КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Пётр Акимов: «Место человека там, где он незаменим»

Искать

Пётр Акимов: «Место человека там, где он незаменим»

17.01.2014 10:47, Музыка: интервью


Михаил
Ермолаев

Из достоверных источников как-то сообщили о разговоре двух, типа, зевак в Одессе перед афишей:- "Выход"..."Выход"...бля, кто это такие?- О! Это гениальный виолончелист и олдовый сумасшедший.Сергей Селюнин"Яд"Есть вещи, которые по сути своей просто обречены быть в центре внимания. А есть те, которые скользят по краешку нашего восприятия, мы порой едва осознаем их присутствие, но именно они создают глубину и силу стихии, события, состояния. Мы вряд ли осознаем пение цикад, настолько органично оно вплетается в полуденную реальность. Пробуя изысканное блюдо, едва ли подумаем о соли и специях. В русском роке есть удивительный музыкант, фото которого не мелькает на городских афишах. Однако сложно переоценить его значение для отечественной музыки. Ведь если бы не он, современный русский рок звучал бы сегодня совсем иначе. Не так интеллигентно, не так вдумчиво, как мы привыкли его слышать. Впрочем, пусть Пётр Акимов, виолончелист и клавишник, о котором идёт речь, сам нам всё расскажет:

Питер. Вторая половина восьмидесятых. Мне исполнилось 15-16, и я созрел для рок-музыки. Я мечтал быть клавишником в какой-нибудь группе. Например, Deep Purple. В Rolling Stones и Led Zeppelin клавиш не было, хотя я считал, что это большой прокол. Им непременно был нужен клавишник. И непременно я. Потому кто как ни я так глубоко понимал их музыку и чувствовал её?! Уж я бы там развернулся! Просто они ещё не понимают, что теряют. Я бегал по Питеру и говорил:

- Ребята, я клавишник.

- Хорошо, а клавиши у тебя есть? - отвечали мне.

- Нету, - отвечал я, но грустно добавлял, - правда, есть виолончель.

- Ух, ты! Старик! Да это же круто!

Так и получилось, что я стал виолончелистом.

Публика привыкла, что Пётр Акимов – это виолончель, немного клавиши. А, вообще, игрой на скольких инструментами ты владеешь?

Сразу скажу: гитару не рассматриваем. На гитаре я могу взять три блатных аккорда и сбацать какой-то ритм, но не более того. Недавно мой багаж пополнился двумя инструментами. Китайским народным инструментом эрху, из которого я научился извлекать пристойные звуки и несложные мелодии. И ещё недавно у меня появилась виола де гамба. Предшественница виолончели.

Какие эмоции ты испытываешь, играя на том или ином инструменте?

Разные инструменты, как разные блюда. Виолончель – это для меня каждодневная пища. Такой бульон. Виолончель – это всё. Виолончель наиболее функциональный инструмент. Она может играть аккомпанемент, может солировать, может играть в верхнем регистре, может в басовом. Особенно это касается моего нового инструмента - американской пятиструнной виолончели. У неё пятая струна – басовая. Она на пол тона выше, чем самая нижняя струна контрабаса. С такой пятистрункой у меня в руках практически три инструмента: бас-гитара, контрабас и виолончель. А используя различные эффекты, можно считать и синтезатор. Эрху очень красиво звучит. Достаточно певучий инструмент. Меня просто завораживает её звук. Но этот комариный писк нужен далеко не везде. Такой стакан свежевыжатого сока. Я её воспринимаю как экзотику.
А виола да гамба – это торт Наполеон или бизе. Очень изысканный файный инструмент. Клавишные - это заливка, фон. Они создают стиль и форму музыки. Песня может начаться тупо под гитару. А потом, с помощью одних только клавиш можно создать симфоническое полотно.

Хотел быть клавишником, а стал виолончелистом. Ты не чувствуешь диссонанса своей юношеской мечты и того, к чему ты пришёл в зрелом возрасте?

За это время я по-настоящему полюбил виолончель. Особенно прочувствовал это, когда закончил консерваторию. Это удивительно глубокий инструмент. Но я не разделяю: и виолончель и клавиши – моё. У меня достаточно возможностей играть на фортепьяно. Например, у Ольги Арефьевой в электрическом проекте я играю на клавишах. С Сашей Арбатской я играл на клавишах. В общем, полностью реализую себя.

А какой из всех проектов, в которых ты играл самый главный, самый значимый?

Ну, это всё равно, что у многодетного отца спросить какого ребёнка он любит больше всего. Они все разного качества. У каждого автора, с которым я работал, своя энергия, своя сила, свои грани. Они все разные, и я со всеми играл по-разному, проявлял себя по-разному, совершенно разные ощущения испытывал. Очень трудно, практически невозможно сказать какой проект самый значимый.

А с кем тебе легче всего играть?

