КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Александр Егоров: Меняются декорации, смысл остается прежним

Искать

Александр Егоров: Меняются декорации, смысл остается прежним

09.03.2022 11:07, Музыка: интервью


Александр
Томанов

Финалом недавнего фестиваля «Геометрия: 20 лет правильной музыки» стал, состоявшейся в московском Доме Культуры (ММДК), предпремьерный показ фильма «Подольск’87: хроники рок-революции». . Мы поговорили с режиссёром фильма Александром Егоровым о том, как он общался со звёздами 80-х и почему полюбил рок-музыку той эпохи.


КБанда: Во время предварительного знакомства с фильмом в ММДК вопросы были в основном к членам жюри фестиваля Питу Колупаеву и Сергею Гурьеву. То есть, фестиваль, событие с устоявшейся аурой, приковывает большее внимание, чем новый фильм. Не было ли вам обидно?

Александр Егоров: Зрители, пришедшие на предпрезентацию в ММДК, в большинстве своем, с историей фестиваля были знакомы. Многие даже были на нем. Для них фильм — ностальгия по тем временам, когда, как говорится, «трава была зеленее». Вполне очевидно, что когда есть возможность спросить что-то у людей, относящихся напрямую к фестивалю, то грех таким шансом не воспользоваться. Тем более, можно было обсудить какие-то спорные моменты фильма на предмет их достоверности. С этой точки зрения — это абсолютно нормально.


КБанда: Как вы узнали про фестиваль Подольск-87?

Александр Егоров: Совершенно случайно. Это была весна 2016 года, и я только закончил институт (ГИТР им. М. А. Литовчина), получив диплом по специальности «Режиссура кино и телевидения». Одним из героев моего дипломного фильма «Прощай, Винил?» был журналист и музыкальный критик Алексей Певчев. Мое внимание привлекло одно мероприятие, которое собирался посетить Алексей — лекция Сергея Геннадьевича Гурьева о «Советском Вудстоке», фестивале «Подольск-87». Она назвалась «Теплый винил». Меня крайне заинтересовало, что же это был за фестиваль собравший такой состав участников.


КБанда: Там вы и познакомились с Гурьевым?

Александр Егоров: На лекции я сел в первом ряду, был воодушевлен рассказом. Мне стало интересно, есть ли про фестиваль какой-нибудь фильм, рассказывающий его историю. С этим вопросом я обратился к Сергею. В это время он как раз показывал, пришедшим на лекцию, коллекционное издание выступлений на фестивале, выпущенное музыкальным издательством «Геометрия». Он мне ответил, что документального фильма нет. Я сразу сказал, что история меня впечатлила и я хотел бы сделать фильм про фестиваль. Сергею идея понравилась, мы обменялись контактами. Получилось, что я в один день нашел интересную тему, по которой хотелось сделать фильм и человека, в соавторстве с которым эту идею можно было осуществить.


КБанда: Как были распределены ваши роли в союзе с Гурьевым?

Александр Егоров: До того дня, как я пришел на лекцию, я не был знаком ни с историей фестиваля, ни с его культовым статусом, ни с фигурой Гурьева, как журналиста, писателя и тоже, кстати, музыканта — участника группы «Чистая любовь». Наш тандем с Гурьевым получился крайне продуктивным. Я старался сделать рассказ, который будет интересен широкому кругу зрителей, а Сергей Геннадьевич следил за тем, чтобы мы не упустили важные драматургические перипетии, как при подготовке фестиваля, так и во время его.


КБанда: Чем можно объясняться ваш интерес к той цивилизации? Как мне кажется, ваши поколения росли уже на другой музыке.

Александр Егоров: Я всегда любил зарубежную рок-музыку, в большинстве своем мейнстрим. Тогда я слушал Guns N Roses, Nirvana, Faith No More, The Cure, The Offspring, носил балахон с принтом любимой группы, читал журналы «Ровесник» и «Я молодой», а за пополнением коллекции музыки регулярно ездил в легендарную Горбушку. К российской рок музыке я был более спокоен. Любимая группа того времени у меня была «Агата Кристи».

