КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Непохожие звёзды

Искать

Непохожие звёзды

24.04.2017 15:50, Музыка: рецензии


Александр
Томанов

В обзоре - альбомы широкоизвестных рок-музыкантов, невписывающихся в общепринятые стилистические рамки, тех, чья музыка не похожа ни на кого.

НОМ / Николай Копейкин «50 копеек» (СОЮЗ Мьюзик)
Альбом ругается и давит риффами. В нём заправляют неприятные мужчины и вообще противные снеговики – шансонность и даже кафешантанность в царстве образного гротеска. Андеграундный художник Николай Копейкин оказался в НОМе ко двору, его персонажи словно ожили в песнях. Но оказалось, что его талант многогранен, песен и стихов, сочинённых Копейниным, набралось на полноценный альбом, звучащий, как квази-НОМ.
Питерский бэнд становится всё более серьёзным, используя как таран непробиваемую иронию. Мир НОМа отразился «взаимовыгодно» в видении Копейкина – их искажения и перегибы в творчестве открывают в реальности что-то глубокое и удивительное. Идеология на альбоме невыразима и идеально чувственна, улыбаться или плакать под шедевры типа «2-700» или «Гнидой не будь», каждый решает сам.
Музыкально НОМ тут не очень-то рокенроллен, риффы жутковаты, индастриальные вальсы и марши балансируют на гранях восприятия. Альбом рекомендуется, как повод для беспричинного оптимизма, для марширования, алкоголизма и для ночного крика.

Леонид Фёдоров «Псалмы» (Ulitka Records)
Альбом в отличие от того, что привыкли называть «массовой» продукцией, простыми и понятными словами говорит о душе. Тексты псалмов, наверное, требуют толкования. Но сейчас, после ярко вылепленной образности сольных альбомов Фёдорова, библейская поэзия воспринимется как нечто из той же жизни, того же мира. Каждое слово тут возвращается к своей первооснове, можно почитать тексты внутри креста–упаковки оригинального дизайна, в который раскладывается конверт. Альбому удаётся быть светлым, а не спорно весёлым, не натужно просветлённым, а естественным.

Мегаполис «Zerolines» (С.Б.А./Ворнер Мьюзик)
Название альбома и группы меняются тут местами, играют в психоделические прятки. Интонация прогулки в темноте, наблюдения, сделанные словно из окна скорого транс-экспресса. Бирюза – главный тон. И дело не только в мистике, которая накрывает сознание, как вуаль, уже при первых звуках. Описания альбома вспоминают Питера Хэммилла и Карлхайнца Штокхаузена, становится любопытно, что же там - в темноте подсозннания, интуитивнй музыки, пост-рока, эмбиента.
Соблюдается принцип анонимности – обычные кредиты записи не указаны, Объявлено, что это «не новый альбом «Мегаполиса», однако, название группы на обложке имеется. Известный московский бэнд предлагает собственный вариант, способ осмысления психоделики, что при продюсерском и музыкантском мышлении лидера группы Олега Нестерова выглядит естественно. При этом в «Zerolines» нет задумчивой заумности звёзд прогрессив-рока, альбом предлагает «домашнюю» музыку, только домом объявлен космос.

Доктор Кинчев и группа Стиль - «Нервная Ночь» (Мистерия плюс, 1984/1994/2014))
Немного истории жанра – новое издание альбома, открывающего дискографию самого(!) Константина Кинчева. Это случилось на заре эры магнитофонных альбомов – в 1984 году. К москвичу Константину Панфилову, которому явно комфортней было заниматься творчеством в Северной Столице, присоединились музыканты «Секрета» гитарист Андрей Заблудовский, барабанщик Алексей.Мурашов и бас-гитарист Святослав «Алиса» Задерий. Подтолкнул же группу «Стиль» вперёд, оценил её потенциал, Майк Науменко.
Кинчев  буквально через год выстрелил на альбоме «Энергия» с такой силой, что Задерия вообще выбросило из проекта его имени. И ушёл он, унеся уникальную и радикальную музыку. «Алиса» же пошла «назад» - к хард-року.
Но на «Нервной ночи» все устремлено вперёд и вверх. Кинчев не «завлекает» слушателя, не «шокировует», не рассказывает тайну. Он «просто» показывает новое небо и новое дыхание рок-текстов, смесь образности, литературности и политичности - «Доктор Франкенштейн», «Манекен», «Я вижу то, что вижу». Ощущениям времени альбом более чем отвечал, хотя его заметили не все – звучит он сравнительно небогато, но точно намечает направление будущего главного удара. Это была, захлестнувшая вскоре тусовку, новая волна, музыка рваных вен, причём поданная очень легко – в смысле лёгкости полёта осколков от взрыва мозга.


Дополнительная информация