КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Мистика в классике

Искать

Мистика в классике

10.02.2016 00:11, Музыка: рецензии


Александр
В.
Волков

Академическое искусство может быть психоделичным и эзотеричным. Образы и эмоции крутых героев нередко срисованы со старых историй. Мистические оперы с сюжетами - от древнего мифа до ироничной сказки - показывают эту сторону культуры. Для контраста же послушаем «другую» мистику - юного Моцарта, который, служа у зальцбургского архиепископа, писал сонаты для исполнения в церкви.


Антон Рубинштейн «Демон» (Мелодия, 2013)
Важный и пафосный значок «16+» на обложке провоцирует улыбку, всё остальное тут не смешно. При прослушивании музыки каких-то «сомнительных» фрагментов в знаменитой опере заметить не удалось. Имеются, например, возгласы – «она моя!» грозно звучащие под бурный оркестр. Впрочем, можно представить, в какое волнение эти речи вгоняли курсисток в 19 веке. При этом, ясно поданы и серьезные темы, про которые голливудская демонология как-то забывает. Это и борьба за личную свободу, мрачный и сексуальный взгляд на историю Красавицы и Чудовища, и разговоры про «ненавистный мир» вокруг, и безнадёжные поиски прощения, и коварные мистические убийства, расстроенные свадьбы и темные смертоносные духи – много всего. Противоборство ангелов и демонов, света и тьмы оформлено в страстный и мрачный оркестровый звук, который, при всей условности оперного жанра, создает очень серьезный космогонический настрой.
Эта опера – про судьбы вселенной. Она стала переходным этапом между поэмой Лермонтова и картиной Врубеля. Вряд ли кто-то будет спорить о контркультурной и взрывной - для души и для мозга - силе этих произведений в рамках нашей цивилизации. Во время их появления великий пианист и композитор Антон Рубинштейн был вполне признан - при жизни. Даже «альтернатива» тех лет - композиторы «Могучей кучки», которые были его идеологическими противниками, признавали силу воздействия и  технический уровень «Демона».


Александр Даргомыжский «Русалка» (Мелодия, 2010)
Сказочная опера звучит в лучших традициях жанра – части и их настроения поданы ясно и выпукло, красоты - наивно и позитивно, страхи – нервно и напряженно. История же, если пытаться смотреть на неё непредвзято, разыгрывается тут и правда, жестокая и непростая. Сплошные истерики, сумасшествия, требования - «свободному - свободная любовь!», утопленницы и в конце - красивая месть. Главный голос постановки - Иван Козловский. Запись делалась в 1971 году, великий тенор уже был не молод, но он - живой носитель традиций, его пение настоящий учебник культуры вокала, звука.
Приемы нагнетания драматизма и романтики выпуклы, кажется, именно эти сцены, эти голоса, эти события старательно копировали и пародировали последующие поколения. Вспоминается, что на недавнем альбоме актуальных импровизаторов Гайворонского – Волкова – Кондакова была записана именно музыка Даргомыжского, которая в оригинале звучит как-то очень красиво и «правильно». Даргомыжский не стал всенародно напеваемым композитором для нашего времени, но прелесть его мелодий и причины столь долгой известности становятся после прослушивания очевидными.


Сергей Прокофьев «Любовь к трём апельсинам» (Мелодия, 2011)
Фееричный, фантастичный и фэнтезийнвый сюжет этой драмы-буфф дал возможность Прокофьеву реализовать разные стороны и разные уровни своего таланта. Опера радует не только музыкальными качествами (запись 1961 года), но и противоборством смыслов, бесконечной иронией, пониманием смысла – и сказки, и жизни. Дьявол, кухарки и принцы, смертоносный половник и волшебный бантик, Труффальдино и Панталоне, принцесса-крыса и две мёртвые девушки – восторг сюрреализма мешается с почти детской трагичностью.
Игра символов кажется взрывом интеллекта и видится более жизненной, чем сама жизнь. Звучит важнейший вопрос: «Ты - настоящий маг или только театральный маг?» Сюжет сказки Гоцци, постоянное движение событий, персонажей, чувств, блестяще вписаны в феерию музыки. Ощущения доходят от картинного хоррора до совершенно неоперного смеха, гомерического до идиотизма.
Застревает в памяти и звучит-звучит внутри абсолютный поп-академический шедевр, главная тема оперы – знаменитый «Марш», который периодически просто сметает, комкает и строит по своему чувства слушателя. Такие мелодии и раньше удавались единицам раз в жизни, теперь они не удаются никому. Это великая музыка, раскрашивающая и поддерживающая замечательную историю.


Wolfgang Amadeus Mozart «Kirchensonaten» (Мелодия, 2015)
«Церковные сонаты» сочинялись Моцартом в период его службы органистом у архиепископа Зальцбурга - с одиннадцатилетнего возраста на протяжении 12 лет. Это кажется странным жанром для солнечного - в общепринятом мнении гения, но Моцарт был непростым и неоднозначным персонажем, эзотерическим и мистическим. Хотя это была работа, ремесло, но сонаты сочетают легкость и глубину, наивность и парадоксальный покой. Музыка тут взрослее и серьезнее композитора. Конечно, качественный рост, стройность и эмоциональная звонкость весьма заметны. Но лёгкость сочетается с пафосом и серьезностью. Юный Вольфганг был уже идеальным композитором «на заказ». Представляется, что он и мальчиком, и юношей, и молодым человеком - всегда прекрасно понимал, что от него требуется, и как этого добиться.
14 одночастных сонат для двух скрипок, виолончели и органа записаны в 1974-м году квартетом, про который теперь можно рассказать гораздо больше, чем в момент записи. В составе - Владимир Спиваков (скрипка), скрипач Анатолий Шейнюк (сегодня - профессор консерватории в Детройте), виолончелист, будущий создатель Монреальского камерного оркестра Юлий Туровский и один из лучших советских органистов Сергей Дижур. Про качества и сыгранность ансамбля можно говорить только в превосходных выражениях. Спиваков интересовался музыкой Моцарта всегда, он и друзья соответствуют задаче альбома – показать, как много смыслов и много значений заключено в музыке композитора. Поэтому сонаты, предназначенные для исполнения в церкви, могут звучать, как блестящие, даже порой парадоксально жизнелюбивые концертные номера.

Дополнительная информация