КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - «Секонд Хенд» - наши страны обладают неограниченными возможностями для беспредела

Искать

«Секонд Хенд» - наши страны обладают неограниченными возможностями для беспредела

03.07.2017 23:05, Музыка: интервью


Александр
Томанов

Новости от соседей – белорусский бэнд «Секонд Хенд» выходит на тропу концертов – музыканты гастролируют по Дальнему Востоку и дают нам интервью. Говорим с фронтменами коллектива, носящими звучные сценические имена – Фрид Михельсон (ФМ) и Уна Сольвейг (УС).


- Кажется, что ирония пополам с нервностью генетически присуща белорусским рок-музыкантам. Есть ли у этого причины – не поверхностные («…нам всем смешно…»), а культурологические, социальные?
- Сразу хотим отметить – мы не рок-музыканты! Рок как явление остался позади. То же произошло с панком, регги, джазом, кубизмом, авангардом и т. д. Мы играем в прямом смысле «секонд-хенд» («second hand music»). Мы, так сказать, добиваем всю эту музыку, освобождая пути для нового витка. И возможно, что музыка вообще исчезнет и будет заменена на что-то другое.
Ориентиры нашего творчества-исследования – артефакты всей мировой музыки разных времён и направлений. Культурологическая причина – отсутствие моно- или поликультуры. Социальная – наличие общества потребления, в котором нет места никакой идеологии. Люди просто хотят кушать и «лайкать» котиков.



- У вас есть тексты предельно короткие. Вы пытаетесь сформировать мантры – вы это серьёзно или вы считаете публику неспособной понять более «длинные» мысли?
- ФМ: Мы это называем «секонд-мантрами» или «секонд-молитвами». Часто в одном коротком афоризме может быть заключён целый спектр смыслов для каждого слушателя.
Уна: Примеров тому великое множество! Аркадий Давидович, Омар Хайям, Владимир Вишневский и ещё многие другие авторы могли так виртуозно сформулировать одно- или двустишие, что последующее растягивание мысли на большее количество строк просто испортило бы идеальную форму строки, и мысль бы потерялась. В своих стихах мне тоже нравится придерживаться принципа «краткость – сестра таланта». Это заставляет тщательнее подбирать слова и перекатывать во рту звуки. Для меня это та самая золотая середина, в которой первичный порыв вдохновения дорабатывается щепетильным разумом.

- Расскажите про работу над визуальной часть вашей программы – (ушанка/кокошник-танцы-клип-обложка диска). Есть ли концептуальное выражение того, что происходит перед глазами у зрителя?
- Визуальная часть нашей программы – это целый пантеон переосмысленных стереотипов. Достаточно прийти на любую дискотеку и вы увидите фактически то же самое, что и у нас на сцене. Загляните на страницы людей в социальных сетях. Сходите к ним в гости и посмотрите на пластиковые иконки  со стразами. Всё это вместе взятое и есть материал для наших образов, перформансов и подачи.



- Есть ли история у названия - Секонд Хенд?
- ФМ: Да, есть. Изначально была такая песня, написанная в 2014 году в Петербурге. Впервые идея переименовать группу появилась в Тольятти в декабре 2016 года, после одного из концертов. Позже, в новогоднюю ночь, когда мы были уже в Москве, «Секонд Хенд» окончательно стал нашим титулом. Это название предельно точно отражает концепцию нашего творчества.


Рождённые где-то в суровой России
Мечтают о новом великом Мессии
Так вот же он здесь, Б-жественный бренд
Спустился с небес святой Секонд Хенд!


- Уна: Действительно, это название, можно сказать, проросло через нас и буквально вытеснило старое.



- Вы злые или добрые?
- Мы – исследователи. А исследователи сами по себе довольно беспристрастны, порой бывают фанатичны.

- На сцене вы выглядите противоречиво – дуэт фронтменов кажется ориентированным на фолк-частушечную тематику, визуальную подачу, иронию, даже дурашливость, а музыка, гитары, плотный звук – в ней иронии нет. Как вы сами описываете, оцениваете это сочетание?
- ФМ: Вы когда-нибудь запивали водку пивом? Так вот, «Секонд Хенд» – это описание приключений в королевстве кривых «хрущёвок», покосившихся заборов и «шестисотых жигулей». Приключения одновременно весёлые и страшные, «где каждый в душе - Сид Вишес, а на деле - Иосиф Кобзон».
Уна: Это тот самый случай, когда «весело и страшно». Веселее всего дурачиться получается на грани отчаяния, когда человеку кажется, что уже нечего терять. Вот тогда он смеётся по-настоящему. Смеётся так, что становится страшно.

- Есть ли в ваших записях, внешнем виде, политическая составляющая?
- «Секонд Хенд» выше политики. Повторимся, что мы – исследователи. А политика есть только у тех, кому за неё платят.



- Помнят ли у вас, в Белоруссии Василия Шугалея, продюсировавшего группы «Жуки», «Ляпис Трубецкой», «Би-2»? Он – соло работал в близком вам, эпатажном, фантазийном направлении.
- ФМ: Сомневаюсь, что Шугалея помнят, за исключением бывших соратников. Кстати, несколько лет назад среди моих знакомых всплыла видеозапись выступления группы «Би-2» на Дне Рожденья Василия. Забавно очень! На счёт близости творчества не соглашусь. Шугалей и группа «Ы.Ы.Ы.» совсем сюрреалистичны и абстрактны. У нас же такие же чёткие и жёсткие понятия как в любой подворотне Читы или Орши, Магадана или Минска.

- В какой момент у вас потерялась традиция «Песняров», качественной, в привычном смысле слова, музыки?
- ФМ: А никакой традиции и не было! Это единственная подобная группа. В 60-е и 70-е по большей части звучала и игралась совсем другая музыка. «Песняров» считали чуть ли не деревенской группой, которая поёт про клевер, поля, «вышиванки». Конечно, со временем отношение к ним поменялось. Кстати, вы спрашиваете о качественной музыке. Мы не считаем, что она вообще должна быть и не относим себя к «белорусской» музыке. Наше творчество интернационально.
- Уна: Меня давно интересует вопрос – что такое качественная музыка? На мой взгляд, это очень субъективное понятие. Кому-то всю жизнь хватает расстроенной гитары с тремя струнами, и он в упор не переваривает, например, Моцарта или Шуберта. Кто-то не мыслит себя без электронных битов и никак не воспринимает, например рок-н-ролл 60-х, и так далее. У меня возникло подозрение, что оптимальных параметров для определения качественной музыки, похоже, не существует…

- У нас хорошо знают кабаре-бэнд «Серебряная свадьба», в 2009 году издавалась группа Port Mone (Геометрия), в ММ ДК играла команда «Куклы мадам Манделип» из Витебска. А кого вы посоветуете послушать из белорусских музыкантов?
- ФМ: Всё, что сейчас есть на белорусской сцене – художественная самодеятельность в её худшем проявлении. А вот крутых уличных музыкантов очень много. Приезжайте в Минск – увидите и услышите.
- Уна: Регулярно в переход мы видим целый струнный квартет – парни круто играют кавера и что-то из классики на контрабасе, виолончели и двух скрипках. Надеюсь, как-нибудь мы всё же познакомимся с ними.

- Что вы слушаете, смотрите, читаете – что советуете знакомым?
- Сейчас мы слушаем Мэри Хопкин, читаем Аркадия Давидовича, изучаем языки и готовим новые альбомы. Советуем всегда быть честными перед самими собой, ибо наши пост-советские страны обладают неограниченными возможностями для беспредела!

Дополнительная информация