Взрослея, со временем я стал прислушиваться не только к музыке, но и к смысловой нагрузке в музыкальных произведениях. И тут уже более пристальное внимание начал обращать на русский рок. Также мне всегда были интересны биографии интересных личностей — музыкантов, писателей, художников, режиссеров… Людей, которым есть что сказать этому миру, есть чем поделиться, и они свои мысли и переживания облекают в определенную форму — в виде песни, рассказа, книги или картины. Мне даже может оказаться интересен автор, с чьими произведениями я не знаком, но жизнь которого была яркой и незаурядной. Так, к примеру, я на одном дыхании прочитал книгу «Песни в пустоту» Александра Горбачева и Ильи Зинина, герои которой мне были совершенно неизвестны, но истории жизней и судеб, которые описаны в книге оставили у меня неизгладимые впечатления. Наверно, где-то в этой плоскости лежит первоначальный импульс взяться за историю о Подольском фестивале.


КБанда: Как шла работа? Расскажите про участников процесса.

Александр Егоров: Мы с Сергеем Гурьевым посетили офис музыкального издательства «Геометрия», где получили благословение от главы лейбла Павла Кострикина на будущую работу и разрешение в своем фильме полностью использовать все материалы, что есть у «Геометрии». В нашем распоряжении оказались все концертные выступления и фотографии, в том числе неопубликованные. Можно было уже приниматься за работу!

В качестве оператора к нам присоединился мой друг — Александр Ковырялов. Совершенно точно могу сказать, что именно благодаря ему, наш проект состоялся, как фильм. Александр взял на себя обязанности основного оператора и звукорежиссера, а на этапе постпродакшена отвечал за цветокоррекцию и саунд-дизайн. К нам, в качестве помощника, присоединился мой одногруппник по институту — Михаил Астахов. И вот так, командой из 4 человек, мы приступили к съемкам интервью для фильма.


КБанда: Что шло трудно, что было радостно?

Александр Егоров: Всякий раз, выезжая к очередному герою, мы снимали его без предварительной подготовки локации где будет проходить интервью. Каждый раз приходилось ориентироваться уже на месте, исходя из ситуации. Были удачные локации, где была возможность хорошо выставить свет и ничего не мешало записать чистый звук. Проблемы же, которые не удалось решить перед съемкой, уже на этапе постпродакшена приходилось долго и скрупулезно исправлять.


КБанда: Какие интервью вспоминаются в первую очередь?

Александр Егоров: Первое интервью, которое мы засняли для фильма, было интервью Умки, которое состоялось 18 июня 2016 года. Она на Подольском фестивале была в качестве зрителя. Последнее интервью для фильма мы взяли у Вячеслава Бутусова 24 марта 2019 года, после его московского концерта. В целом у нас было собрано 30 интервью для фильма — от организаторов фестиваля и музыкантов, принявших в нем участие, до зрителей и фотографов.

Самостоятельно сняли себя, ответив на подготовленные вопросы от Сергея Гурьева — один из организаторов фестиваля Наталья «Комета» Комарова и музыкальный критик Артем Липатов. Несколько интервью нам прислали из других городов. Интервью с лидером группы «Цемент» Андреем Яхимовичем, нам прислал из Риги, Иван Романов. Затем очень нас выручил, не так давно безвременно ушедший Николай Мейнерт. На Подольском фестивале он был председателем жюри. Он не только отправил нам свое интервью из Таллинна, но также организовал съемки интервью лидера групппы J.M.K.E. — Виллу Тамме и оператора Олега Капшая. Капшай снимал фестиваль на кинокамеру для фильма «Рок-культ», который они делали в соавторстве с Мейнертом. Кадры из фильма тоже нам очень помогли при монтаже — Николай безвозмездно разрешил их использовать. За что ему огромная благодарность.


КБанда: То есть, базовый объём был большой?

