КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Песни русских людей

Искать

Песни русских людей

27.05.2018 22:16, Музыка: рецензии


Александр
В.
Волков

Как мы узнаём, как понимаем, что слышим народную музыку, музыку своего народа? Несмотря на искажение и уничтожение настоящей народной музыки в советское время, подмену её официозной, упрощённой, русская музыка жива – в разных формах, разных стилях, в душах разных людей.


Хор Старообрядческой Поморской Общины Великого Новгорода «Ой вы, братья мои, сестры…» Духовные стихи староверов Новгородской области (Sketis Music, 2016)
Запись хора причетников и прихожан сделана с 2008 по 2014 гг. в Великом Новгороде и окресностях. Звучат гармония и красота, голоса потрясающей чистоты и проникновенности. Духовная традиция беспоповского староверия Северо-Запада улавливается иногда во фрагментах великих русских фильмов – как краска. Тут она – царит.
Исполняются духовные стихи, народные духовные песни, былины. Русский язык переходит от старого и древнего церковного к современному искусству с удивительным дыханием. В народных песнях звучит тоска-рефлексия, душеразрывающая и душеполезная, но никак не примиряющая и не успокивающая  - «Прости, моё тело…», «Кто от веры отпал прочь…», «…среди напастей и скорбей…». Они свидетельствуют о трагедии культуры староверов, о боли и потерях, которые понесла страна, разрушая древний дух, просветляя светлое, превращая его пиаром, работающим с древних времён, во что-то тёмное и смутное. Способность осмысления таких тем, как смертный час или суетность жизни, в этом творчестве прямо противостоит поп-культуре.
Завершение диска раскрывает его душу удивительным образом – последним идёт «Завет умирающей матери – аскеза». Даже не знаю, насколько тут уместно слово бонус, но дополнение у альбома есть. Это «Ты душа моя, душа грешная…» (исп. Белоус А. Я. (1930 г. р.) - Великий Новгород, 2011 г.). Там, в фонограмме, на фоне поют птицы и кто-то покрикивает по хозяйству. То, что получается, суть и смысл полевой записи, стремление поймать, удержать поток жизни.

 


Мужской хор «Древнерусский распев» - «Рождество, Великий пост, Пасха. 16-17 вв.» (Артсервис, 2017)
Мужской хор «Древнерусский распев» - «Партесная и народная музыка. 17-20 вв.» (Артсервис, 2017)
Два альбома озвученной и эстетизированной истории жанра и страны представляют знаменитый мужской хор, исполняющий старую русскую духовную музыку и народные песни. Это слушание особое, запись воспринимается легко и полётно, что не всегда получается при исполнении духовной музыки. Иногда кажется, что звучит один голос, который расцветает, вырастает в радугу голосов, это пример оригинальной русской полифонии 17 века , так не поют нигде в мире, может быть потому, что так нигде не чувствуют.
Первый альбом строг и суров, это церковные песнопения, которые, не стремясь к внешней красоте, рождают красоту и внешнюю, и внутреннюю. Второй - от духовной музыки постепенно, через темы Оптиной пустыни и Киево-Печерской Лавры, Бортнянского и Чеснокова, переходит к народной музыке. Тут есть и «Лучина», и «Степь да степь кругом» и «военная» - «Невольно помнятся походы». Он менее сосредоточен, более размашист.
Хор демонстрирует, как простота и строгость расцветают душевными цветами, как рождается искусство. Кажется, что звук заполняет всё пространство вокруг, настолько он полновесен и многообразен. Но искусство должно восприниматься, его надо показывать людям – тогда оно полноценно. У камерного мужского хора Московской патриархии, созданного Анатолием Гринденко ещё в 1980 году, сейчас 13 CD - во Франции, 3 – в России. Вряд ли можно что-то добавить к этим числам.


