КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Мария Полуэктова – художница, воскресившая своих родственников

Искать

Мария Полуэктова – художница, воскресившая своих родственников

23.10.2014 14:47, Музеи и выставки: репортажи


Ольга
Тюменцева
Мария Полуэктова

В музее истории ГУЛАГа прошла выставка художницы Марии Полуэктовой «Линия Жизни». Эта выставка – участник IV Московской международной биеннале молодого искусства, входит в программу «Дебют» Московского музея современного искусства. В одном зале уместилась история рода художницы, показанная в контексте истории всей страны. Здесь ничего нет просто так – каждая линия, звук, цвет имеют смысл.

Нужна лишь внимательность и желание размышлять. Главный экспонат – вертикальные полосы советских обоев от пола до потолка. В центре полотен – портреты Машиных предков, очень живые – когда на них смотришь, есть ощущение, что это они разглядывают тебя. Все – по-разному, но все – пристально. Нам повезло – экскурсию по выставке нам провела сама художница.

- Этот проект изначально был посвящён вашей семье, или вы более обширно интересовались этой темой? 

- Мне нравится работать с эстетикой советского времени, сопоставлять прошлое с настоящим. Идея проекта зародилась в общении с моей соседкой, пожилой женщиной 84 лет, которую я расспрашивала о прошлом моей бабушки, жившей напротив. У нее сохранилось несколько рулонов советских обоев, и я проявила на них ее портреты в детстве и в пожилом возрасте, подчеркнув линию жизни одного советского человека. Дальше были объявления в газетах о старых обоях, антресоли, чуланы. Так я постепенно пришла к истории своей семьи. Чудным образом сохранились воспоминания моего дедушки Игоря Ивановича, которого уже, к сожалению, нет в живых, с его голосом на кассете, с его почерком на бумаге и мемуарами, набранными на печатной машинке. Значительная часть воспоминаний посвящена его отцу, моему прадеду, Ивану Алексеевичу, которого не миновала чаша репрессий. Об этом времени говорят архивные записи и пустые полотна в инсталляции. Советский период застала и я, и на обоях есть мой детский портрет, как метафора истока, от которого я начинаю свой путь в прошлое. 

- Наверное, сложно было на старые обои переносить фото? 

 - Сложно было не переносить, а организовать этот процесс. В Москве нет мастерских, что бы можно было самому прийти и напечатать шелкографию, а необходимо профессиональное оборудование. С другими художниками мы нашли и арендовали подвал жилого дома, где пришлось сначала сделать ремонт, что бы начать работу. Потом я экспериментировала с материалами и проявкой, собирала нужные устройства или заказывала их по своим чертежам. Но жильцы были против того, что мы использовали их подъезд, и летом пришлось перенести все на дачу. Дачный дом – это тот дом, в котором когда-то лето проводили все люди, чьи портреты представлены на этой выставке, ему более ста лет. Почти каждый человек переносился на обои дважды, в разном возрасте - использовались фотографии до 30-х годов и после 40-х, которые увеличивались и специальным образом подготавливались к печати. Начинала я с более старых портретов, и проявлялись они хуже, чем поздние, но это мне не мешало, а наоборот помогало придать всей экспозиции нужный контраст от муара до четких светотеней. 

 - Текстовые и аудиозаписи воспоминаний – их ваша мама собирала? 

- В проект включена работа “Диалектика памяти”, с реконструированными воспоминаниями моего дедушки Игоря Ивановича Черкасова на старой желтой бумаге и моей шелкографией на белых листах, как визуальное восприятие прошлого в моем настоящем. Аудиозапись тоже записана дедушкой в 1974 году, на ней его голос и мелодии его детства. Он был профессором Московского Государственного Строительного Университета и автором многих статей, изучал механику грунтов Луны перед запуском первого лунохода, внес значительный вклад в науку. Мама устроила в институте день его памяти, где спроецировала его фотографию с бокалом вина в руках и включила аудиозапись с его голосом, будто бы он находился с нами. Это был очень трогательный момент, после которого я решила включить эту же запись в свой проект, тем более она очень важна в концептуальном плане, так как создает представление о том, какая жизнь была до репрессий.
Мама продолжает то, что начал ее отец, занимается генеалогией в свободное время, ищет наши корни и много записывает. Ее материалы помогли мне создать представление о жизни каждого из тех, кто здесь есть. 

- Над чем дальше вы хотите работать?

Сейчас я работаю над проектом, который рассматривает истоки зарождения Советского Союза. Планирую его реализовать в конце 2014 - начале 2015 года.

В прошлом я сделала несколько работ, связанных с заброшенными пионерлагерями и санаториями. Они представлены на моем сайте www.visualmessage.ru. 
Я использую различные техники, работаю не только с шелкографией, но и со скульптурой, часто использую старые найденные объекты, мебель, советские телевизоры и показываю на них видео. 
Но я думаю продолжать и тему с изображениями на советских обоях или других материалах. Сразу после закрытия в Музее ГУЛАГа выставка "Линия жизни" переезжает в Музей Советского Наива в Перми и будет представлена там до 8 ноября.

– Что дала в личностном плане работа над этой выставкой?

 – Это проект – поиск причин и следствий, попытка проследить истоки своей линии жизни, он очень ценный для меня. Это образы из прошлого, которые я воссоздала в настоящем. Они здесь и сейчас смотрят на меня, как и я на них. О многих я не знала раньше, но узнала, читая воспоминания, а теперь отчетливо вижу свою связь с прошлым, которое дает мне ответы на то, как двигаться дальше. 
 Однако, это не личная история – похожих историй было много, и обои всех окружали одинаковые. Я хотела предложить зрителю пройти сквозь срезы времени и вспомнить что-то свое, обратиться к своей собственной линии жизни. Сам зритель, оказавшийся внутри инсталляции, играет неотъемлемую роль в этом проекте, он становится частью показанного мной времени и трансформирует его, добавляет работе еще один смысл. 
Я благодарна Московскому Музею Современного Искусства и Музею истории ГУЛАГа в том, что они поддержали меня в этом проекте.

Кроме обоев на выставке был ещё один предмет прошлого – старый проигрыватель с пластинкой. Кажется, что он стоит здесь просто для атмосферы. После интервью Маша подошла к нему и спросила смотрителя зала: «Не работает?» Несколько касаний пальцами – и по залу льётся музыка. Маша специально принесла проигрыватель сюда, она подумала о тех, кто будет работать на выставке: «Я ведь понимаю, что постоянно слушать воспоминания, весь день одно и то же по кругу – это тяжело!»

Дополнительная информация