КОНТРАБАНДА || журнал • новости • интернет-радио. - Главная

Искать

Дьявол смеётся над Гундяевым. Письмо патриарха к «Pussy Riot»

  • 17.04.2012 19:32. Артур Аристакисян. Общество: статьи

    Этот материал Артура Аристакисяна - не публицистика. Это - художественное произведение, стилизованное под первоапрельский розыгрыш. Первоначально текст был опубликован в блогах "Эха Москвы", но затем автор решил внести в  него серьёзные изменения. Читайте полную исправленную версию в журнале "Контрабанда". * Главный полицейский Москвы сказал, что девчонки своим панк молебном в храме Христа Спасителя наплевали ему в душу. Девчонки пели: «Богородица, Путина прогони…» Так главный полицейский города почувствовал, что у него есть душа, в которую плевали всю жизнь. Ходишь так с открытой душой, в которую все плюют, кому не лень, в том числе близкие люди, родные дети, приходится терпеть, жить. Комментируя акцию в храме Христа Спасителя, патриарх московский и всея Руси Кирилл сказал, что это дьявол смеется над всеми нами. Он вкладывал в свои слова одно значение, а они приобрели свое именно реальное значение. Ничего странного в том, что патриарх сам не знает, кто он такой, нет. Он думает, что он патриарх, но боится, что вся его работа заключается в том, чтобы развлекать дьявола. Как только девчонки оказались за решеткой, в жизни патриарха, правда, началась какая-то дьяволиада. Не так давно дьявол через кого-то подарил патриарху швейцарские часы за 30 тысяч евро, а после заточения девчонок в тюрьму, дьявол показал эти часы журналистам. Поставил святейшего патриарха в неловкое положение перед верующими. Некоторое время назад квартира святейшего оказалась в пыли, которая загадочным образом поднялась из квартиры его соседа снизу. И тут, опять же после заточения девчонок в темницу, выясняется, что квартира этого соседа, бывшего министра здравоохранения, а ныне тяжело больного человека, отходит к святейшему патриарху московскому и всея Руси Кириллу. Дьявол руками журналистов пишет об этом статью и обнародует ее, обвиняет святейшего в захвате чужого жилья. Если даже святейшего патриарха портит квартирный вопрос, что тогда говорить про нас, простых смертных! Святейший снова оказался в центре скандала. Но самое страшное другое, что во всем, что происходит с начала гонений на «Pussy Riot» узнается подчерк дьявола. Это его рука. Такое может происходить только в литературе, в жизни такого просто не может быть. Патриарх оказался в литературной реальности, которую можно принять за дьявола, или она и есть дьявол. Пыль в квартиру патриарха снизу вверх явно направлял дьявол вопреки законам физики и морали, чтобы через суд снять с умирающего от рака хозяина нижней квартиры компенсацию за причиненный ущерб, за пыль, а заодно явить миру подругу Святейшего – гражданку Леонову Лидию Михайловну. Лидия Михайловна, в которую вселился дьявол, оценила нанесенный патриарху ущерб в немыслимую сумму. Суд признал правоту Лидии Михайловны, и пыль превратилась в золотой песок. Факты говорят сами за себя. Как только русская православная церковь руками государства стала карать, пытать и насиловать девчонок, скучавший было дьявол взбодрился и серьезно взялся за патриарха, плотно стал с ним работать; подставляет Святейшего, запускает против него информационную компанию и таким образом развлекается, смеется. Но, может, таким образом, наш патриарх задумал заманить дьявола в ловушку? Я не исключаю, что своим поведением, развязав травлю девчонок, Святейший проводит свое не патриаршее, а юродское служение с целью так возбудить и рассмешить дьявола, чтобы тот умер со смеху и оставил Россию в покое. Но если дьявол развлекается и смеется, то патриарху непонятно, радоваться или смеяться. Березовский пишет из Лондона: «…Ваше Святейшество! Помогите Путину опомниться. Донесите до него глас народа. Когда Путин услышит Вас, возьмите власть из его рук и мирно, мудро, по-христиански передайте ее народу». Березовский просит Кирилла сделать то, о чем девчонки «Pussy Riot» в тот злополучный день просили Богородицу. И тут же известный московский адвокат просит Патриарха в открытом письме, чтобы он обратил внимание на самоубийства детей. Члены общественной палаты заявили, что против патриарха развернута массированная информационная профинансированная компания, что таким образом пытаются оскорбить и унизить нашу культуру, сломать традиционную структуру нашей государственности. Дьявол умирает от смеха. Но ему все мало. Я встретился со своей знакомой, она работает у патриарха в резиденции цветочницей. И черт дернул меня сказать, что святейшему патриарху самое время вывести дьявола на чистую воду. Заявить, что не московская патриархия, а дьявол сфабриковал против девчонок «Pussy Riot» ложные обвинения и отправил их на мучения в темницу. Что это дьявол заставил его услышать в молебне «Pussy Riot» вместо слова «Путин» слово «Бог». Что все это дело рук дьявола. Что верующие православные люди, когда требовали наказания для девчонок за плевок в их душу, не ведали что творили. Дьявол соблазнил и обманул их. Это как соблазнить невинную девушку и не жениться на ней, переспать с проституткой