Государственный оркестр «Гусляры России» «Серебро певучее» (Артсервис, 2018)
Альбом представляет гастрольную программу знаменитого оркестра, тут найдётся радость для любого. Начало альбома - Константин Шаханов «Посвящение», Сергей Рахманинов «Светлый праздник», Фантазия на тему русской народной песни «Ивушка» соответствуют названию диска и ожиданиям. Далее основное место занимают вокальные номера. Можно услышать и «Из-за острова на стрежень», и «Легенду о Кудияре разбойнике», и «Эй, ухнем». Слова про «набежавшую волну» иллюстрируются этим самым «певучим серебром» во всей его прелести, песня была слышана, естественно, десятки раз, но персидскую девушку вдруг стало очень жаль.
Камерный оркестр гусляров включает, кроме былинных яровчатых самогудов, много групп инструментов - духовые, гармоники, баяны. Эта радуга звучаний формируют лихую плясовую энергетику. Контрастом звучат инструментальные номера - монументальный «Вечерний звон» и взволнованная «Фантазия на тему вальса из к/ф «Доктор Живаго». Получается, что у оркестра – три, или даже четыре лица, стиля, в которых он мастерски сохраняет традиционную эстетику.


Фольклорный ансамбль Читинская Слобода «Песни русских людей. Казачьи песни / Песни казаков и семейских Забайкалья» / «Songs of Russian people. Cossacks’ songs / Song of old believers and Transbaikalien cossacks»  (Sketus Music, 2CD, 2016)
Звучание термина «transbaikalien Cossacks» определяет энергичность и боевитость записи. Многоголосие, путешествие, приключение, энергичность - лихой казачий скок слышен в каждой вещи. Ансамбль «Читинская слобода» исполняет песни многих регионов России, известные всем «Не для меня» и «Прощание славянки» - вещи великолепные и на века, но как фольклор, не воспринимаются. Это не территориально-ограниченные вещи, не архив – и поэтому они звучат несколько странно, особенно после песен, в которых неполиткорректно («ножки тонкие»), лихо («…ваша тётка-англичанка не успела помощь дать…»), но не очень-то актуально рассказывают про то, как били турок.
На «сладкое» же, в финале «Уж вы, стары старики». Беседа под многолитровую бутыль самогона под этот альбом представляется очень живо. Вот как-то так пели и во многих русских семьях ещё в 70-е годы, дух, манера, выговор, когда руки сами начинают прихлопывать, а ноги притоптывать – ходи рука, ходи нога - очень похожи.


Vintskevich Quartet «Russian Ornament» (Butman Music, 2011)
«Русский орнамент» общается с «праисторическим» прошлым славян на языке современного джаза. Параллельно существует «передвижной» фестиваль «Джазовая провинция», основанная, словно художником-передвижником – лидером проекта Леонидом Винцкевичем в 1997 году. Группа играет активный фолк-джаз-фьюжн. Соотнести национальный мелос и джазовые структуры – дело взаимоинтересное и захватывающее. Близко, ещё в 70-х, звучал легендарный ансамбль «Аллегро» Николая Левиновского, из той же эпохи идут поиски Анатолия Вапирова, похожим путём идёт в одном из своих проектов Алексей Круглов.
«Russian Ornament» построен как мини-энциклопедия русской жизни, есть отсылки и ассоциации с темами от «Зашумела дубрава», воспоминания о пугачёвцах, о повести Пушкина «Капитанская дочка», до хора девушек из третьего акта оперы Римского-Корсакова «Псковитянка» и финальной задумчивой электронной пьесы «Тимоня».
Альбом - легенда, мечта и идея, реализованые на носителе. Авангарда на этой записи не найти, как и мертвящего контемпорери. Оригинальные краски - хор под клавиши, чёткое звучание заокеанской ритм-секции, романтичные соло Ника Винцкевича (саксофон). Запоминается вокальный скет, он звучит, кажется, где-то между народным хором и Рэем Коннифом. Радует вокал Светланы Егоровой, фолк-хор «Ростань» затевает диалоги с саксофоном Ника и фортепиано Леонида.
Альбом - чудо баланса и уместности, отличный концертный джаз. Национальный аромат ненавязчив, вокальные фрагменты редки и рождают, поэтому, даже ощущение лёгкого голода - хочется еще.


Дополнительная информация