О! Вот тут всё просто! Это с Калугиным и Чернецким. И ещё Силей. Если я играю с Сашей Чернецким, я прекрасно себя чувствую! Он на акустической гитаре, я на виолончели, но это real rock music! То же самое с Серёжей Калугиным: он на акустической гитаре, я на виолончели. И мы даём настоящую мужскую энергию. Это рок. Они идут вперёд, мне остаётся под них лишь подстраиваться и усиливать их. Но они не глядят налево-направо, и не вздрагивают «ой, не то сыграл». Они дают мощный импульс, который я улавливаю и иду вместе с ними. Другое дело, что в группе с барабанами, бас-гитарой и двумя гитарами, виолончель предмет не первой необходимости.

Есть шаблон рок-группы, заданный ещё “Beatles” и “Rolling Stones”. И места для виолончели в нём нет. Как ты с виолончелью чувствуешь себя в рок-среде?

Ты прекрасно сказал, что виолончель это приправа. Приправой себя и ощущаю. Но русская рок-музыка – это отдельная история. Человек может быть с акустической гитарой, но всем понятно, что это рок! А могут играть достаточно тяжёлую музыку, но все скажут: «Ребята, это попса». Это такая чисто российская ситуация. Скажем, когда играл я Сергеем Селюниным, я на виолончели выдавал прекрасную бас-гитару.

Кстати, проект Селюнин плюс Акимов являлся практически супергруппой. От чего он прекратил своё существование?

Выход-Light был гастрольным проектом, рассчитанным на постоянные разъезды. Однако, пять лет назад, когда у меня родилась дочка, я сказал: «Силя, я не могу с тобой больше ездить.» И у него сейчас играет прекрасный виолончелист Вовка Белов.

В Википедии список из девятнадцати команд с которыми ты играл. По другим источникам их двадцать семь. Ты сам сможешь сосчитать то количество групп, в которых ты отметился?

Я как-то раз специально озаботился этим опросом, начал подсчитывать, однако достаточно быстро сбился со счёта. Всё дело в том, что многие группы нет смысла упоминать, потому что нет вещественных доказательств. Если считать группы, с которыми был записан студийный альбом или было достаточное количество совместных выступлений, то таких штук пятнадцать всего. Ну, это не учитывая такие случайные участия «позвали – поиграл – ушёл», как, например, в «Чайнике вина» или в «Русском альбоме».

Кстати, расскажи про работу над «Русским альбомом».

Забавно было. «Аквариум» тогда были экспериментаторами. Они не боялись работать на студии. Записывать, стирать, переписывать. Обычно группа отрепетирует, придёт в студию и всё запишет. Они же её просто оккупировали и творили прямо там, сочиняя прямо на ходу. Я туда приезжал и импровизировал. Очень приятная была атмосфера. Я в ней просто купался. Они интуитивно понимали, чего хотят, и это ощущалась. Они не всегда конкретно знали, что им надо, но, увидев, точно понимали, что это именно то, чего они хотели.

А что с сольным творчеством? Кажется, на каком-то из альбомов Арефьевой была представлена пара твоих сольных треков.

Да. Это называлось «Безобразия Петра Акимова». И это был никакой не проект, а именно форменные безобразия. Полная порнография. Просто на одном из концертов мне надо было заполнить какую-то паузу, и я подурачился. Это не музыка! Это антимузыка! Антивыступление! И я был очень не согласен с Олей, когда она это выпустила. В зале, с тем градусом атмосферы, что там была, это было понятно и уместно, а в записи слушаю и не понимаю, что происходит. Что себе позволяет этот сумасшедший?! Куда смотрит милиция?! Есть программка, в которой я играю хиты двадцатого века на виолончели: The Beatles, Led Zeppelin, Deep Purple в формате фанера плюс виолончель. Но это программа исключительно для кабака. Её лишь условно можно назвать сольным творчеством. Недавно вышел сборник детских пьес для фортепьяно. Нотное издательство выпустило сборник моих пьес. Чем не сольный проект? А если говорить об исполнении, то вряд ли я сподвигнусь когда-нибудь на сольный проект. Ведь надо будет заниматься только им и задвинуть все остальные дела.

И почему бы не задвинуть?

Я нужен людям. А сольник - большой труд, и для его реализации надо изменить некую жизненную инерцию, которая уже набрана. А я пока не планирую этого. Я всегда смотрел на своё творчество как на нечто второстепенное и сопутствующее. У меня нет жажды высказаться. У меня нет ощущения, что я несу в себя какую-то такую идею, которую непременно нужно подарить всему человечеству.

Однако, кроме игры в рок-группах у тебя достаточно большой опыт классического музыканта.

