КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Метаморфозы «Р-Клуба»: рассказывает Александр Трофимов

Искать

Метаморфозы «Р-Клуба»: рассказывает Александр Трофимов

22.12.2011 09:32, Музыка: интервью


Дмитрий
Бебенин

Гостиничный комплекс "Измайлово" - шедевр эпохи развитого социализма с неизбежными вкраплениями hi-tech. Окружённая башенными корпусами, темнеет на фоне сумрачного неба приземистая громада Концертного зала. На самом деле залов в этом здании несколько. И у входа в один из них этой весной появилось нововведение - "коновязь" для мототехники. Вход украшен надписью "ROCK HOUSE"...

Внутри самым восхитительным образом уживаются строгость зрелищных предприятий советских лет с рок-н-ролльным отвязом. Старообразный гардероб - и витрины с пивными кружками, музыкальными журналами и байкерской меморабилией. Стены концертного зала с отделкой из потемневшего от времени ракушечника - и обширное трёхступенчатое пространство для публики: стоячий партер, амфитеатр с дубовыми столиками, и балкон как одна большая стойка бара. Высокая сцена, чинный занавес - и игривые красотки на проекционных экранах.

Ощущение лобового столкновения эпох усиливается при взгляде на заполнившую зал публику. Сегодня в "ROCK HOUSE" - вечеринка "Киберпаника". Собравшийся в зале народ имеет какой-то совершенно пост-ядерный колорит - особенно девушки, в сравнении с некоторыми из коих даже леди Гага выглядела бы вполне нормально.

"Дадя Саша уже у себя", - распорядитель, знающий, по какому делу я прибыл, показывает мне на дверь кабинета.

герой
Дядя Саша - это Александр Трофимов, концертмейстер и издатель с двадцатилетним трудовым стажем. Это благодаря ему развесёлая толпа киберпанков распевает сегодня индустриальные куплеты на японском языке со сцены респектабельного концертного зала. А начиналось всё с полузаброшенного спортклуба посреди пыльных промышленных кварталов на юго-востоке Москвы.

Контрабанда: Я впервые узнал про "Р-Клуб" в 1996 году. Но могу что-то упускать...

Трофимов: Скорее всего, это был 1995-й. Ноябрь, наверное. Раньше я хранил листы, где записывал, кто когда играет. Сейчас, думаю, не смогу это поднять...

Контрабанда: Но первым помещением был "Атлант"?

Трофимов: Да, спорткомплекс "Атлант". Сейчас там находится ресторан. Какой-то очень крутой. Несколько этажей занимает. А на тот период это было заброшенное помещение, заваленное всякими спортивными снарядами...

Контрабанда: Я помню клубную раздевалку со шкафчиками, похожими на спортивные...

Трофимов: Всё помещение было завалено такими ящиками. Часть мы унесли в подвалы, часть упросили оставить именно с этой целью.

Контрабанда: Ну, и сцена была похожа на боксёрский ринг.

Трофимов: Сцена - да. Но там высота потолка была три метра, и делать её выше было просто нереально. Она там была сантиметров 40 от пола, и то - уже был барабанный подиум. Мы долго спорили - делать или нет. Решили - всё-таки крутизна момента, когда барабанщик играет на подиуме.

Контрабанда: Хорошо, что на этой сцене помещалось человек шесть...

Трофимов: Сцена была стандартная - 6 метров на 3,5. Сначала, если помнишь, она была без ограждения, потом натянули шнурочек с сеткой.

Контрабанда: Ну да, как на ринге.

Трофимов: А потом уже железную решётку приварили, которую несколько раз выносили нафиг. Раз пять - точно. Но от этого нам даже как-то веселее было. Да, от неё ещё било током.

Контрабанда: И когда с этим помещением всё прекратилось?

Трофимов: Когда помещение было завалено и никому не нужно - "дайте хоть сколько-нибудь, и делайте, что хотите". А потом, когда увидели, что и ремонт сделан, и народ потянулся, и оборудование меняется - сразу "дайте больше, больше...". Через какое-то время аппетиты хозяев переросли наши возможности. Мы оттуда ушли, и год работали в кинотеатре "Балтика" - клуб "Южное Тушино". Готовая концертная площадка...

Контрабанда: Малый зал кинотеатра?

