КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - «Подольск-87» (Геометрия, 5xDVD, 2012) Часть II

Искать

«Подольск-87» (Геометрия, 5xDVD, 2012) Часть II

15.08.2017 23:01, Музыка: рецензии


Александр
В.
Волков

Вторая часть обзора комплекта (limited edition, 999 экз.) видео-записей легендарного рок-фестиваля 1987 года в Подольске. Продолжение публикаций к 30-летию события.


12 сентября, 13:00
Идёт дождь. Группу «Портрет» (Подольск) объявляют, как хард-рок, но звучит эдакий клон «Алисы», которую тогда и саму нельзя было представить в хард-роковой эстетике. Затем наступает время «Хронопа» из Горького (Нижний Новгород), который играет изысканный и утончённый регги-рок. Это одна из музыкальных вершин Подольска-87, причём группа за эти годы не поблекла, не запуталась и не умерла. «Хроноп» существет с той же творческой насыщенностью, хотя, и не без проблем. Песня «Гибкие люди» звучит тоньше и вернее, чем песни-лозунги, не удивительно, что лидер «Хронопа» Вадим Демидов вспоминает её и теперь.



На сцену выходит «Алиби» из Дубны и объединяет крайности - и времени, и жанра. Их вещи «Не для них» и «Блюз для моих друзей» («Мы любим блюз») стали для многих гимном фестиваля и движения, а лидер группы Сергей Попов (экс-«Жар-Птица») – настоящим рок-героем. Магнитоальбомов «Алиби» в широком хождении не было, но музыка с феста разошлась по тысячам адресов.



От «Облачного края» (Архангельск) энергия начинает буквально искрить одновремненно с их выходом на сцену. У этих ребят было чему поучиться Rammstein, и теперь уже не так важно, правдоподобна ли легенда, рассказывающая о влиянии архангельских рокеров на германских звёзд. Уникальность музыки лидера группы, гитариста Сергея Богаева, взрывной вокал Олега Рауткина, несмотря на неидеальную сохранность фонограммы и прыгающую видео-запись, создают ауру рок-провокационностм и сюрреализма. Богаев в финале старательно и безуспешно бьёт гитарой об сцену, что ассоциации с Вудстоком укрепляет, но национальным героем его всё же не делает. Подольская же публика в восторге встаёт, правда на сцену, мешать музыкантам, никто не лезет – люди ещё не знают, что это круто. Кстати, как следствие, в фильмах и на фото фестиваля мало милиции, что не значит, что её не было, она была, но на входе, а не перед сценой.

12 сентября, 19:00.

Подозревали ли организаторы, что этот концерт окажется таким памятным, таким легендарным? Начался он сетом восходящего «Наутилуса Помпилиуса», а закончился «Зоопарком» - в зените славы. «Нау» в начале исполнял песни из предыдущеей программы «Переезд», но когда начался материал из свежего (на тот момент) альбома «Разлука», взорвалось, кажется всё – привычки, границы, психология. Организаторы поставили «Нау» первым, но отдали почти половину времени концерта. Харизма Бутусова, актуальное мышление Умецкого, завёрнутая в психоделию философия Кормильцева, шикарный саксофон и недооценённый бэк-вокализ Могилевского создали униальную ауру. После этого вся страна затянула, закричала, запела «Разлуку» - народная песня стала рок-суперхитом. Сейчас, вроде бы, понятно, в чём причина эмоционального взрыва – группа была социальна, загадочна, эротична - одновременно. Никто не смог даже приблизиться к тому ощущению мистического, провидческого и глубокого творчества, которое было принято массой за поп-хиты и прекрасно растиражировано.



Далее следует главная клякса феста – эмоции зашкалили, публика оказалась не в состоянии воспринимать что-то иное. Последовали неудачный сет камерной, нервной и чудесной Насти Полевой и задушевно-хардовый концерт одесского «Бастиона». Теперь можно хорошо рассмотреть эти шоу и удостовериться в том, что большинство бывает неправо. Но финальный, эпохальный и апокрифический выход «Зоопарка», удался на славу – его вспоминают мног и охотно. Тут все всё знали, концерт прошёл «на пять» – в духе рок-н-рольного безумства и зажигалова.



Заметим, что на этих двух успешных, и далеко не мирных группах никто свет не выключал и звук не портил. Видимо, по мысли «ответственных товарищей», полит-панк народу было - «нельзя», а экзистенцию и социальный рок под понятный звук - «можно». И кто-то наверху, возможно, понял главный приём, работающий в будущем – гораздо проще и спокойнее не возбуждать толпу, а растворить, размазать творчество этих замечательных парней по времени, в болоте попсовой плясовщины следующих десятилетий.


(окончание следует)


Дополнительная информация