Классике я учился в школе и музыкальном училище. Но в 14-15 лет, увлёкшись другими ритмами, другими идеями, к классике я охладел, она мне стала казаться чем-то скучным и мёртвым. Мой организм был настроен на другие ритмы, другие импульсы, другие вибрации. Конечно, как профессионал я обязан понимать всё. Но в том возрасте это было невозможно. Так что, закончив училище, я пустился во все тяжкие, то есть окунулся с головой в рок-н-ролл. Но через какое-то время произошло разочарование в роке. Рок – это раздражитель и возбудитель. Рок, как наркотик или допинг. Он будоражит, возбуждает, но не может являться основной пищей. Он не самым здоровым образом действует на душу. Так что в 27 лет я вернулся в Питер и решил поступать в консерваторию. К тому времени я забыл всё, чему выучился в училище и полностью потерял уровень. Так что в консерваторию я поступал три года, пока упорными занятиями не поднял свой уровень. Попутно я начал работать в оркестре. Работая в оркестре, я познакомился с различной симфонической музыкой: Моцартом, Гайдном, Бетховеном, Прокофьевым, с Шостаковичем, Рахманиновым, Чайковским, конечно же. Я и по сей день считаю, что именно в классической музыке человеческий гений достиг своих вершин. Именно в классической музыке я нашёл любимые произведения, которые навсегда останутся со мной. Например, до-мажорный концерт Гайдна для виолончели с оркестром, первый концерт Шостаковича для виолончели с оркестром ми-бемоль мажор. Однако занятия классикой не мешали участию в рок-проектах. Но в 90-е за симфоническую музыку платили мало. Так что я ещё подхалтуривал в ночных клубах. Плюс к тому у меня есть чёткое понимание того, что в оркестр на моё место можно посадить любого профессионального виолончелиста. Для оркестра ровно ничего не изменится. А место человека там, где он незаменим. Для меня это импровизационная музыка, то что я делаю с Олей Арефьевой и другими авторами. Здесь я на своём месте.

Что для тебя существует в жизни кроме музыки?

У меня есть семья, и сейчас пошли дети. Я достаточно поздно женился. В 35 лет. Но для меня с детства было важно жениться один раз. Долго выбирал. Так что свободное время я предпочитаю проводить с детьми. А ещё в декабре 2011 года мне свернуло башню на политике. Как раз когда к нам чуть было не экспортировали снежную революцию. Именно тогда я заработал себе некоторое количество седых волос, и меня стала волновать политика. В декабре 2011 года у меня появилась осознанная гражданская позиция, основанная на том, что мы можем быть активны и влиять на окружающую действительность.
К примеру, Германия благополучна именно потому, что большинство людей там занимают активную гражданскую позицию. Там сильный гражданский контроль. Я убедился в этом на личном опыте. Как-то я в составе группы «Последний шанс» ездил по Европе. Мы играли на улицах и продавал диски. Нас свинтили, в тюрьму посадили. А когда отпустили, паспорта вернули со штампом, согласно которому мы обязаны покинуть страну в течение суток и больше никогда не можем туда вернуться. Штамп, который обычно ставят криминальщикам. За сутки мы нашли и адвоката и журналиста, который написал статью в газету «Кёльнер Штадт Анцайгер», её перепечатали по всей Германии и даже Голландии. После этого случая в кёльнской мэрии полетели шишки, допустившие эту несправедливость. Через пару месяцев адвокат выиграл наше дело. С нас было снято обвинение, и мы вновь могли въезжать в Германию, чем немедленно и воспользовались. Так что я не против полицейского государства в немецком смысле этого слова. Когда сильная полиция пресекает беспредел. Нам нужна настройка менталитета самих носителей мундира.

Что ты не приемлешь в современном обществе?

В первую очередь, однополую любовь и наркотики. Они ведут к вырождению общества. Однако, можно развить тему. Это и табакокурение (чем я, грешен, занимаюсь), и алкоголь, и реклама, и фастфуд. Навязываемый нам потребительский образ жизни, который просачивается от рекламы и средств массовой информации. Не приемлю наплевательского и презрительного отношения к своей стране, к своей истории. Не приемлю слепого преклонения перед чужеродной культурой в ущерб своей собственной. Только зная и ценя родную культуру, можно уважать и любить чужую. Бывают такие господа, которые считают, что там всё хорошее, а здесь всё плохое.

А как же рок-н-ролл? Классический образец «чужеродной» западной культуры.

Рок-музыка отдельная тема. Я знаю массу людей, которые совершенно искренне любят западную рок-музыку и считают, что у нас в России рок-музыки нет. Я понимаю и уважаю такую позицию. Но подход «у нас в России не может быть нормальной музыки» я не приемлю.

Да ты совсем патриот...

Да, это так. Хотя сегодня очень трудно признаться: «я патриот своей страны». Сегодня это неправильно поймут. Патриотизм затаскали на лозунгах ещё в советское время, так что сегодня доверия к этому понятию совсем не осталось. Но есть проблема чистоты сердца. Говорить то, что думаешь, и не говорить того, чего не думаешь.