Трофимов: Там была районная дискотека, очень популярная, которая работала в пятницу и субботу, с двенадцати ночи и до утра. А сцену делал человек, который сам - из бывших музыкантов. И он сделал сцену с целью делать какие-то концерты, приглашать звёзд...

Контрабанда: Сцена была неплохая. Правда, впервые на неё выйдя, я долго не мог понять - где же находится пульт...

Трофимов: Над самой сценой, под потолком. Мы не совпадали с дискотеками по времени, потому что работали с 18 до 23. Довольно много сделали концертов, пока помещение не нашли.

Контрабанда: Это был 1999 год.

Трофимов: Да, один год всего. После нас там работали ещё промоутеры - мы просто показали, что по концертной части там что-то можно делать. Мы к нему не имели отношения. То есть мы просто всем составом из "Р-Клуба" перешли туда, раскрутили концертную часть, а когда нашли новое помещение, опять сделали с друзьями "Р-Клуб". Уже на "Тульской".

Контрабанда: На "Тульской" он просуществовал...

Трофимов: Семь лет. На пятилетие мы делали майки - гитарист, мишень, и девиз "Пять лет под прицелом".

Контрабанда: Эмблему с гитаристом в классической позе пауэр-аккорда я помню...

эмблема

Трофимов: И опять-таки, почти такая же судьба. Правда, та сторона, что сдавала помещение в аренду, выполнила все свои обязательства. Но, как понимаешь, все договора у нас заключаются на год, с пролонгацией. То есть через год тебе могут удвоить цену аренды, не напрягаясь. Вот у нас говорят: "уровень инфляции". И строя бизнес, люди готовы к этому повышению, это нормально. Ненормальны просто наши аппетиты. Потому что когда официально заявляют по телевизору, что инфляция составляет 12-13 процентов в год - хорошо, поднимите плату в этот год на 12-13 процентов. В следующий год - ещё на 13. Это будет нормально. Но! Нельзя поднять на 200 процентов. А у нас это совершенно нормально. Приходят люди, и говорят: "сегодня платили 10 - со следующего месяца будет 20".

Контрабанда: Ну, и "Каста"...

Трофимов: Мы не работали года три. В это время мы выпускали энциклопедию. Потом, уже с другим составом компаньонов, открыли "Касту". Сейчас уже все разошлись, остался только один человек из нас. Политика людей не соответствует моим представлениям о рок-музыке. Я не хочу заниматься тем, что мне не нравится. Я им сказал: ребята, я буду сидеть дома, я буду заниматься лёгкой продюсерской работой, может, даже забесплатно - но я не буду делать то, чего мне не хочется.

Контрабанда: То есть, "Каста" была временной площадкой, и теперь оставлена, как и "Южное Тушино"?

Трофимов: Не совсем. "Южное Тушино" в конце концов закрылось, потому что полностью перестроили кинотеатр. А здесь - политика людей. Есть учредители. Учредители назначают директора, директор подбирает персонал. Я, допустим, входил в число учредителей - то есть, имел долю бизнеса. И я работал там - каждый день - как арт-директор. Занимался репертуарной политикой. Когда мне сказали: мы в рок-клубе будем проводить шансон-вечеринки для соцменьшинств, я ответил: моё имя не должно здесь быть рядом. Всё! Они говорят: ну, ладно. Может, возьмёшь на лето отпуск, а потом, может, вернёшься? Я сказал: давайте так - я заберу долю, и мы нормально, по-человечески, расстаёмся. А потом, если хотите, вы можете мне сделать предложение, и тогда я подумаю. Но я не хочу себя этим связывать, как обязаловкой. Потому что, имея долю в бизнесе, там нужно находиться и этот бизнес контролировать. А они делают то, что для меня неприемлемо.

Контрабанда: Ну, и, наконец, это помещение...

Трофимов: Оно мне нравится. Это уже наконец-то концертный зал. То, за что мы и бились - вывести рок из подвалов. Ещё когда к нам приходили на "Тульскую", все говорили - клёво, это уже не подвал. Потому что старые клубы все были в подвале (за исключением кафе "Отрадное"): "Секстон" на "Соколе" в подвале, первый наш "Р-Клуб" - тоже цокольный этаж... Для меня на тот момент только один клуб был образцом - это "Вояж", у которого конфигурация была, как у клуба. Там был офигительный зал, было рядом помещение кафе, было фойе с раздевалкой и туалетом, открывали его тоже музыканты. И он тогда был очень популярный, потому что он был круче всех этих подвалов.
Здесь у нас концертная площадка разбита на несколько уровней. Люди могут сидеть на балконе, в зоне VIP, где шикарно видно и слышно, есть основная зона, фан-зона и сидячие места... И аппаратура на сегодняшний день самая крутая. Техника не стоит на месте, и наши возможности - тоже. Понятное дело, что мы ещё пятнадцать лет назад так хотели - но ещё не могли...

