КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Кирилл Пыльченко: Музыка всегда должна быть чистой и открытой.

Искать

Кирилл Пыльченко: Музыка всегда должна быть чистой и открытой.

01.05.2016 17:51, Музыка: интервью


Екатерина
Водонаева

     Прекрасная черта настоящей музыки – это то, что в ней есть душа. По-настоящему хорошая музыка помогает душе расправить крылья. Проникшись творчеством витебского музыканта Кирилла Пыльченко, я решила пообщаться с ним на тему моды в музыке и изюминки белорусских музыкантов.

 

- Для тех, кто еще не знаком с твоим творчеством, опиши свою музыку с помощью трёх слов.

- Как можно описать музыку тремя словами, человеку, который может, в принципе, описать его одним. Это непросто, на самом деле. Первое слово, которое я могу отнести к своей музыке, это правда. Оно будет самым важным из этих трёх слов. Поскольку правда в моей музыке играет направленную цель. Хочется доносить до людей именно то, что ты хочешь сказать. Моя музыка - вот моя правда. Второе слово – это будет воля. Музыка всегда должна быть чистой и открытой. Если музыка несёт положительную энергетику, то это хорошая музыка. Неважно играешь ты тяжёлую музыку, поп-музыку либо это будет музыка узкой направленности, например, как дабстеп. Если это музыка волевая, которая несёт за собой нужные последствия, то я считаю что это классная музыка. Ну и третье слово – радость. Каждый музыкант хочет приносить радость своим слушателям, чтобы в первую очередь человек чувствовал себя лучше либо эта музыка способствовала каким-то образом на настроение.

- Мы все подвержены влиянию. Кто повлиял на тебя как на музыканта? 

- Сергей Рахманинов. Это классицист, который повлиял на меня очень серьезно и в свое время я понимаю к чему можно всегда стремиться. Есть очень много достойных музыкантов, которые влияют на меня. Но Рахманинов меня открывает. Я считаю его тем музыкантом, который должен меня вдохновлять.

- Какими качествами, по-твоему, должен обладать профессиональный музыкант?

- Честностью. Исключительно честностью. Не обязательно, чтобы музыкант был мегатехничным либо сверхначитанным. Достаточно просто иметь желание  и цели, которые он ставит перед собой. Это самое важное. Потому что все остальное не имеет никакого значения. Ты всегда добьешься, ты сделаешь лучше кого-то. Но, как говорится, всегда найдется азиат, который  сыграет лучше тебя. Не надо гнаться за этим. Надо гнаться за тем, чтобы ты это делал так, как видишь это ты. Даже если ты знаешь три аккорда, эта песня может звучать лучше, чем все остальные.

- Многие твои слушатели говорят, что в последнее время твоя музыка — это больше музыка для души, чем музыка для тела. Согласен ли ты с этим?

- В принципе, в последнее время я стараюсь писать музыку, которую можно слушать. Я передаю в музыке мое состояние. На данный момент, если слышно в композиции именно что-то душевное, то естественно мое состояние такое. Потому что музыка передаёт то, что иногда я не могу сказать, либо что-то сделать. Не факт, что завтра я не напишу угарную рокерскую композицию. Да, душевность на данный момент присутствует, потому что все-таки есть моменты, когда человек пишет именно такую музыку.

- Какой из своих треков ты считаешь лучшим? 

- Никакой. Абсолютно никакой я не считаю лучшим. Потому что если людям нравится, то пускай они решают, а не я буду решать это. Я всего лишь музыкант.  Я пишу и не могу относиться к своему творчеству как к чему-то сверхестественному. Если люди находят в моей музыке себя и хотят его слушать, то это круто и это очень здорово. Мне очень приятно. Значит мне действительно стоит двигаться дальше.

- Как ты относишься к моде в музыке?

- Вполне положительно. Я считаю, что каждый человек: музыкант ты или обычный слушатель, не важно, кто... Все мы выбираем свою моду. Любая мода достойна уважения. Если конкретно касается моды сейчас, то я отношусь к ней стандартно, будь то 70-е, 80-е... в любом случае это мода.

- Часто музыканты чувствуют себя самодостаточными, редко ходят на концерты, мало слушают музыку. У кого-то это связано с отсутствием времени, а у кого-то с отсутствием желания. Ты следишь за тем, что происходит в музыкальном мире?