Действительно, сейчас часто выносят на флаг понятие Родина. Что для тебя Родина?

Россия. Родина – это моё государство. Её границы могут меняться, но, в первую очередь, это цивилизация, которая была построена русскими в содружестве со всеми другими народностями. Просто русские были локомотивом этого строительства. Это определённый вид цивилизации, отличающийся от западного образца. Но государство очень зыбкая вещь. Даже на нашей памяти их было как минимум три. Причём совершенно разные по вкусу и по качеству. Ну, ты же не скажешь, что та молодая женщина на фотографии - моя мама, а вот эта пожилая - уже нет. Так же и с Родиной. Был период царской империи, был период Советского Союза, был период перестройки и сегодняшний день, когда мы приобретаем какое-то совершенно новое качество. Страна, как человек, она меняется, и мы меняемся вместе с ней. Да, умом мы упираемся в такие вопросы "А что такое Родина? А что такое Российское государство?». Но ответ лежит в сердце. На уровне сердца, на уровне эмоций и так всё понятно. Это эмоция любви, благодарности, личной ответственности за что-то большее, чем ты сам. Например, китайцы до сих пор тщательнейшим образом ведут свои родословные. Летописи с пятисотого года до нашей эры пишутся по сей день. У них в менталитете прописано, что за ними стоят их предки. И если они накосячат, они не просто сделают плохо, они подведут своих предков. Нам этого не хватает.

Твои слова и консервативные ценности как-то не соответствуют образу рокера. Рок - это же музыка протеста. Ты рок-музыкант?

Был... Скажем, сейчас я чаще всего играю с Олей Арефьевой. Разве это рок? Это песенки, где местами используется рок-стилистика. Какая-то гитара, какой-то басовый риф. То есть исключительно внешняя атрибутика, но не внутреннее понятие. Рок – это музыка революции. А сегодня она переродилась в обслуживание посетителей бара, которые хотят, чтоб им пощекотали нервы, пока они пьют пиво. Сейчас не время рок-музыки. Сегодня носители идеологии рока это как раз те люди, против которых я выступаю. Те, кто принимая позу задавленных и обиженных, хочет сломать систему и основы человечества.

В блоге ты активно поддерживаешь Путина. Ты ему всё ещё веришь?

Да. Верю. Я вижу, что этот человек говорит именно то, что он хочет сказать. Человек мыслит, он говорит свободно и естественно. И я ему верю. Конечно, с чем-то я не согласен, но я не вижу в нём вампира-паука, который говорит одно, а делать будет другое. Это подтверждают даже его противники, которые говорят, что Путин человек слова. Он выстраивает систему, которая в идеале должна работать самостоятельно, вне зависимости от его участия или неучастия. Другое дело, что выстраивая эту систему, ему частенько приходится включать ручное управление. Скажем, когда он был премьером, он выполнял свои премьерские обязанности и не совался с советами к президенту. Хотя я уверен, зачастую он принимал бы совсем другие решения, нежели Медведев. И ладно бы это касалось только наших внутренних вопросов. Мы можем отменить нулевые промили, можем отменить расхождение на два часа с астрономическим временем, но Ливию уже не вернём и Кадафи не воскресим.

Если уж мы заговорили о вере, что для тебя вера?

Я православный христианин и с этим мировоззрением живу. Я воцерковлённый человек и участвую в церковных таинствах, хотя, конечно, не образцовый христианин. Но в моём мировоззрении нет теории эволюции. Для меня это не более чем гипотеза, придуманная господином Дарвином. Для меня не было клетки в протоплазме, из которой сама по себе возникла жизнь. Для меня устройство мира соответствует книге Бытия. Конечно, язык этой книги очень древний и её современникам было всё понятно, а нам надо объяснять. «И сказал Бог: да будет свет». Как это сказал? Ясно же, что не языком. Нам надо объяснить, что «стал свет» - это, например, вселенский взрыв, из которого произошла материя.

А как ты относишься к Ведам, к Корану, к Торе?

Они дисциплинируют людей. Пусть лучше люди держаться корней, чем не держатся совсем ничего. Лучше следовать традиционным ценностям своего народа, чем ценностям современного мира, отрицающего мудрость предков. Я не лезу в богословские темы. Но в разведку лучше пойду с верующим мусульманином, чем с человеком без рода, без веры.

Что такое счастье?

Это те редкие минуты, которые нам выпадают непредсказуемо. Неизвестно когда и неизвестно почему. Счастье - это награда после большой и сложной работы. Например, очень долго учил сложное произведение и хорошо его сыграл. Счастье – это достижение цели.

Заглавная фотография предоставлена Петром Акимовым.

Дополнительная информация