КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Церковь Детства "Страна приливов. Госархивы" (Выргород, 2017)

Искать

Церковь Детства "Страна приливов. Госархивы" (Выргород, 2017)

01.08.2019 23:43, Музыка: рецензии


Александр
Томанов

Акустический, «мягкий» имидж группы и её лидера Дениса Третьякова - адепта учения о бесконечно борьбе взрослого мира и мира детей и экзистенциального рок-барда, на этом альбоме рушится гитарным рёвом и постоянным присутствием в текстах нехороших и мистических зверей.


Внезапный для «Церкви детсва» почти индустриальный, авангардный, жёсткий и неуютный звук, которым оформлен дарк-шансон Третьякова, говорит что-то новое про эту группу. Но ощущение бесконечной ямы, национальной генетической трагедии, из интонации и из ауры не уходит. Так и поют, и пели многие в нашей стране, но творчество Третьякова стоит отдельно, на своей, особой стороне.
Вспомнилась «мелочь» - Третьяков лично помнит Чикатило… Многие рок-истЕрики ему охотно позавидовали бы, а Денис был «просто» соседом по подъезду апокрифического злодея. И так у него во всём – такая у него норма – быт неразрывно сплетён с экзистенцией. Денис родился в Новочеркасске в семье донских казаков, это никуда не делось из его души, ведь фольклор тут особый и истории получаются особые - простые и безысходные.
На накатке диска едет трактор – и почему-то сразу становится понятно, где мы! Обложка продолжает миры альбома, дорисовывает бытовую вселенную, уходящей в космос души. Дополняют чувство апокалипсиса прочие картинки оформления, в чем-то вторящие Мунку, в чем-то Пиросмани. Эти полюса неплохо описывают происходящее в песнях Третьякова. В любом случае, при формальной простоте ощущений от слушания, у всех и у каждого может вдруг случится провал и сознательного, и подсознательного – куда-то в невыразимое. это будет бесконечно глубокий провал.
Очевидные, словно давно известные мелодии, подтверждают жуткое восприятие жизни, её строго роковые (ударение по вкусу) ритм и смысл. На них лихо насажена и царит бесконечная «русская» кафешантанная страдающая интонация. Так и видятся эмигранты, рыдающие под песню «Дембельский поезд». Про внутреннюю эмиграцию даже уже и не говорим. Бытовые кошмары в песнях «Церкви детства» присутствуют, как самая обычная часть жизни. Кажется, что их лирический герой живёт и ходит по тем самым пейзажам, самые спокойные ракурсы которых потом попадают на обложки музыкальных и литературных хорроров. Апокалипсис тут не объявляется, зачем, ведь он – обыденность и каждодневность.
Звери с большой буквы присутствуют в песнях, но героям уже нестрашно – в заглавное песне Сатана есть и хуже не будет. И кажущийся таким бытовым «Чубчик кучерявый» тоже не просто выпевается, а выхрипываеся, показывая корни, из которых может равно вырасти и Высоцкий, и Том Уэйтс, и Луи Армстронг, но получается - Третьяков.


Дополнительная информация