КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - В.Яковлев – прекрасный, как многие

Искать

В.Яковлев – прекрасный, как многие

15.04.2014 22:05, Музеи и выставки: репортажи


Юрий
Угольников

15-го марта, к 80-тилетию Владимира Яковлева в государственной Галерее на Солянке прошел вечер, можно сказать, мини-конференция, посвященная этому действительно интересному художнику. Фигура скончавшегося 16-ть лет назад художника привлекает внимание до сих пор: действительно человек почти слепой, страдающий от ментального расстройства, должен был обладать огромным зарядом, огромным желанием творчества, что бы, несмотря на все невзгоды и препятствия, продолжать работать над картинами. В отношении к нему публики смешались жалость, умиление и изумление и уже непонятно как одно отделить от другого, как взглянуть на его работы непредвзято.

Вечер назывался: «Владимир Яковлев. Парадоксы психики становятся формой искусства». Неудачное название; естественно, оно не понравилось сразу же почти всем участникам дискуссии. Выступали коллекционеры, искусствоведы, люди знавшие художника лично или почти не знавшие, говорили о том, что Яковлев – центральная фигура советского неофициального искусства и вообще искусства, что всякий художник безумец, но не всякий безумец – художник. Было сказано и много других благо банальностей. И все же говорившие были и правы и не правы одновременно. 

Особенно показательна была реакция участников на записи выступления иностранных кураторов и искусствоведов. Действительно, иностранцы практически ничего не знают о творчестве Владимира Яковлева, непонятно, зачем надо было записывать их речи и демонстрировать именно здесь и сейчас. Да, они разбираются в искусстве, могут рассказать о творчестве аутсайдеров, или о своей кураторской деятельности, но это всё, о советском искусстве и советском примитиве они знают только то, что в СССР этих народных «примитивных» художников специально обучали, что бы они стали ещё более интересными примитивными художниками. Взгляд почти полу-фантастический. Однако, именно возмущение участников вечера сделало демонстрацию этих записей более чем уместной и необходимой. 

Да, Владимир Яковлев интересный, самобытный художник, но дело не в этом, а в том, что коллекционеры, исследователи, искусствоведы всё ещё не готовы признать, что его самобытность могла быть и не замечена, что его слава была и остаётся во многом результатом счастливого стечения обстоятельств. Они боятся соприкоснуться с искусством аутсайдеров, будто признание того, что работы Яковлев это именно работы человека с ментальным расстройством, могут как-то этим работам навредить, как-то уменьшить их значение. Во многом это реакция на дешевую сентиментальную рекламу, на обычное потребительское: «посмотрите-ка: слепой, а рисует, сумасшедший, а художник». Но дело всё же не только в этом. Мы предпочитаем делить мир на гениев-безумцев (которым можно простить безумие) и прочих (которым безумие прощать не в коем случае нельзя). В действительно мы даже не вполне себе представляем, сколько среди этих «прочих» было и есть гениальных художников, поэтов, музыкантов. 

Яковлеву действительно очень повезло, и повезло неоднократно. Повезло всё-таки с семьёй: быть внуком пусть и не самого известно, но учившегося у самого И.Репина, и лично знавшего К.Коровина художника что-то да значит. Хотя бы это значит то, что первые работы Владимира Яковлева были встречены не как какие-то бессмысленные каракули, а были признаны именно работами живописца. Я сейчас не говорю о том, насколько тогда такое признание было оправданно, я констатирую факт. Не у многих людей страдающих от ментальных расстройств есть такой шанс, далеко не у многих. 

Яковлеву повезло попасть в центр общественной жизни - оказаться своим среди художников и поэтов московского андеграунда, а прижизненное признание многое значит и для авторов совершенно «здоровых». Не каждый удостоится того, что бы его, цитируя В. Хлебникова, знакомые писатели называли «царапиной по небу», что бы эта фраза в данном конкретном случае не значила. Яковлев был талантлив, но сотни, если не тысячи и не десятки тысяч столь же талантливых художников умерли в безвестности в больницах и домах умалишенных, умерли и были забыты просто потому что им не повезло, потому, что общество оказалось не готово «простить» им их болезнь. То, что мы признаем этот факт вовсе не уменьшит значения Владимира Яковлева. 

Конечно, люди одарены по-разному и всё же талантливых среди них не так уж мало. Однако коллекционеры и исследователи заворожены логикой шедевра: шедевр – нечто уникальное, нечто, что не должно повторяться, ведь если что-то встречается не так уж редко, значит и стоимость у него не столь высока (речь идет не только о денежном, но и о символическом капитале), лучше закрыть глаза, уставиться в одну точку и повторять: «всякий художник - безумец, но не всякий безумец – художник». Право слово даже Яковлев, с трудом различавший предметы находящиеся прямо у него перед носом, видел гораздо больше, чем пришедшие почтить его память друзья-коллекционеры. 

Рисунок: страница художника в виртуальном музее актуального искусства
http://www.art4.ru/ru/artists/detail.php?ID=414

Дополнительная информация