Александр Егоров: Мы изначально планировали успеть сделать фильм к 30-летнему юбилею фестиваля. Но когда в начале 2017 года я сел за расшифровки интервью, то оказалось, что материала не просто много, а его огромное количество, даже первоначально как-то его структурировать было достаточно проблематичным занятием. В какой-то момент из-за объема отснятого материала была мысль сделать трехсерийный фильм. Но такая монструозная продолжительность не пошла бы на пользу динамике рассказа. Этот, затянувшийся перерыв, как ни странно, пошел на пользу самому фильму. К примеру, за это время к составу участников фильма прибавился Вячеслав Бутусов. А так и не состоявшаяся встреча с Юрием Шевчуком, выступление которого завершало фестиваль и отлично подводило итоги нашего фильма, превратилось в отдельный фрагмент, который засняла супруга Пита Колупаева на концерте ДДТ в 2018 году.


КБанда: Фильм сохраняет очень спокойную интонацию, не «лезет в душу», в глаза, не ищет сенсаций, не выдумывает инфоповодов. Сможет ли его воспринимать современная публика? На кого он рассчитан?

Александр Егоров: Целевая аудитория нашего фильма — зрители, которые знают о Подольском фестивале. Они даже могли быть на нем в качестве зрителей, и наш фильм им наверняка будет интересно посмотреть, чтобы освежить в памяти как это было. Так же, думаю, картина будет любопытна людям, которые слушают российскую рок-музыку в целом и поклонникам некоторых коллективов в частности.


КБанда: Как вы организовывали внутреннюю структуру, сюжет фильма?

Александр Егоров: Нам не пришлось что-то искусственно выдумывать по драматургии, накручивать, — то, как все что происходило во время подготовки и во время проведения фестиваля — как будто само было прописано по всем законам остросюжетного жанра. Тут и спонтанная мысль сделать большой фестиваль в маленьком городе, молниеносная подготовка, сначала провал по продажам билетов, а потом полный солд-аут, отмена фестиваля за несколько дней до начала и фантастическое по своей удаче решение вопроса об отмене запрета. И сам фестиваль — громкий и незабываемый, где периодически происходили нешуточные баталии, как и в текстах, звучащих со сцены, так и за ней. А завершает этот трехдневный марафон — проливной дождь на выступлении ДДТ. Подлинный катарсис!


КБанда: Вы что-то приготовили для продвижения фильма, как сделать его ближе мозгам, испорченным медиа?

Александр Егоров: Основной инструмент для продвижения сегодня, это конечно соцсети. Тематические сообщества, где общаются люди со схожими интересами. Мы сделали одноименную страничку, посвященную фильму на Facebook и YouTube и с 11 по 13 сентября 2017 года, в честь 30-летия фестиваля, опубликовали несколько роликов. Это были ролики с одними из самых ярких выступлений на фестивале от групп «Телевизор», «Облачный край», и «Калинов мост». Ролики получили преимущественно положительный отклик, что, безусловно, нам было приятно. Так же, в честь юбилея фестиваля, один из его поклонников, Иван Лысяков сделал отдельный сайт, посвященный как самому фестивалю, так и нашему фильму.


КБанда: Вы поговорили со многими героями, участниками событий. Это, в основном, сложные люди с непростой человеческой и творческой судьбой. Какое у вас ощущение от этих разговоров, общений с этой культурой? Кто наиболее впечатлил, может быть, есть какие-то истории, случаи, которые запомнились?

Александр Егоров: Интересный был опыт общения с участниками события спустя практически три десятилетия после его окончания. Отрезок жизни пройден очень существенный. Ключевой особенностью разговоров была искренность героев. Не было никакого снобизма в ответах. Карьеры у всех сложились по-разному. Кто-то стал большими звездами, кто-то так и держался примерно на одном уровне, но все были открытыми для общения. Для меня было ценно, что люди остались преданны своему творчеству.

