КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Маленькие бессмертные люди

Искать

Маленькие бессмертные люди

25.10.2012 21:43, Общество: статьи


Артур
Аристакисян

Артур Аристакисян комментирует итоги суда над Pussy Riot. "Нельзя оскорблять чувства верующих людей. Вот с самими верующими людьми, именно с людьми, можно делать, что хочешь. Можно их обворовывать, спаивать, обманывать – законом не запрещается." - говорит он.

Путин помиловал «Pussy Riot». Поставил на место патриарха, иерархов РПЦ, этих бездельников и атеистов и «залепил девушкам по двушечке», Кате Самуцевич двушечку пришлось дать условно, Маша и Надя из тюрьмы отправятся в колонию, это и есть помилование. Это вам не просто покушение на президента. «Pussy Riot» покусились на нашу мораль, сказал Путин. Лучше бы они кого-нибудь убили.

Преступники, воры и убийцы управляют страной, народным хозяйством, издают законы, но они не посягают на мораль. Они родину не продают.

Комментируя накануне апелляции приговор «Pussy Riot» Путин напомнил всем, в том числе судьям, что мораль это последнее, что у нас есть. Правосудия у нас нет. Но у нас остается самое важное, последнее – мораль. Нельзя трогать последнее.

Самое страшное, что Путин сказал это искренне. Папа Римский мог бы такое сказать, чтобы поиграть своей ролью в свое удовольствие. Путин сказал это, потому что он так думает.

За границей я повстречал человека, дочь которого — какой-то важный человек в партии «Единая Россия». Так она ему сказала, что Путин сильно напуганный человек, как бы он это не скрывал. Он напуган не своими врагами, не «Pussy Riot», не их публичной молитвой высшим силам, чтобы они его скорее убрали. Ни тем, что когда-нибудь придется ответить за содеянное. Нет. Он напуган каким-то православным батюшкой, которому абсолютно верит. Не патриархом Кириллом. Патриарха Кирилла Путин вообще не считает верующим.

Тот батюшка, который так напугал Путина, его духовник, очень жесткий человек, типа Дугина. Внушает ему, что Запад – это смерть, это Атлантида, которая тянет Россию за собой на погибель, а Россия – это Евразия, это спасение и жизнь вечная. Может этот самый батюшка и есть Дугин? Она не сказала, кто он. Может, и Дугин.

Груз совершенных ошибок, исправить которые не в его силах, отсутствие реального плана реформирования, поскольку это угрожает его личной безопасности, делает Путина легкой добычей для религиозных фанатиков и адептов.

В Кишиневе я знал одного маленького горбатого уродливого мужчину, который развлекался тем, что любовался своей тенью. Он мог так расположиться возле лампы, что его страшная фигура отбрасывала на стену только красивые тени благородных мужчин и женщин. Он был Нарцисс. Он был сексуальный декадент.

Путину до него далеко, как до неба. Путин, в отличие от него, боится свою тень и не видит, что уродливо все, что он делает и производит – законы, приказы, суждения, акции, типа переодевания в птицу, вожака журавлиной стаи.

И дело не в том, что то, что он делает – это полный дурдом. Дело не в том, что он делает. Дело в том, что он вообще есть. Не его поступки, не его действия, а то, что он есть. Его присутствие создает все это. Допускаю, что в некоторых случаях он пытается сделать что-то хорошее, пытается что-то изменить, но ничего не может, потому что он есть. И есть другие люди, их много, и это все он.

Такой же чекист с Лубянки, Иванов грозится защищать чувства верующих; раньше Иванов сажал и преследовал верующих людей, но то были не чувства верующих, то были верующие люди. И сегодня он не собирается защищать самих верующих людей, он собирается защищать чувства верующих людей.

Сегодня верующими людьми стали все депутаты Государственной Думы, все чекисты с Лубянки, все правительство, все народонаселение России. Православная вера позволяет всем этим Путиным-Ивановым оставаться такими, какие они есть, какими были всегда. В этом нет их вины. Маленькие бессмертные люди, в этом их сила и проклятье, переходящее в веру.

Нельзя оскорблять чувства верующих людей. Вот с самими верующими людьми, именно с людьми, можно делать, что хочешь. Можно их обворовывать, спаивать, обманывать – законом не запрещается. Наоборот, поощряется. Законы здесь пишутся, чтобы с их помощью совершать преступления и учинять расправы, в том числе над верующими, как с людьми. Но чувства верующих трогать нельзя.

