КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Игра без правил

Искать

Игра без правил

15.06.2017 18:53, Музыка: рецензии


Александр
В.
Волков

Есть стандартное представление о том, то такое джаз. Но музыканты хронически не вписываются в стандарты, не соответствуют лекалам, нарушают границы, правила и это норма для творчества. Рассказываем про альбомы блестящих мастеров-импровизаторов, которые не похожи ни на кого.


Peter Ototsky, Alexander Serechenko, Sergey Khramtcevich «Baritone Domination» (Топот)
Когда на баритон-саксофоне играют люди с «фри» в душе и правильным поворотом в мозгах, то получается ощущение ни с чем не сравнимое. Звук этого инструмента - что-то необычное и неописуемое, он может быть и бархатным, и трубным. В поп-музыке есть блестящие примеры его волшебства - от Джерри Маллигана до Morphine. На альбоме нового московского проекта таких мега-саксов целых два – на них играют Александр Сереченко (Solo Operator (и Multioperator)) и Сергей Храмцевич (Godze). Плюс ударные Петра Отоцкого (Metro 3), чьи проекты находятся на границах импровизационных жанров. Недавно, например, был издан альбом, на котором Отоцкий играет со звёздными коллабораторами – Алексеем Борисовым («Ночной проспект») и Константином «Жабой» Гурьяновым - с симптоматичным названием «На троих» («Three for the Bottle»).
Всё же тембр баритон-саксофона довольно специфичен, сделать коллекцию такой музыки разнообразной и увлекательной - задача непростая и требует дополнительных усилий. Музыканты охотно нагнетают напряжение, свингуют, «нойзуют», кажется, что это шутка, они сейчас остановятся! Но нет, Сереченко/Храмцевич/Отоцкий рвутся вперёд и, как рассказывают, достигают катарсиса прямо в студии. И явно намереваются вывести из равновесия энергии и эмоции слушателя - нервность и внутренний драйв, завод чувствуется даже в спокойных фрагментах фонограммы.


Igor Ivanushkin Project «The Lone Bell in the Desert» (ArtBeat Music)
Блестящий концерт для контрабаса с джаз-бандом. Игорь Иванушкин играл в ансамбле у Игоря Бриля, затем создал с Андреем Разиным и Татьяной Комовой трио «Второе Приближение», которое хорошо известно и у нас, и за рубежом. Содружество с тонкими импровизаторами завершило формирование современного творческого лица басиста, которое – лицо и этого альбома.
Первый же, обрушивающися на слушателя аккорд даёт понять – говорить будем о серьёзном. Начало альбома - «Intrado», сдержанная пьеса-размышление Аркадия Шилклопера. В «Индийских снах» контрабас притворяется… индийской флейтой, а украинская джаз-звезда Юрий Яремчук импровизирует на бас-кларнете. Давшая название альбому пьеса «Одинокий колокол в пустыне» - память об учителе Иванушкина Анатолии Соболеве. «Колокол» от сольной – импрессионистской импровизации разрастается до целого вокального джаз-шоу Анны Королёвой, которая пропевает неожиданное «барбарианское» соло.
Основной состав музыкантов альбома – тоже трио. Соло клавишника Дмитрия Илугдина особо прекрасно в «Прощанье навсегда» - пьесе памяти родителей Иванушкина. Контрабас поёт, задаёт ритм и кричит в последней пьесе CD – «Бремя» - тут отметим соло барабанщика Петра Ившина. Тема композиции - поступки и воспоминания и она завершает альбом, пожалуй что решительным разрешением жизненных проблем. Инструмент Игоря Иванушкина всё время разный, он и поёт, а иногда, кажется, даже танцует.

Анатолий Осипов и Алексей Наджаров «Postjazz» (Бомба-Питер)
Альбом импровизационен и грациозен, его настроение, арт-концепция подаются понятно и чётко, сплетая «народность» - более у саксофона и «академизм» - у фортепиано. Этому, активно формирующемуся поджанру, созвучно название первой композиции трек-листа, с полюбившимся джазменам древнескандинавским названием Руси – «Гардарики» - «Страна городов», задающей эстетику и настроение альбома. Активное фортепиано плюс саксофон, повторяющий с вариациями одну фразу, создают упругую и энергичную музыкальную ткань. Похожий подход можно поймать у Алексея Круглова с трио Яака Соояара, когда они играют свою программу на стыке жанров - «Могучая кучка». Осипов и Наджаров, передавая эстафету лидерства друг другу, формируют свою особую эстетику, навязчивой развлекательностью не балуя и в авангард далеко не заходя. Вторая вещь – «Песня для мамы» - задумчива и взволнована, за ней идёт «Душа» - осторожная, тягучая баллада. «Re-Wind» - неожиданное, в ряду прочих, «технологическое» название трека, но это тоже неспешная вещь, возвращающая настроение первой вещи альбома. И «на сладкое» - космогония и толкиенистика - «Мидгард», спокойный и наступательный подход к окружающей нервности и неровности жизни.
Джаз развивается во всех возможных направлениях и использование его языка для создания нового качества, новой психологии жанра (предположим такую расшифровку слова «пост») – реальная, постоянно существующая и решаемая задача. «Постджаз» - название смелое, но вряд ли кто-то сможет сказать, что альбом это «не-джаз». Бархатный, заполняющий всю звуковую панораму саксофон и активное, самостоятельное фортепиано говорят - это не третье течение и это не фолк-джаз. Альбом делает границу между жанрами неощутимой и продолжает формирование нового тренда в импровизационной музыке.


Kle2Go «Good Taste» Live (ArtBeat Music)
Безупречно красивый альбом, записанный Андреем Ласкиным «живьём», в клубе Козлова. Концерт даёт удивительное трио виртуозов - Сергей Клевенский (духовые фольклорные инструменты), Антон Горбунов (контрабас), Владимир Голоухов (вибрафон и перкуссия). Музыканты прекрасны, их стиль хочется назвать даже не просто позитивным, но воспитанным и активным фьюжн.
Начинается альбом с романтичного чтения Голоуховым заметок «джаз-фенолога». Это очень уважаемый Владимиром жанр, читает он не спеша, без эмоциональных всплесков, как бы «для умных». Для него мелодекламация, очевидно, особое удовольствие для публики же ощущение иногда неожиданное и необычное.
Отсутствие суеты и тот самый хороший вкус – отразившийся даже в названии альбома – определяют стиль, как сплав русского фольклора и джазовых приёмов, дающий в результате прозрачный фьюжн. А вот название проекта трудно признать удачным, и приходится отнести его в область иронии. Наверное, никому из музыкантов не обидно, но нам-то его читать-произносить.
Трио равнозначно и равнозвучно - при таком уровне музыкантов странно говорить про лидерство и аккомпанемент. Музыку написали Голоухов и Горбунов, но в звуке очевидна роль броских инструментов Клевенского. Этой музыкой хочется озвучивать кино про прерии, сказки из старой толстой книжки, джазовую энциклопедию и прогулку в парке.


Дополнительная информация