КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Герои панк-рока по средам, ч.24: James Chance & The Contortions (США)

Искать

Герои панк-рока по средам, ч.24: James Chance & The Contortions (США)

24.02.2015 22:48, Музыка: статьи


Алексей
Караковский

О Джеймсе Ченсе трудно не писать банальности, поскольку немногочисленная русскоязычная информация о нём дублируется на множестве сайтов и постепенно внушает, программирует... Но один штамп всё-таки хочется воспроизвести. Во многих статьях говорится, что «когда у него еще не было своей группы, Джеймс Ченс приходил с саксофоном на концерты других музыкантов, врывался на сцену и начинал играть. За что неоднократно бывал бит. Но это его не останавливало».

Представляете себе такую картину в каком-нибудь панк-клубе, где по определению все обторченные или пьяные — включая Ченса? Лично я представил настолько, что написал целый рассказ, посвящённый Джеймсу Ченсу, под названием «Иисусу, до востребования».

Джеймс Зигфрид (Ченс), перебравшийся в Нью-Йорк из Милуоки, создал свою группу в 1977 году. Кроме Ченса в неё вошли гитаристка Пэт Плэйс, гитарист Джоди Харрис, басист Джордж Скотт III, барабанщик Дон Кристенсен и клавишница Адель Бертеи. Вскоре «Contortions» («Искривления») выпустили дебютный альбом «Buy», где наиболее известной песней стала «Contort yourself» («Искриви себя»). Однообразный басовый рифф, атональные звук гитары и саксофона, ровный ритм ударных, бешеные вопли вокалиста, призывающего к самоуничтожению — вот, собственно, и всё.

Сборник «No New York», продюсированный Брайаном Ино и полностью выдержанный в таком духе, декларировал новый музыкальный стиль «No Wave» (в устоявшемся переводе А.Кокорева, «никакую волну»), но вообще это было очень похоже на надувательство. Новый стиль был громок, атонален, но, в целом, эта музыка была наиболее логичным продолжением панк-рока, и её играли в те годы все панки, не только нью-йоркцы. Наибольших успехов в жанре достигли, наверное, «Sonic Youth», пронесшие свой яркий индивидуальный стиль от времён «Contortions» до гранжа девяностых годов. Суть направления удачно сформулировал нью-йоркский музыкант Робин Крутчфилд: «No Wave был отрицанием британского панка – Sex Pistols и прочих трехаккордовых групп, которые вели себя как панки, но музыкально отталкивались от рифов Чака Берри».

В 1980 году, когда движение исчерпало себя, выплеснув всю энергию, и музыканты разбежались, Ченс занялся новыми проектами в русле фанка и фри-джаза. Его коллега по «Contortions» Пэт Плэйс ушла к ноу-вэйв группу «Bush Tetras», а остальные музыканты вошли в состав группы «Raybeats». После смерти от рака своей любовницы и менеджера Ани Филлипс в 1981 году Джеймс поменял псевдоним на Уайт и некоторое время пытался играть экспериментальную музыку с группой «James White & The Blacks». Однако, легенда, запущенная сборником «No Wave», продолжала работать, и в начале девяностых Ченс заново собрал участников «Contortions», также не нашедших счастья на стороне. Репертуар группы состоял практически полностью из старых песен, написанных в те года, когда анархические манифесты их юности ещё были актуальны.

Полный комплект записей Джемса Ченса вышел в 2003 году. Последний состав группы, зафиксированный семью годами позже, почти не отличается от первоначального, лишь Джорджа Скотта III на басу сменил Роберт Эйрон.

Не могу не порекомендовать отличную книгу на сайте магазина «Гилея», переведённую на русский язык Александром Умняшовым — «No Wave» Марка Мастерса. В книге много цитат из речи самих музыкантов, которые и знать не знали, что образовали новый музыкальный стиль, а просто пользовались творческой свободой. Пэт Плэйс: «Быть бедным проще — нас вообще не заботило, как мы живем, мы просто делали, что хотели... Мы были горсткой детей, приехавших в Нью-Йорк заниматься своим искусством, а клубы нас объединяли». Джоди Харрис: «Было время, когда мне месяцами удавалось жить на 10 баксов в неделю». Лидия Ланч: «Работать? Вы чокнулись? Увольте. Я платила 75 баксов за квартиру на Двенадцатой улице. Поесть удавалось за два-три доллара в день. Можно было побираться, брать взаймы, воровать, торговать наркотой, работать несколько дней в стрип-баре, если очень уж надо. Не знаю как, но все это было не так уж трудно. Я никогда не работала. Ну, может, однажды, и то — пару недель». Дон Кристенсен: «Мы видели, что происходит с группами из CBGB’s — они переходят на крупные лейблы. Панк и «новая волна» были призваны делать что-то совсем противоположное, но оказывалось, что происходит та же гнусь. Нам это было отвратительно — все эти шмотки, заигрывания с бандитами, с истеблишментом. Мы же объединялись на той почве, что мы были Художниками». Рой Тракин (журналист): «Я не знаю никого, кто бы мог предположить, что No Wave может превратиться в коммерческий жанр».

Фото: Джеймс Ченс в клубе CBGB, facebook.com/JamesChanceOfficial

Дополнительная информация