Несчастные верующие люди даже не интересуются, что у них за чувства. У них теперь есть официальный статус «униженных и оскорбленных», они потерпевшие, они жертвы и теперь за себя не отвечают и за свое поведение никакой ответственности не несут, их оскорбленные чувства начинают разгуливать по улицам в статусе государственного чиновника, как гоголевский нос.

Что с ними происходит, они не знают, они только реагируют. У них всегда хотят отнять последнее. Но так яростно можно защищать только свою ложь. Правда вообще не нуждается в защите. Человек, который служит правде, получает от нее прямые указания, что делать.

Понтий Палат сказал, что не видит за Иисусом никакой вины. Пилат говорил правду. Но правда не нуждалась в таких защитниках, как он. Правда состояла в том, что люди ее не приняли и осудили.

Правда не в том, что здесь есть Путин, а в том, что есть такой народ Путиных-Ивановых. Путиных-Ивановых здесь тьма тьмущая, великое множество. Путин-Иванов есть воплощение того состояния, в котором пребывает народ.

Путин в ментовке, Путин на подводной лодке, Путин в суде, Путин в тюрьме, Путин в церкви, Путин в небе, Путин за границей базарит с «мировой закулисой», Путин – это вездесущее воплощение народа. Поэтому он ничего не может сделать, ничего не может изменить. Непонятно, что с таким народом делать, он боится цивилизации, боится свободы, боится самого себя. И как всякий рабский народ, готов наброситься на того, кто плохо отзывается о его хозяине.

Но если о Путине еще можно плохо говорить, то о народе плохо говорить нельзя, запрещено. Оппозиция в стране обречена на то, чтобы понравиться своему народу. Она не нравится ему, но она обречена к этому стремиться, если хочет жить. Обречена нравиться Путиным-Ивановым и стать такой же, как они.

Поэтому в оппозиции такое двойственное отношение к «Pussy Riot», им не могут простить, что своей не тактичной политической молитвой в храме Христа Спасителя, они похоронили и обличили старания оппозиции понравиться народу, этому огромному количеству Путиных-Ивановых.

«Pussy Riot» поставили на этом политическом стриптизе крест. И правильно сделали. Народ никуда не денется. Но он никуда не двинется, пока не появится элита. Элиты – нет. В России у народа есть власть, но нет элиты.

Нужно совсем небольшое количество новых иных людей, и тогда этот «камень, который отбросят строители, встанет во главу угла». Элита – это совсем небольшое количество иных людей, камень преткновения, который неожиданно начинает менять планы строителей.

Явление «Pussy Riot» народу стало камнем преткновения для всех, даже для тех, кто выступил в их защиту. Их акция не имеет четких границ, она продолжается до сих пор, ее враги невольно принимают в ней участие и не могут остановиться. Хотят, но не могут.

«Pussy Riot» заставили своих врагов играть в своей акции самих себя. Все эти люди вполне сознают свои действия, но они над ними не властны. И обречены делать то, что от них ждет акция «Pussy Riot». Не что нужно им, а что нужно «Pussy Riot», потому что «Pussy Riot» - это элита, ради появления которой все это началось.

Путины-Ивановы делают свое привычное дело, запугивают, угрожают. Но уже начинают возникать новые тенденции в общественной жизни. «Pussy Riot — вестники этой новой жизни, гости из будущего, таких людей в этом обществе еще не было.

Маша Алехина срывает овечьи шкуры с волков в храме Христа Спасителя. Она же спасает от вырубки уникальный заповедник на юге России, она туда отправляется, и она его спасает. Она же ходит к брошенным психически больным детям в православный дурдом, занимается с ними искусством, сочиняет с ними стихи, пока православные люди не бросают ее в тюрьму, чтобы не ходила со своим уставом в чужой монастырь.

«Pussy Riot» пришли в храм Христа Спасителя и прокричали то, о чем церковь, если бы она была церковью, давно должна была кричать. Потому что такие люди, как «Pussy Riot» – и есть настоящая церковь Христа, церковники – это Его убийцы.

Если таких людей, как Маша Алехина, Надя Толоконникова, Катя Самуцевич будет в стране немного больше, это уже изменит и реформирует общество, которое всегда меняется за счет очень небольшого процента иных людей.

Немного нужно закваски для теста, по отношению ко всему тесту, очень небольшое количество, это алхимическое количество. Но даже его пока нет. Маша, Надя, Катя – первые. Поэтому Маша и Надя отправлены в колонию за колючую проволоку.

