КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - The Dartz: фолк-рокеры из книг Жюль Верна

Искать

The Dartz: фолк-рокеры из книг Жюль Верна

18.12.2018 21:59, Музыка: интервью


Нина
Гарнет

Сегодняшние выступления The Dartz отличаются от того, что было до официального распада в 2012 и даже после воссоединения в 2015. Значительно изменилась их музыка и шоу, а последний альбом - «Небывалое путешествие» – создан совершенно необычным образом. Об этом и кое-о-чем ещё мы побеседовали с фронтменом и единственным бессменным участником The Dartz Ди Курцманом после декабрьского московского концерта.

NG – Что изменилось в стиле группы с последним альбомом?

Dee – С последним альбомом… *пауза* глобальный месседж группы не изменился нисколько. На самом деле только с этим альбомом я начал понимать, что основной месседж группы – это люди! Люди, которые приходят к нам и участвуют в чем-то крутом, прекрасном и красивом (самокритика на 5! Прим. NG), становятся частью такой же картины, как и мы.
NG – А раньше зрители не участвовали в концертах?
Dee – Раньше мы как-то не очень на это обращали внимания… нет, не на зрителей, а на совместное создание какого-то хэппенинга. Мы просто играли, а люди приходили, слушали. Сейчас каждый концерт Dartz – это какая-то фишка, какая-то совместная импровизация и катарсис в конце.

Я вспоминаю концерт – воздушные шары, бенгальские огни, бумажные самолетики, длинные вереницы танцующих «паровозиком» зрителей и даже – о боже! – слэм на концерте The Dartz во время рок-инструментала! Публика сплочалась все больше от песни к песне, и зрители, пришедшие поодиночке или парами, уходили с концерта небольшими группами.