Несмотря на огромное количество событий, которые произошли в жизни героев после сентября 87 года, все вспоминали Подольск с теплотой. Александр Кушнир, именно после посещения Подольского фестиваля, решил связать свою жизнь с рок-музыкой. Он автор ряда книг о советской и российской рок-сцене, продюсер и директор PR-агентства «Кушнир продакшн», а в 1987 году был учителем математики. У Кушнира даже описание того, как выглядел билет на фестиваль, получается захватывающим. Очень яркое интервью о множестве приключений на фестивале, дал Ник Рок-н-Ролл. Он хоть и не выступил сам, но зато везде побывал — успел и в качестве зрителя увидеть фестиваль, и оказался на туристической базе, куда расселили некоторые группы, где он пересекся с Дмитрием Ревякиным из группы «Калинов мост» и распил с ним бутылку венгерского вермута. Из рассказов Ника можно сделать отдельный ролик о фестивале.


КБанда: Очень интересны рассказы известных музыкантов, которые, по разным причинам, не стали участниками феста, но были на трибунах. Что тут было важно для вас?

Александр Егоров: Среди зрителей фестиваля из числа музыкантов, в фильме есть Александр Чернецкий, лидер группы «Разные люди», а также Умка, рок-музыкант, литературовед. Но, про Подольский фестиваль есть одна из самых культовых историй, связанная со зрителями, которые на нем были. На одном из кадров, когда выступала группа J.M.K.E., как писали в одном из комментариев о выступлении, «рукой оператора повела вечность, не иначе», и среди восторженной толпы можно увидеть Егора Летова. Эта история известна не меньше, чем сам фестиваль. В нашем фильме она подробно рассказана Ником Рок-н-Роллом, который поведал о том, что они намеревались с Егором выступить на фестивале с группой Ника «Второй Эшелон». Но выступление не состоялось.


КБанда: Времена изменились. В чём разница между поколениями, эпохами, психологиями? Опишите, пожалуйста, эмоциональный, человеческий аспекты.

Александр Егоров: Конечно, времена меняются. Любопытную мысль мы для себя отметили, когда подходили к концу создания фильма. Когда мы его начали делать, это был рассказ о «том» времени. История как было «тогда». Но картина менялась на глазах — история Подольского фестиваля она смотрится сегодня актуальнее и понятнее чем в 2016 году, когда мы приступили к работе.

Раньше чтобы что-то узнать об интересующем тебя исполнителе, приходилось собирать информацию по кусочкам. Была целая эпоха самиздатовских журналов. Музыкальные альбомы перезаписывались друг у друга. Люди собирались вместе, чтобы послушать музыку… Сегодня такой живой сплоченности в этом вопросе нет. Встречи и обсуждения по интересам по большому счету перешли, как говорится, из офлайн в онлайн.


КБанда: Какая ваша любимая группа из участников фестиваля, почему? А есть ли любимый фрагмент из фильма?

Александр Егоров: Большинство групп, участвовавших в фестивале, я открыл для себя впервые. Самая любимая у меня группа из состава участников «Подольска −87» это «Объект насмешек». Их по хронологии я открыл для себя позже всех. В нашем фильме о выступлении на фестивале вспоминает Евгений «Ай-яй-яй» Федоров, в то время бас-гитарист коллектива. Выступление группы считается неудачным. Им не единожды пытались выключить звук и сорвать концерт. Но меня захлестнуло их драйвом даже через экран.

Отдельный трек, который я теперь регулярно переслушиваю, это «Грустная история» от команды «Облачный край». Эта группа тоже была мне неизвестна до начала работы над фильмом. Песня зацепила ироническим текстом и ярким исполнением Олега Рауткина. С «Облачным краем» связан наверно один из самых любимых эпизодов фильма — так называемый «инцидент с гитарой». Когда, в конце выступления группы, гитарист Сергей Богаев сорвал с себя гитару «Урал» и начал бить её об пол, а потом метнул в стоявший на другом конце сцены динамик, и все это под ревущего в микрофон «Вот так! Вот так!» Рауткина. Наталья «Комета» Комарова, одна из организаторов фестиваля, описывая эту сцену, в конце добавила, что после всего этого на гитаре не было даже трещины и Богаев впоследствии на ней еще и играл!


КБанда: Было снято много материала. Что не удалось включить в фильм? Что будете делать с этим богатством, с ауттейками?