- Да, слежу и не только в Интернете. Я всегда слежу  за белорусскими музыкантами, за витебскими. Большинство скажет, что они никому не интересны. Это и есть провал всей нашей музыки. То, что мы не умеем уважать свое творчество. Мы не умеем его ценить. В нашем творчестве есть изюминка. У каждого музыканта есть своя изюминка. Никто не может этого рассмотреть, потому что мы знаем, что мы точно также живём. В нашей Беларуси все тоже самое. Мы не можем нормально оценить музыканта, потому что мы знаем, что он такой же. Он сидит и где-то не в крутой студии и не в крутых условиях написал песню. Он написал её где-то дома... Мы так относимся. А если музыкант вложился, все равно он будет для нас не такой как остальные. Это неправильно. Надо уважать своих музыкантов. И тогда мы придем к минимальному успеху.

- Часто сам бываешь  на  концертах? Какой концерт посетил последним?

- Последний мой концерт был перед армией, я выступал там. Это был концерт в Могилеве. В принципе сейчас в Витебске нет концертов. Я хотел бы возможно посетить какое-то мероприятие, но их просто нет. Я не беру в расчет государственные учреждения, например, филармонию. Я хочу сходить на концерт, где выступают свои ребята. Это приятно. Я люблю посещать концерты и быть в рядах слушателей.

- Каково твое мнение о современной тяжелой музыке в Беларуси? Сможет ли она дать когда-нибудь достойный отпор зарубежным группам?

- Очень хороший вопрос. В плане отпора... Зачем нам его давать? У нас есть своя культура, которую мы должны чтить и уважать. Если наши музыканты берут пример с зарубежных рок-групп, это не значит, что у нас нет своей собственной изюминки. Она у нас есть. Просто  никто этого не видит и не хочет видеть. Белорусские музыканты настолько же талантливы, как и остальные. Просто мы не знаем, как выйти на этот уровень и у нас нет никакой поддержки, чтобы выходить на этот уровень. И она на вряд ли будет. Потому что наша страна построена на других принципах. У нас в основном работа. Никому не нужны толковые рок-музыканты, которые действительно классно что-то делают. Это наш большой минус. Я хотел бы, чтобы уделялось этому больше времени. Я не спорю, в Минск приезжают очень много крутых команд и там гораздо больше перспектив, чем  здесь. Но есть и другие города, в которых есть очень классные музыканты и группы. Но ими никто не интересуется, поэтому такая сложная ситуация. Я уважаю белорусские команды. Я думаю, что когда-нибудь мы выйдем на должный уровень.

- Если заглядывать вперёд, чего ждать от тебя твоим слушателям?

- От меня ждать можно многого, потому что я буду стараться делать все по максимуму. И группы, в которых я буду участвовать – это те коллективы, которые несут для меня что-либо. Fast Loud Young – это будет мой самый активный коллектив. Я буду стараться вкладывать в него максимум. Но и в свои сольные проекты, я тоже буду стараться вкладывать максимум.

- Многие утверждают, что Витебск – культурная столица Беларуси. Оправдывает ли она это звание?

- В каком году? Если в этом, то, конечно, нет. Ни в коем случае не оправдывает. Что знают про Витебск? Только «Славянский базар». И всё. Никто не знает, что был такой коллектив Of Buried Hopes, которые вышли на реально крутой уровень. Это одна из лучших групп в Витебске. Все знают «Славянский базар», но никто не знает группу Of Buried Hopes. Хотя ребята очень круто играли. Ими действительно стоит гордиться, потому что они сделали большую работу. Нет, у нас не культурная столица. Только летом и только во время «Славянского базара» она становится культурной столицей. Лет 5 назад Витебск еще был культурной столицей. И здесь проходили не только мероприятия государственные, но и в рамках всех направлений.

- В конце можно сказать только одно. Чтобы наши белорусы, те, кто слушают музыку поддерживали своих отечественных музыкантов. Без поддержки ничего не выйдет. Как только у нас всё наладится, я обещаю, что станет реально всё гораздо лучше.

Фото предоставлено музыкантом.

Дополнительная информация