КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Два-Borisov-Два

Искать

Два-Borisov-Два

31.10.2016 09:14, Музыка: рецензии


Александр
В.
Волков

Алексей Борисов ( «Ночной Проспект», ЦЕНТР, F.R.U.I.T.S., ASTMA, Fake Cats Project) - культовый музыкант, звезда отечественной экспериментальной сцены постоянно представляет новые проекты, фестивали, коллаборации. Его творческий путь – фейерверк альтернативы. Слушаем особо заметные в этом году релизы - альбом трио Борисова, выпущенный независимым лейблом Fancymusic и CD проекта Fake Cats Project.


Fake Cats Project «Russian Canon» (Frozen Light)
Группу Fake Cats Project – «Поддельные коты» - Алексей Борисов (бас, электроника) затеял вместе с Игорем Левшиным (гитара, голос) и Кириллом Макушиным (баян). Группа записала несколько альбомов, но данный релиз – первый, выпущенный на носителе. Реальность вдруг оказалась отдельным пунктом в информации о релизе и поводом для разговора.
Глубокая игривость переходит в ироничную отстранённость. «Ты не моги петь без тоски – это русский канон!» - мысль простая и понятная – надо осознать происходящее через завернутые мозги, найти преемственность в странности. Поиск этого русского канона, музыки определяющей и основополагающей – для всех и обо всём - дело уважаемое и важное. Оно происходит по сусекам иронии, дальним углам наблюдательности и закоулкам национальной эстетики. Музыканты явно пошли огородами и зашли с тыла. «Русскость» записи вне сомнения, но она хорошо замаскирована и появляется внезапно, словно из-за угла рок-риффов, сквозь складки электронных облаков, перебрасывая мячик мысли и инициативы между эстетиками и эпохами. А что ещё остаётся делать, если они существуют в душах музыкантов в невыразимой связи и единстве - от плясового посвиста до свиста помех в эфире. Сваливаются в попытки цыганочки, от которой, кажется, у синтезаторов перехватывает дыхание и они начинают по-волчьи выть на лампу в коридоре. Такая электрическая песня, думается, пришлась бы по нраву сибирским шаманам.
В трек-лист входят семнадцать вещей, запись расцвечена анонимными полевыми записями и уличными музыкантами. Специальный гость - трубач Константин Сухан уходит на записи в тень, главное на ней – вокал и настроение. В композиции «Вечно в снегу по самое немогу» мерещится что-то от «АукцЫона». Тема Эрика Сати «Котик сморит солдату в глаза» доставляет отдельное удовольствие - и названием, идеально вписанным в стилистику происходящего, и звучанием. Гитары и ударные (тоже электронные, да) создают идеальное пространство для импровизации, базу звука, между фри-фрагментами и гитарными риффами вообще нет композиционных швов, словно они единое целое.
Радио-хитов на альбоме, естественно, нет, но сделать громче настойчиво советуем. Поиски русского канона в хаосе и мастерстве, прорывающего и управляющего этим хаосом – задача почти божественная, но силы в наличии имеются лишь человеческие, и тут талант оказывается на своём месте. Запись в вокальной части кажется поначалу более «дворовой» и душевной, а не фолковой и духовной, но в результате разворачивается в настоящий космос свободного музицирования.


Alexei Borisov, Konstantin Guryanov, Peter Ototsky «Three for the Bottle» (Fancymusic)
Барабанщик Петр Отоцкий (Metro 3) инициировал появление проекта, собравшего легендарных, разноплановых музыкантов-экспериментаторов. Особо живой интерес вызвало участие в трио Кости «Жабы» Гурьянова (фортепиано) – культового первонажа старой, «настоящей» Горбушки, манеры и интонации которого давно вошли в меломанский фольклор. То, что Константин – прекрасный музыкант с изысканным вкусом, никогда не забывалось, но как-то никогда особо не педалировалось. Основой, и медийной, и музыкальной проекта стал Алексей Борисов (электроника, ashbory bass). Альбом с раскованным названием «На троих» записан в студии КЦ ДОМ и разрешил довольно жёсткие противоречия.
«Three for the Bottle» разнообразней и авангардней ожиданий. Разные части фонограммы, создавая гармонию из помех и волшебство из шума, словно бы и не ищут взаимности, а они заполняют музыкальную панораму - каждый в своей части, добавляя, как специи, разговоры импровизаторов, звучащие среди музыки. Красота и ритм убраны на глубину, заретушированы, эффектность делает шаг назад.
Полёт музыкальной фантазии оторван от образности. Поэтому музыку легче описать в образах, а не в терминах. Прозрачное фортепиано не пробивается сквозь индустриальную суету, его звук с удивлением словно застывает немного в стороне, но затем вступает в разговор, доказывает своё, сбивается с «праведного» пути и тонет в металлической каше и забывшихся в звуке электронных ударных. Но оказывается, что всё живо, фортепиано приходит в себя, понимает себя по новому, становится почти барочным, романтичным. Чередуются злящий слух антизвук, который напоминает плохой контакт в бытовой аппаратуре и сдержанный высоколобый джаз от Гурьянова. Ударные выступают как связующее звено между ними, причем иногда они становятся иссушенно-электронными, оказываясь ближе к Борисову, а иногда эстетскими и тогда им родня - Гурьянов.
Музыканты ищут и находят своеобразное сочетание ритма и нойза, мелодии и импровизации, альбом - поиск гармонии в самом широком смысле слова. Это гармония бескомпромиссно творческая и невесёлая, она туманна, сдержана и авангардна.

Дополнительная информация