Почти все народонаселение этой страны считает Машу, Надю, Катю виновными, что они заслужили наказание. Большинство считает, что им еще очень мало дали. Меньшинство, в том числе несистемная оппозиция, цвет творческой интеллигенции страны считает, что им дали незаконно много, надо было по административной статье дать 15 суток, или три месяца исправительных работ.

Между тем «цвет творческой интеллигенции» в западных странах посвящают «Pussy Riot» свои музыкальные, театральные, поэтические произведения. Никто не думал, что лучшие английские поэты отзовутся на приговор «Pussy Riot» и посвятят девушкам свои стихи.

Как мы видим, стихи, которые Маша Алехина сочиняла с отверженными психически больными детьми, были не только стихами, это было действие, которое к ней вернулось, чтобы вернуть России разум, вопреки чувствам верующих. Чтобы к ним тоже разум вернулся. Чтобы разум также вернулся к деятелям культуры России, чтобы цвет творческой интеллигенции не отправлял своих лучших людей на общественно полезные работы, мыть полы и мести улицы.

Стихи, посвященные девушкам из «Pussy Riot» написали лучшие английские поэты, никто их об этом не просил. Не письмо подписали в защиту — нет, вдумайтесь, посвятили стихи! Пен-клуб полагал, что не будет таких, ну, найдутся, один-два поэта. Но в честь и в защиту «Pussy Riot» написали все. После чего английский парламент смутился отсутствием в Королевстве твердой и решительной позиции по этому вопросу.

Поэтому узницам православной Лубянки будут посвящены специальные слушания на ближайшем заседании английского парламента. Может, этот факт вернет разум также в нашу оппозицию и всем там станет понятно, кто в их доме хозяин?

Катя Самуцевич поспешила выйти на свободу, — пошутил мой консьерж в подъезде и рассказал, как своими ушами слышал по радио, что сегодня-завтра английский парламент будет заниматься делом «Pussy Riot», на очереди американский парламент — это нереально, но это факт. «Pussy Riot» подрывают веру в реальность происходящего, это деморализует. Путин сказал правду: «Pussy Riot» покусились на нашу мораль.

Православие для власти респектабельных воров и убийц – это серьезный политический проект. Мол, мы защищаем русское православие, стало быть, мы законная народная власть. Но нас хотят деморализовать.

«Власть тьмы» — вот их мораль. «Внизу власть тьмы, наверху тьма власти», — так, кажется, сказал Лев Толстой, и был отлучен от церкви. Нельзя покушаться на последнее, на мораль, вернее, на аморальность, отсталость, непросвещенность – все то, о чем власть договорилась с народом, а русская православная церковь скрепила этот договор.

«Правильно, что им влепили двушечку», — искренне прокомментировал Путин решение своего Хамсуда. Вдумайтесь, что сказал этот человек, поглядите на его лицо, он стоит на защите морали, но его голосом говорит самая настоящая подворотня, где меняют валюту, грабят прохожих, договариваются с ментами.

Кремлевская власть сегодня – это типичная подворотня, «двушечка». Брежнев по сравнению с Путиным это воспитанный человек 19-ого века, Чеховский дядя Ваня, над которым все смеются.

Не сомневаюсь, что власти западных стран давно наблюдают за состоянием криминальной морали православного чекиста Путина, и его «двушечка», которую его суд дал девушкам из «Pussy Riot», станет последним звоночком. Хочется в это верить.

Надо отказать «подворотне» в праве пользоваться доверием и услугами западной цивилизации. Пока еще не поздно. Пока криминальная кремлевская группировка, как международная коммерческая корпорация не коррумпировала и не развратила очередных чиновников на Западе, в Европе и США.

Политики в России маргинальны. «Правильно, что влепили двушечку» — это фонограмма духовных основ их религии и морали. Они и есть то, что мы от них слышим. Путин себя не слышит. Темные народные массы пока на его стороне, пока ему есть чем за эту мораль платить. В такой пока некритической ситуации, православие — лучшее испытанное средство, чтобы сплотить темный народ живым щитом вокруг власти, чтобы он кичился своим бесправием, а права человека принимал за страшное искушение, влекущее за собой распад государства и отпадение от церкви.

Но мораль сей басни такова, что в лице девушек из «Pussy Riot» в Россию прилетели первые ласточки нового общества, приземлились какие-то инопланетяне, прямо в Храм торговли и стали звать за собой высшие силы. Они на самом деле представляют страшную угрозу морали православного паханата.

