КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Алексей Хвостенко «Скорпион». Музыка: Анатолий Герасимов и АукцЫон. (Геометрия, 2014)

Искать

Алексей Хвостенко «Скорпион». Музыка: Анатолий Герасимов и АукцЫон. (Геометрия, 2014)

26.06.2016 09:02, Музыка: рецензии


Александр
Кутинов

Подмосковный журналист Александр Кутинов, возомнивший себя  Отцом Брауном,  расследует первый и главный альбом в жанре «Голос поэта».


Несмотря на солидный, по меркам андеграунда возраст и импозантную внешность, его обычно называли просто Хвост. А он нисколько не обижался, и даже получал от этого определенное удовольствие. Чем больше художник (употреби я слово «артист», путаница имела бы все шансы затуманить мозг и размыть понятия)  отличается от собратьев по цеху, тем больше у него шансов пойти по одному из трех творческих дорог. То есть, стать провозвестником  нового веяния в искусстве и его гуру, стать объектом насмешек и негодования со стороны всех и вся, или остаться в абсолютной безвестности.  В кожаных штанах при этом.
Последний русский трувер волшебным образом прошел все эти три пути, хотя первый оказался для него самым длинным и счастливым, и его «Скорпион» - самое яркое тому подтверждение. Осталось только выяснить, как такое вообще могло появиться на свет. Начинаем расследование. И хотя буклет содержит все нужные тексты, ничто не сравнится с его звучащим голосом.
Немаловажный момент релиза: откровения Хвостенко сопровождаются давними друзьями и великолепными музыкантами. Очень заслуженный Анатолий  «Толик» Герасимов, саксофонист от Бога или, может, еще кого, участник Оркестра Дюка Эллингтона; к сожалению уже оставивший нас. Царь духовой меди Михаил Коловский, еще один укротитель труб и альтгорна, ветеран Юрий Парфенов. И, конечно же,  аукцыоновский саксофонист Николай  Рубанов. Упоминаются также дети, одного Отец Браун вычислил – это Рубанов-младший - Богдан.  
«Стерва» - открывает пухлый том творческих дерзаний.  Меж мыла и мочал /плескалась в шайке Стерва. Сопровождение от Бори Шавейникова. Трансцендентальный саксофон, при том, что сам композитор – барабанщик. «Дерево в саду» – меланхолический сакс Герасимова. «Архитектура щебета на взгляд казалась башней медленного роста». Привет Осипу Эмильевичу. «Полезный труд полезен землекопа, глубокий пруд похож на чашку чая» – это «Филантроп», и снова потусторонний Герасимов.
У нас народ знает Хвоста как соавтора «Под небом голубым». А тут… поэзия – «святая пустота, голодный блеск в глазах пустого слова». Или «головы, головы и только головы разговаривайте вдали, слушайте издалека». Композиция называется  «Чертик – погонщик слов».  Мрачный бэкграунд от Коловского, а название - это негласное погонялово самого Хвоста. Как уже упоминалось, последнего русского барда в кожаных штанах.
Вот альбом. 22 номера – 22 шедевра. А я все ждал «Памятник». Из-за строчки «И подивился на кумир пиита, что конусом уходит к облакам».  И ради пронзительной виолончели Владимира Волкова. А «Часослов»?, а «Улисс»? а финальная «Печальные забавы» с нежным скрежетом от того же Шавейникова?
Возвращаясь к формату издания – это настоящая книга. Хотя и квадратная. Куда пришпандорен затейливо упакованный  собственно аудио-диск. Кроме текстов поэта, присутствует  две замечательные статьи, фактически поэмы авторства горячих сердец. . От гуру рок-журналистики, извините за каламбур, Сергея Гурьева – «Хвост- погонщик слов». И «Последний  вагант» от Натальи Вишняковой. А также своеобразные и очень трогательные рисунки Сергея Есаяна; ему, между прочим, посвящено одно стихотворение – «Элетия», озвучил трогательный Герасимов.  На точку ставить рано. Отец Браун вышел на Березовую Аллею, продолжил расследование и обнаружил массу интересного.
Баритон поэта записан фактически вручную, в московской квартире Алисы Туровой. Саунд-мюзик зафиксирован в различных местах обеих столиц. Мастеринг сделал лично Леня Федоров. Его же сведение в личной студии в 2013-м. Ну и фото – Сергея Бабенко, и дизайн – Александра С. Волкова. Люди не последние.
«Мы закваска и хмель, что отвратную брагу/ превращают во всеми любимую влагу…» Наплывает и захватывает. Отец Браун даже почувствовал, что и против воли запоминает магические созвучия. И они колокольцами звенят в мозгу.  Дай-то Бог.

Дополнительная информация