NG – Что же, что вы сделали не так, как раньше?!
Dee – Как раз с альбомом «Небывалое путешествие» мы вовлекли публику на полную. Смонтировали голоса наших слушателей в эдакий коллаж! Задали им два вопроса: «что такое путешествие?» и «если бы про вас снимали фильм, то что это был бы за фильм?» И люди в течение пары месяцев присылали нам записи, которые сделали на телефоны, диктофоны, компьютеры. Когда я сел это монтировать, меня иногда даже на слезу пробивало, потому что это было очень трогательно. Местами они что-то выдумывали, кокетничали, а иногда было видно, что человек говорит искренне, бесхитростно, от души – вот тогда я и понял, что это наша картина мира – люди, которые так раскрываются и рассказывают такие истории. Мы смонтировали два коллажа, раскидали отдельные фразы по трекам – наша публика приняла участие в звуковом оформлении альбома!
NG – А если говорить о самой музыке? То, что я слышала лет 10 назад, сильно отличается от того, что я услышала на последнем альбоме.
Dee – Скорее всего 10 лет назад ты слушала “Proxima Parada”, и это уже подходило к «Старью и медлякам». Это и была та самая точка невозврата, где мы сознательно повернули в рок, при том не отбрасывая наше фолковое прошлое, просто оно растворилось в роке. Тот же акцент на мелодию – он остался в новой рок-версии Dartz. Притом, к нам всё время приходили-уходили замечательные люди, и с каждыми из наших попутчиков создавался новый Dartz. Когда мы увлекались народной музыкой, это был folk-Dartz; в 10-м году пришел Кирюха (Кирилл «Kee» Паньшин - флейты, вокал, соло-гитара, прим.NG), и мы перекатились немножко в сторону блюза. Dartz – это как автобус, и главное правило автобуса - он движется туда, куда движутся находящиеся в нем люди.
NG – Наверное, очень много людей сменилось в составе?
Dee – Не очень, человек 20 за 20 лет (я не считаю, конечно, сессионщиков и союзов на один концерт). Это были все наши друзья, практически со всеми мы в хороших отношениях. Конечно, каждый из них принес в The Dartz что-то своё. Вот Денис (Денис Розов – вокал, гитара, флейта, мандолина, прим. NG) пришел в 2015, он принес любовь к фанку и безупречное голосовое чутьё. Он поёт в церковном хоре… Денис, как называется твоя должность?
Денис – Я регент церковного хора, и я принес любовь не к фанку, а к панку! *смеются*
Dee – Он поет, ставит голоса, и с его приходом мы зазвучали лучше в этом плане. Ну, по сегодняшнему концерту не скажешь, что я стал лучше петь (да ладно, скромняш! Двуголосье было восхитительно! NG) – третий концерт уже… я вчера орал на морозе, потом орали всю ночь песни – это не очень красит голос, но мне нравится! *улыбается, вспоминая веселье последних дней*А с Денисом в плане пения я чувствую себя очень надежно. Что бы я ни накрутил голосом, он тут же, в реальном времени, подстраивается и даёт правильный интервал.
Сегодня с нами был ещё Игорь Лисов, мой давний друг, и Митькин (Митька – наш басист, у них с Игорем была группа «Зелёные рукава», сегодня мы исполнили две их песни). Когда я позвал Игоря на эти концерты, я совершенно точно знал, что он принесет какую-то очень «дартцовскую» штуку. Он гипермузыкален – свободно владеет этим языком.
NG – Как музыканты общаются между собой в Петербурге, между городами? У вас есть какая-то тусовка, или каждый сам по себе?
Dee – У нас вообще международная туса: я – в Финляндии, Игорь Лисов – в Норвегии проводит очень много времени. Он постоянно перемещается между Петербургом, Москвой, Украиной, Путивлем, точно так же и я. Мои маршруты обычно проходят между Хельсинки, Петербургом, Москвой, иногда с залетом куда-нибудь в Германию.
NG – Это музыкальные движения или какие-то другие дела?
Dee – В основном музыкальные, но Игорь в горах Норвегии ещё и строит дома. У меня в Германии тётушка, и всякий раз, когда я к ней приезжаю, стараюсь обвесить это концертами. Как общается тусовка? Да не то чтобы она прям общается. Мы встречаемся на репетициях и концертах, иногда ходим в гости друг к другу. Редко бываем на концертах наших коллег, но если что-то интересное происходит, когда я в городе, я всегда стараюсь прийти. Не знаю, можно ли назвать это тусовкой, но мне хватает моей группы и, скажем, Игоря Лисова.
NG – У вас много песен. Кто их автор и каков процент народных тем в вашем творчестве?
Dee – Автор, как правило, я. Процент народных тем определить сложно: есть совершенно неочевидные вещи, которые на самом деле народные, типа «Баллады маяка Ар-Мэн», но она сделана и звучит как наша песня. По сути, это переплетение бретонских мелодий, поставленное на фундамент хард-рока. В общем то, что мы начали играть более «дж-дж-дж» музыку, совсем не значит, что мы оставили фолк. Мы просто окружили его гитарными риффами и рок-ритмами.
NG – Фолк и народная музыка в целом – каково её влияние на музыкальную культуру в мировом масштабе?
Dee – Влияние у неё есть очень большое, хотя это не бросается в глаза. Я недавно слушал новый альбом Muse, и там есть песня Something Human, она нравится мне больше всего. Так вот, журналисты назвали её фолковой! Я вообще неоднократно замечал, что если в обзорах пишут, что песня звучит фолково, то стопудово речь идет о хите. То есть вряд ли они считают, что песня уходит корнями вглубь веков, а просто они чувствуют эту энергию народную, которая передалась через аранжировку, через какие-то повороты мелодии. Это говорит об огромной роли фолка в современной музыке – раз его замечают даже там, где в теории его нет.
NG – А кто занимается вашими аранжировками?
Dee – Сейчас мы делаем их прямо на репетиции. Не расписываем партии, а садимся и, как в Питере говорят, начинаем сейшенить – варьировать, крутить мелодию, и постепенно что-то вырисовывается.
NG – Окей! Тогда такой вопрос: андеграунд и шоу-бизнес. Чем занимаетесь вы?
Dee – Я ни тем, ни другим не занимаюсь. Это явно не бизнес, но это и не андеграунд, потому что мы ни в каком подполье не сидим. Скорее это можно назвать «инди».
NG – По традиции, вопрос для финала интервью: какие планы?
Dee – Сегодня вечером я в Москве! А завтра с утра у меня самолет в Хельсинки.
NG – А в принципе?
Dee – В планах альбом, но мы ещё не подступились к этому вплотную. Сейчас собираем песни и смотрим, в какую историю они выстроятся. Некоторые мысли есть, но я пока не готов ими делиться. Когда мы увидим, во что превращается компания выбранных песен, допишем ещё парочку для завершенности сюжета – так обычно и бывает, и получается тогда офигенно!
NG – Не могу не задать этот вопрос - откуда морская тематика во многих песнях?
Dee – Ну, мы любим море. А я из Питера!*смеется* Я всегда считал, что нужно жить у моря - нет никаких причин не жить у моря! Хотя я не такой уж и мореман. На лодках меня укачивает, тошнит, я закидываюсь таблетками, но мне ужасно нравится вся эта морская эстетика – маяки, корабли, вот это вот всё. Я ребенок книг Жюль Верна. Во мне это осталось и я хочу, чтобы в моих песнях это тоже было. И наша публика… хотя они очень современные люди, но я в них тоже вижу ЭТО - что-то, не подвластное времени и моде.
NG – Приключенческий дух?
Dee – Да, да! Как будто они тоже из книг Луи Буссенара или Жюль Верна!
NG – Это, наверное, в каждом есть, только не все знают о том, как это в себе открыть.
Dee – Да и не всем это нужно. Но кому нужно, те приходят к нам!

Нина Гарнет, https://vk.com/ninagarnet

Дополнительная информация