отмечено такой печатью шизофрении, которой даже сложно найти какой-либо аналог. Разве что знаменитый гон Сергея Курёхина на тему «Ленин-гриб» немного близок по жанру. На заре карьеры «Devo», в соответствии со своими кулинарными предпочтениями, выходили на сцену, нарядившись… в картофель. Самый бесформенный овощ, по их мнению.

Началось всё с прикола, когда студенты факультета искусств Университета Кент (Экрон, штат Огайо) Джерри Кезел и Боб Льюис обосновали «строго научную» теорию де-эволюции. Исходя из признаков упадка и деградации современного американского общества, парни сделали вывод, что эволюция передумала идти вперёд и в какой-то момент развернулась в обратном направлении. Для подлинной сверхидеи оставалось только создать тайное общество, и «Devo» было лучшим названием. Но вдруг шутки кончились: в мае 1970 года полиция расстреляла безоружных студентов Университета Кент. Как впоследствии признавался Кезел, в этот день он «перестал считать себя хиппи».

Повстречав на своём жизненном пути ещё одного студента, Марка Мазерсбоу, коллеги взяли в руки музыкальные инструменты и стали доносить свою идею до мира — сперва на студенческих фестивалях и перформансах современного искусства, а потом на клубной сцене. Острый недостаток музыкантов в группе компенсировали многочисленные братья Джеральда Кезела и Марка Мазерсбоу, но по-настоящему дело стало ладиться в 1976 году, когда Джима Мозербсоу сменил джазовый барабанщик Алан Майерс, умевший играть одновременно мощно и абсолютно ровно, как электронное устройство. Для выступлений парни сшили жёлтые защитные радиоактивные костюмы с надписью «Devo» (имидж группы во все времена разрабатывал Джерри Кезел). Успешно отрабатывая механичные движения и захламляя сцену громоздкими бессмысленными устройствами, «Devo» не только стали первыми музыкантами, активно внедрившими в рок-музыку эстетику стим-панка и индастриэла, но и первыми, кто её безжалостно довёл до абсурда. Непревзойдённым хитом группы стала композиция «Mongoloid» — в англо-американской психиатрической практике этим словом обозначается синдром, известный нам как болезнь Дауна.

Вершиной научно-технического стёба раннего «Devo» стал короткометражный музыкальный фильм Чака Стэтлера «Вначале был конец: вся правда о де-эволюции», включивший две песни группы — «Secret Agent Man» и «Jocko Homo». Это безумное произведение сохранилось до наших дней и доступно в Youtube. Основную роль в нём играет Марк Мазерсбоу — основной музыкальный мозг группы. Видеоряд вмещает в себя индустриальные пейзажи, деволюционистов в масках, белые халаты, респираторы, неестественные движения, идиотские танцы с намёками на БДСМ и прочие загадочные нелепости, общий смысл которых сводился к выводу: «Наука доказала: мы деградируем буквально на глазах! Только никому об этом не говорите!».

Вскоре выяснилось, что простая и ритмичная музыка «Devo» напоминает панк, а панк — это модно. Успех фильма на кинофестивале в Энн-Арборе привлёк внимание к группе, и ими заинтересовались такие авторитетные фигуры поп-арта, как Дэвид Боуи и Игги Поп. Первый альбом «Devo», вышедший на Warner Brothers, продюсировал сам Брайан Ино. Лаконичный звук пошёл группе на пользу — диск оказался удачным. Рассыпаясь в комплиментах, «Ньюсвик» мимоходом сделал на редкость удачное наблюдение, о том, что «Devo» по-своему продолжают идеи дадаизма. Сходства с цюрихскими  фриками начала века и впрямь хватало: помимо явных параллелей в идеологии едва ли кто, кроме дадаистов и «Devo», так удачно использовал нелепые маски — бьющий наотмашь психологический инструмент визуального поп-арта.

Кроме собственных песен в альбоме содержится упрощённая до идиотизма кавер-версия хита «Rolling stones» — легендарной «Satisfaction». Американцы славно поиздевались, счистив с песни то, что составляло её основной мессидж и смысл — гитарный рифф. Хотя, впрочем, если вспомнить, «Sex pistols» сделали то же самое с рок-н-ролльным стандартом «Roadrunner» — в своей манере. Сложно в это поверить, но в начале 90-х, когда «Devo» временно оставили совместную деятельность, в «Rolling stones» стал играть на клавишных не кто иной, как Марк Мазерсбоу…

«Devo» мгновенно стали популярными. Телевидение, гастроли вошли в норму. Как обычно и бывает, кого-то из участников группы свалившиеся с неба деньги и контракты испортили, кого-то — нет. Давно подавшийся из музыкантов в продюсеры группы Боб Льюис подал в суд иск, на полном серьёзе требуя компенсации за соавторство теории де-эволюции (дело удалось решить во внесудебном порядке). Марк, Джерри и ребята в ответ продолжали работать. Новые альбомы ни в чём уступали удачному дебюту. Песню 1980 года «Turn Around», кстати, впоследствии перепел не кто-нибудь, а Курт Кобейн — человек с точнейшим музыкальным вкусом, за что попало не бравшийся.

В восьмидесятых годах произошло неизбежное. Став частью постпанк-культуры, «Devo» начали двигаться в общем русле, поставив свои фирменными фишки на поток и невольно ударившись в коммерцию. Звук тоже изменился, став полностью электронным и уже по-настоящему дегуманизированным. И хотя их дискография довольно обширна, почему-то в ней ничего не хочется слушать, кроме первых нескольких альбомов.

Фото: newsweek.com

Дополнительная информация