КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Как влюбиться в Женю Любич

Искать

Как влюбиться в Женю Любич

03.12.2012 18:18, Музыка: репортажи


Алексей
Караковский

Что ни говори, а Женя Любич в последнее время на слуху и, кажется, делает всё, чтобы спровоцировать старых, непримиримых панков. Зачем они ей — это уже другой вопрос, но попадание в яблочко сомнений не вызывает. Так и представляю снобизм старых зануд, у которых даже надпись «Punks not dead» стёрлась с застиранных футболок: «Женя Любич участвует в фестивале «Нашествие»? Фу, попсня… Песня Жени Любич звучит в телепрограмме у Урганта? Ну его на фиг, телек держу на помойке, и вообще рожу Урганта видеть не могу… Да и сам этот французский проект, Nouvelle Vague, полное издевательство: энергию разрушения Джонни Роттена, Пита Шелли, Йэна Кёртиса заменить какой-то бабской босса-новой пополам с лаунжем!».

Провокации провокациями, но факт остаётся фактом: Женя Любич — единственная в наше время известная русская вокалистка, выступающая в составе французской группы. На практике это означает, что Женя, хочет того или нет, является популяризатором французской песенной культуры. А ведь у французов кроме Zaz и Noir Desir и впрямь полно приличных групп, которых никто не знает в России — Paris Combo, BB Brunes, Les vieilles salopes и т.п. Может быть, благодаря Жене Любич кто-нибудь заинтересуется малоизвестными в России именами.

В общем, 25 ноября 2012 года я и не думал, что буду писать какой-нибудь репортаж, а просто решил скоротать вечерок с подругой. «Так, какие у нас концерты?», — подумал я, открывая афишу. Вскоре выяснилось, что Женя Любич играет в «Мастерской». Женю до этого я ни разу толком не слышал…

Уже на входе в клуб стало ясно, что помещение переполнено выше всякой меры. Считать присутствующих было совершенно бессмысленным делом — да и какая разница, две или три сотни человек в клубе, больше всё равно бы не поместилось. Причём публика — не хипстеры какие-нибудь, а обычные простые москвичи. Попалось даже несколько пожилых людей — прямо скажем, не самая ожидаемая возрастная категория на рок-концерте. «Как вас много», — растерянно произнесла в микрофон Женя. Первые минут десять концерта из-за спин я её и не видел, только слушал… Стартовая песня оказалась «распевочной». «Красивой девушке можно себе позволить разок не попасть в ноту», — заметила моя спутница, сумевшая пробиться к самой сцене гораздо раньше, чем я.

Потом стало веселее. Обещанные песни на французском и английском языке, немного джаза, немного кабаре — в общем, по сути «гламурный шансон». Порадовала игра гитариста Стаса Березовского, басиста Дмитрия Турьева, а особенно — неброская, но очень надёжная манера барабанщика Андрея Иванова — опытных, матёрых профессионалов, не только владеющих техникой, но и хорошо знающих, что такое чувство меры. И, конечно, здорово играл клавишник Денис Кириллов — именно на его инструмент, в основном, легла нагрузка соло-партий. Позже я с удивлением узнал, что Денис ранее сотрудничал с такой звездой андеграундной сцены, как Псой Короленко.

Женя Любич расцветала на глазах. Простые танцевальные движения постепенно стали складываться в цельный актёрский образ. Правда, играть ей приходилось отнюдь не положительную героиню: всё начало концерта так или иначе всплывала тема порока и ощущения того, что жизнь кончена. «Ты на меня влияешь пагубно, я на тебя влияю пагубно», — пела Женя, убеждая слушателей в том, что французские кабаки ничем не отличаются от русских. И там, и там, неразделённая любовь, вино и меланхолия.

Явно несвойственная Жене порочность компенсировалась изящным, хотя и несколько поверхностным упоминанием всего того, что в моде и всегда будет в моде — кино («Семнадцать мгновений»), автомобили («Чёрное»). Некоторые тексты песен были слегка смазаны заезженными рифмами типа «любовь / кровь» и переизбытком отглагольных производных на концах строк, но это было не важно. Очень радовала самостоятельная, осмысленная, но совсем не эпатажная резкость суждений, типа: «Ах, что-то есть что-то хорошее очень — наверное, // И можно быть правым, прогуливаясь налево, // Но я почему-то конкретного жажду ответа, // Как в этих вопросах остаться политкорректной?» («Свободная любовь»). И всё это — на фоне по-женски обострённой чувственности: «Холодно, слишком холодно, я дрожу, я едва дышу, // Я прошу, ты только разреши, ну, позволь мне согреть тебя, слышишь» («Галактика»). Если же слова в песнях не имели особого значения, то на первый план выходила яркая харизма певицы.

Позже я нашёл на сайте Жени Любич мнение Стаса Березовского (что немаловажно, экс-гитариста «Сплина»), которое касалось именно текстов песен, и с этим мнением я, пожалуй, согласен: «Я играл в группе, где словам придается очень большое значение, но для меня, в первую очередь, главным мотивом является сама музыка. У Жени есть материал, который дает поле для воображения, именно в музыкальном смысле. Потом её тексты меня не коробят, они меня не обламывают. Мне даже не важно, есть ли в них какой-то глубокий смысл, или нет — главное, что в её текстах нет предательства русского языка. Не то, чтобы я русофил какой-то, но меня ломает, когда что-то сказано неграмотно, а здесь всё правильно с филологической точки зрения. Фонетика текста вплетается органично в музыкальную ткань, а это важно». Замечу, кстати, что на протяжении всего концерта, слушатели активно подпевали Жене — и, что любопытно, основном, это были девушки.