Нельзя покушаться на мораль. Сказав эти слова Путин, как типичный чекист, выдал военную тайну, продал, проговорился. Англичане, за ними американцы, французы, немцы должны постоянно нападать на «нашу» мораль, если сами хотят сохраниться, как цивилизация.

Власть православных чекистов в России, эту уродливую противоестественную византийскую Симфонию властей можно одолеть, давя на ее самое больное место, на мораль.

Мораль – это их самое слабое место. Потому что никаких моральных сил справиться с собой у них нет. Они бояться своей собственной тени. Они сами себя презирают и хотят что-то с собой сделать. Хотят покончить собой, но не знают, как. Они загубили Магнитского в тюремной камере – и это была их невольная молитва в келье, чтобы с ними что-то сделали, помогли им исчезнуть. Они бросают свободных людей в тюрьмы, издают преступные законы – и тем самым молятся, это их политическая молитва Богородице, чтобы она их забрала, убрала. Они молятся голосами «Pussy Riot», чтобы кто-нибудь – республиканская партия США, английский парламент, Европарламент – привел их в порядок, наконец.

Своими действиями и заявлениями из подворотни они невольно, но искренне сигнализируют о том, что им невыносимо плохо, что им от себя тошнит, как сказал Медведев. Сами они с собой не справляются, их сущности старше и сильнее их, они никуда не делись с 30-ых годов, они здесь, маленькие бессмертные люди, Путины-Ивановы.

Советские, православные, правоверные, неважно, как их назвать, они не никуда не деваются, они здесь жили всегда, это власть тьмы. «Pussy Riot» – луч света в их темном царстве.

Но по законам перевернутого мира именно этих светлых девушек возят туда-сюда из тюрьмы в суд, в наручниках, в цепях, как диких зверей. Смотришь какие-то фокусы. Не веришь своим глазам, что находишься в сознании, живешь в цивилизованном обществе. Пытаешься проснуться, но не можешь. И не хочешь.

Видишь суд, но это не суд. Видишь судью, но это не судья. Видишь потерпевших, но это не потерпевшие. Если бы их не благословили, они бы не были потерпевшими, их чувства не были бы оскорблены. Здоровые лбы представляются потерпевшими. Сами не понимают, от чего они потерпели. Потерпевшие по послушанию. Ключница, свечница, какие-то несуществующие профессии, вопят о снизошедшей на них благодати Святого Духа. И только лагерная конвойная собака в зале, во время процесса, бросалась, лаяла, но не претворялась человеком.

Пока шло следствие по делу «Pussy Riot» глава следственного комитета Быстрыкин увез журналиста «Новой газеты» в лес, поговорить по душам. Потому что лес для него дом родной, родная стихия. Снимешь с такого главы следственного комитета обувь и увидишь там не ступни ног, а копыта с засохшими комьями земли.

Прокурор, судья, президент, патриарх – только видимость, обман зрения. Такой же обман зрения, как часы патриарха.

Такой же обман зрения – верующие люди, православные, мусульмане. Всего лишь дешевая биомасса для извлечения энергии.

На молитвенное стояние к храму Христа Спасителя пришли, были свезены десятки тысяч православных людей. Они рассказывали, что чувствовали такую сильную энергию, когда там стояли. Но они не понимают, что это была их личная энергия, которую у них отняли. Православная идентичность – это паразитарная система, отнимающая у людей энергию и разум.

На чьей стороне темные массы, тот и победит. Но с этим политическим оружием нужно уметь обращаться. Кто применяет его против своих врагов, сам становится его жертвой.

Как мог главный верующий человек в этой стране закачать себе в лицо ботекс?! Назвать людей, которые не испытывают к нему любви, презервативами, а из своего лица сделать нечто напоминающее отбеленный анус певца Леонтьева, говорят, певец Леонтьев себе отбелил анус, чтоб белый был. Порно модели все отбеливают анус. И главный верующий человек в стране сделал то же самое со своим лицом. Показал всем свой отбеленный анус, новую святыню православия, никакого мужского лица там нет.

Я это пишу и очень надеюсь, что он эти мои слова прочтет, маленький бессмертный человек. Это ему за «двушечку», это ему за девчонок Катю, Машу, Надю! Это ему за Таисию Осипову! Это ему за Магнитского!

Артур Аристакисян.

Дополнительная информация