Контрабанда: Это да. Приятно взять в руки радиомикрофон, и двигаться по сцене, когда ничто не сковывает.

Трофимов: Здесь мы сделали достаточно мощную конфигурацию по звуку. Клуб существует всего полгода, и естественно, мы что-то меняем постоянно. Вот сейчас мониторные линии изменили, чтобы музыкантам было комфортно - потому что сцена большая, и трёх линий мало. Мы расширили эту базу. В маленьких клубах одного монитора достаточно. А здесь ты делаешь шаг в сторону - и выходишь из зоны. Уже не так слышишь. И мы эти зоны сейчас расширили.

Контрабанда: Что-то подобное чувствовалось ещё в "Касте". Сцена там была побольше стандартной. Шаг вглубь - и уже кажется, что поёшь то ли выше, то ли ниже...

Трофимов: В "Касте" решались сложные технические задачи. Мы все стенки там строили сами. Я делал проект - все стены, электричество, вентиляция... И там тоже до потолка - всего 4 метра. На метр больше, чем в первом "Р-Клубе", но всё равно очень мало. Нельзя сделать полноценную сцену...

Контрабанда: Выглядела она, как старая столовая...

Трофимов: Нет, там вроде как магазин был.

Контрабанда: Но были рациональные гримёрки с боков сцены: одна группа сходит, другая - заходит.

Трофимов: Да, там позволяла конфигурация. Но если сравнивать - здесь сцена высотой 2 метра. 45 квадратных метров площади. Музыканты, все, кто играл, говорят: ребята, вот это - да, сцена! Разумеется, хочется сделать лучше - ковром сцену покрыть, например. Главное, для этого сейчас есть возможности. Нельзя всё сделать в один день. Клуб должен устояться. У нас сентябрь месяц - начало нашего первого сезона. То, что мы открылись весной - тренировка. Лето, естественно, вообще не сезон. И начинается первый сезон с очень сильных концертов. Хорошие гастрольные графики - играют финны, американцы, шведы, немцы... Red Elvises, трибьют Тушинского рок-фестиваля 1991 года, Крюгер - тройная презентация, сразу три альбома зафигарили. Хаммер всегда был плодовит, трудоголик редчайший...

Контрабанда: Ещё несколько моментов - насчёт издательства ATP...

первый клубный журнал

Трофимов: Когда я работал директором по рекламе в компании "Biz", Борис Зосимов мне сказал: а почему бы тебе не назвать издательство именем "Александр Трофимов? В то время мы издавали газету "Zarraza". Вышло 10 номеров. Затем мы занимались печатью плакатов. В то время группа, напечатавшая плакат - это был верх крутизны. В то время я несколько сотен плакатов для групп сделал. После газеты "Zarraza" был такой журнал "Hard Rock Pilorama"...

Контрабанда: Парочка у меня сохранилась...

Трофимов: А их и было-то всего два номера. После этого мы уже издавали журнал "Р-Клуб". Первый чёрно-белый был. Сначала это была просто программка концертов клуба. Потом подумали: а не сделать ли нам цветную? Всего 16 страниц. Фото для журнала снимали одним из первых цифровых фотоаппаратов, которые удалось достать. Сейчас-то понятно, это была почти игрушка, но для 90-х - уже прорыв. Стали выпускать клубные сборники - сперва на кассетах, потом и на дисках. Был такой - "ПоКолено", помнишь?

В нашу беседу врывается телефонный звонок. "Последними сегодня будут Satharial, - говорит Трофимов в трубку, - Я посмотрел, что они уже свалили за сценой - гробы, лазеры..." Вот так. Гробы и лазеры. По-моему, неплохо. А всего-то надо - снять для начала подвал заброшенного спортклуба, не опускать рук, когда арендную плату повысят вдвое, и пахать в таком режиме 15-20 лет без передышки. Учитесь.

P.S. Этим материалом "К-Банда" открывает серию публикаций о различных культурных явлениях, определивших пути развития отечественной рок-музыки.

Дополнительная информация