Александр Егоров: Мы, конечно, планируем все, не вошедшие в основной фильм, материалы в будущем опубликовать. Есть истории, которые вообще в фильм не вошли — это касается, к примеру, рассказов про люберов — воинственно настроенное молодёжное движение, культивировавшее здоровый образ жизни и конфликтовавшее со всеми неформалами. Еще, конечно, ролики про все выступления на фестивале будут сделаны в расширенном виде, по примеру вышедших ранее.


КБанда: Хотите ли вы, чтобы фильм был издан на реальном, физическом носителе, есть ли интерес издателей — при том, что рынок видеоносителей стагнирует сильнее всего.

Александр Егоров: Диски сегодня интересуют коллекционеров, которым важна эстетика, тактильность, процесс прослушивания музыки, просмотра фильма. Когда ты достаешь диск из своей библиотеки, рассматриваешь обложку, можешь вспомнить, когда ты этот диск приобрел. В иконках на экране смартфона или телевизора, с изображением альбома или постера фильма — такая связь не может возникнуть. По аналогии с книгами — кто-то может читать произведение в электронном виде, ведь это удобно и доступно. А кто-то предпочитает книги на бумаге. И так же, при покупке, выбирает издание, с мягкой или твердой обложкой, карманным или стандартным вариантом. Человеку даже важно, на какой бумаге будет напечатан текст, что тоже влияет на восприятие. Сегодня, к примеру, немало людей, которые коллекционируют видеокассеты. Они скупают старые видеомагнитофоны как доноры запчастей, потому что новые уже давным-давно не выпускаются. Ищут различные издания фильмов, что очень похоже на коллекционеров первопрессов виниловых пластинок. А ведь недавно все просто выбрасывали на помойку свои видеомагнитофоны с коллекциями фильмов, когда на рынок пришел DVD.

Сам я могу отнести себя к таким людям. У меня пусть небольшая, но дорогая мне коллекция интересных вещей — в которую входят как книги, так и фильмы, и музыка на всех форматах — аудио-видео кассеты, CD, DVD, Blu-ray, виниловые пластинки. Поэтому, конечно, я бы хотел, чтобы физические носители не канули в лету. Но сегодня если и выпускать что-то на носителе, то надо делать упор на коллекционную составляющую издания — дизайн, дополнительные материалы, оформление и бонусы, которые могут быть только на физическом носителе. И учитывая реалии — должен быть ограниченный тираж.


КБанда: Можете ли вы назвать что-то из фильмов о фестивалях, которые на вашу работу повлияли, на кого хотелось бы быть похожими?

Александр Егоров: Я, в начале работы, планировал сделать оммаж первому документальному фильму о Вудстоке. Но помню, тогда идея с разделением экрана не понравилась Сергею Гурьеву (как и в самом фильме про Вудсток). Уже когда закончили работу, я посмотрел недавний (1999 года) фильм про Вудсток. Приятно было отметить сходство некоторых монтажных ходов и концепции.


КБанда: Видите ли вы в современной популярной музыке, молодёжной культуре отблески, отсылки, какие-то связи с тем временем?

Александр Егоров: Сейчас, вообще, мода на отсылки к 80-м. Но это больше в каком-то пародийном ключе — отсылки к стилю в одежде, каким-то музыкальным приемам, съемке на видеокамеру (сейчас при создании клипов, например, особо ценится не искусственно сделать так называемый VHS-эффект, а найти еще рабочую видеокамеру и в действительности на нее снять). Но более серьезной и углубленной отсылки к тому времени я не наблюдаю.


КБанда: Можно ли, по итогам работы, сказать — есть ли шансы, варианты на восстановление разорванной связи времен, на контакт поколений?

Александр Егоров: Зачастую новое поколение считает, что оно во всем превосходит старое. И только время способно рассудить так ли это. А зачастую можно наблюдать, что в принципе все циклично, и многое идет по определенному сценарию. Меняются декорации, а смысл остается прежним.

Использованы материалы из Викиновости Александр Егоров: Нам не пришлось что-то выдумывать


Дополнительная информация