Если бы этим всё закончилось, было бы уже неплохо. Но, как оказалось, концертный сценарий Жени Любич при довольно-таки нейтральном начале развивался строго по восходящей и вскоре дошёл до пугающей, но прекрасной точки надлома, где главная героиня внезапно находит себя наедине с космосом в состоянии полной потерянности. Ах, как же жаль, что неоткуда узнать названия этих песен! Застыв в трагической позе, в искренность которой невозможно было не поверить, Женя назло пожарной безопасности и здравому смыслу зажигала одну за другой спички — и казалось, что они гаснут в безвоздушном пространстве…

Следующая песня, про капитана, продолжала начатую сюжетную линию. Женин талант драматической актрисы раскрывался в новых красках, и невольно закрадывался вопрос: а что дальше? Что она ещё сделает? Оказалось, что эта девушка способна играть практически любые женские роли. И если до этого песни не очень запоминались с первого раза, то теперь Женя Любич показала себя с противоположной стороны. Уже песня «Рок», прозвучавшая в начале концерта, вызвала ощущение, что Женя вполне обладает хитовым мышлением. При всей моей нелюбви в формату «Нашего радио», было очевидно, что «Ракета» — едва ли не лучший из возможных компромиссов на этом пути, а «Футболка» и «Супермен» хороши сами по себе, без каких-либо скидок.

Очень развеселило и обрадовало представление участников группы в начале «Футболки». Редко бывает, чтобы про каждого музыкантов пели со сцены по целому куплету — немножко нелепому, частушечному, но очень доброжелательному. Я и по собственным концертам знаю, как приятно, когда коллеги со сцены называют твою фамилию, но тут это было сделано в высшей степени трогательно и наводило на мысли о том, что в группе у Жени очень дружественная и эмоционально тёплая обстановка. Барабанщик Андрей Иванов, кстати, в интервью для Жениного сайта сказал: «Из многих вокалисток, с которыми я сотрудничал, Женя, пожалуй, самая адекватная девушка. Она может создать хорошую атмосферу, она способна услышать человека, его проблемы, и она может к ним отнестись адекватно, а это очень здорово. Она понимает людей, мне легко с ней».

Первые же строчки песни дали ответ, почему Женины песни так нравятся именно девушкам — да просто потому что там всё правда: «Я сплю в футболке своей, // Она навевает мне чувства прошедшей любви, // Я ночи провожу с ней, // Я так не хочу забывать все, что ты позабыл». Простая мелодия, запоминающиеся слова припева, заразительный ритм рэгги — всё это заставляло подпевать весь зал: «Да, ты оставил мне свою футболку, // Оставил мне свои носки, // Ты оставил мне пустые полки, // Оставил меня помирать с тоски!». Но и это было ещё не всё.

Не обошлось без стёбного хита «Russian girl», который Женя исполнила в меховой шапке: «I am just a simple Russian girl, // I've got Vodka in my blood, // So I dance with brown bears». Пожалуй, это было несколько простовато на фоне прочего, но также имело успех. Кульминацией спектакля стала песня «Эйфелю привет» — простая, ироничная, жизнерадостная. Здесь тоже не обошлось без многократного повтора припева, который до сих пор накрепко засел в моей (и, думаю, не только в моей) голове: «А справа Елисейские Поля, // А слева — улица твоя, // Назад дороги больше нет, // Вперед! И Эйфелю привет!». К концу песни ритм сменился со ска на диско, и Женя стала просто носиться по сцене, как ребёнок, а потом вдруг спрыгнула в зал и стала отплясывать с каждым, кто оказался рядом. Даже если этот трюк она проделывает на всех своих концертах (а скорее всего так и есть), не могу не восхититься: лучше способа завоевать сердце, чем сделать шаг навстречу, не существует. А уж Женя сделала этот шаг так, что равнодушным остаться было просто невозможно!

Потом было ещё несколько песен, уместившиеся в оставшееся до питерского поезда время (кажется, все питерские музыканты, выступающие в Москве, в конце концов, торопятся на один и тот же поезд). Залу требовалась разрядка, и ей стали «Хризантемы» — трогательная, нежная песня, вызвавшая активное сопереживание не только у женской части зала. Сомневаюсь, что в тот момент нашёлся хоть один человек, который бы не почувствовал острую влюблённость в Женю Любич. Да разве бывает иначе, когда талантливый и яркий человек полностью отдаёт себя окружающим! Несмотря на нехватку времени, после концерта Женя непринуждённо уселась на край сцены и стала раздавать автографы, а люди и не думали расходиться, стараясь пробыть рядом с ней как можно дольше…

Когда мы шли по осенней Москве в сторону Трубной площади, музыка продолжала звучать — но уже где-то внутри. «Надеюсь, она благополучно доберётся», — думал я о Жене, представляя её в петербургском поезде. Чувство влюблённости не исчезало…

Прошло уже несколько дней, но мне до сих пор кажется, что она какая-то особенная. Я варю по утрам кофе, еду куда-то в метро, пишу за нетбуком статьи, а в голове крутятся её песни — и никаких наушников не надо. Почему так происходит? Мне кажется, на этот вопрос ответил клавишник Денис Кириллова: «Я за то, чтобы люди собирались не только и не столько ради денег, а идейно. Мне не очень близки коллективы с нанятыми музыкантами, тут есть тонкая грань, но она играет очень большую роль, потому что, в конечном счете, это, как правило, сказывается на результате. Просто то, что сделано с любовью — это хорошо, а то, что сделано без любви, не имеет будущего».

То, что делают Женя Любич и её музыканты, на мой взгляд, сделано с любовью. И если Вы давно не влюблялись — сходите на концерт.

Дополнительная информация