и не заплатить. Моя знакомая от своего лица передала это Cвятейшему, чтобы узнать, есть Бог или нет. Услышит ее Cвятейший или выгонит вон. Я почему-то подумал, что патриарх так и поступит, как ему посоветует цветочница. Свалит все на дьявола. Моя знакомая разбудила меня на следующее утро и сказала, что Кирилл пришел к важному решению в ночь с 31 марта на 1 апреля, в так называемый день дурака; в этот день христиане старой Европы вместе с дьяволом смеялись над собой. Как рассказала цветочница патриарха, Святейший долго работал, что-то писал в компьютере, затем распечатал и стал тихо читать вслух. Но это был не донос на дьявола, а это было письмо в тюрьму к девчонкам из группы «Pussy Riot», в ответ на их письмо к нему, от 26 03 2012 По словам цветочницы, таким она Святейшего еще не видела. Патриарх собирался сообщить народу что-то очень важное в связи с ситуацией вокруг «Pussy Riot». Он явно хотел в чем-то признаться. Но, видно в какой-то момент Святейший вспомнил слова дохристианских греков, или римлян, что «если боги хотят наказать человека, они отнимают у него разум» – что это про него. Что после своего признания 2 апреля он может оказаться не в своей квартире в доме на Набережной с гражданкой Леоновой, а в сумасшедшем доме для ветеранов труда, совсем другим человеком, без бороды и часов. Напишешь донос на дьявола – проснешься в сумасшедшем доме. Моя знакомая работает цветочницей в резиденции патриарха третий год. Говорит, что патриарх и другие иерархи РПЦ презирают Путина и смеются над ним за то, что у того совсем нет вкуса. Духовенство все может простить человеку, любое воровство, только не отсутствие вкуса. Так вот, вечером 1 апреля Святейший, по словам цветочницы, написал, но затем уничтожил письмо. Это было то самое письмо к девчонкам «Pussy Riot», он ответил на их недавнее открытое письмо к нему. Моя знакомая извлекла клочки этого письма из мусорного ящика и передала их мне. Если раньше я смеялся над патриархом, то после этого письма заплакал над собой. Я знаю, что подставляю под удар цветочницу, но скрыть письмо патриарха не могу. Вот, это письмо.     К участницам панк группы «Pussy Riot» от патриарха московского всея Руси Гундяева «Без лишних формальностей, как есть, не как святейший патриарх московский и всея Руси, а как простой человек, проживший жизнь, пишу вам. Скажу прямо, расстроили вы меня своим письмом ко мне, к Вашему Святейшеству. Ваше письмо грешит вежливостью, напыщенностью стиля. На вас это не похоже. Хотели понравиться. Могли бы прямо написать: «Старый козел, старый развратник…» - и дальше в таком же духе. В этом была бы любовь. Но я не заслужил вашей любви. Я заслуживаю именно такого письма, какое вы написали мне. Но вы – заслуживаете любви. Поэтому я напишу вам искреннее письмо. Вам не за что оправдываться, и не было смысла объяснять мне, что ничего кощунственного и глумливого в вашей акции не было. Я без вашего письма знал, что никакого глумления никакого кощунства вы не допустили и не предполагали. И именно поэтому взял на себя смелость от имени Бога осудить вас. Бог хочет отучить людей от рабства и фанатизма. Бог хочет, чтобы на него нападали. Потому что, находясь в этом мире, только на Бога и можно нападать. Сначала я подумал, что своей акцией Вы напали на президента Путина и на меня, патриарха. Но затем понял, что вы, сами того не зная, совершили подвиг настоящего юродства: в лице президента Путина и патриарха Кирилла вы напали именно на Бога. Правозащитники думают и вопят, что вас осудили за слова вашего молебна «Богородица, Путина прогони…». Мол, Путин не Бог, а здесь не древний Египет. Как же линейно они все мыслят! Да, Путин не Бог, но я помог ему ответить вам от имени Бога и от имени всех верующих России. И сделал это, потому что понял, что в лице Путина вы напали именно на Бога. Путин человек слишком уязвимый. Он не достоин и не может являться объектом такого яркого нападения, как ваше. Он испугался вашего молебна. Человек он суеверный. Разгневался. Ничего удивительного в этом нет. Я тоже испугался. Но причины нашего страха разные. Я понял, кто вы и кто вас послал. Поэтому я испугался. Я дождался того, надежду дождаться чего потерял. Я дождался вас. Я знаю, что говорю. Я это вижу. Вы напали именно на Бога. Юродивые в лице царей и патриархов нападали именно на Бога. Поэтому цари и патриархи их боялись и никогда их не трогали. Я посмотрел ваш клип, ваш панк-молебен в нашем храме Христа Спасителя – и увидел, что вы напали не на меня с Путиным, вы напали на Бога – и сразу вас полюбил. Поэтому скрыл вместе с этим фактом свою любовь. И отдал приказ напасть на вас. Думали вы об этом или нет, но вы замахнулись взять очень высокую планку, и сейчас по закону вселенной должны за это платить. Правда состоит в том, что, как это не трудно говорить, но вы должны пострадать. Этот акт должен быть оплачен жестокостью, которую от вас в качестве платы требует вселенная. Поэтому те, кто вас преследуют на воле и мучают в тюрьме, сами не знают, что своей жестокостью и гневом дают вам то, чем вы можете платить. Вы должны платить, потому что иначе не будет этой истории, иначе вы бы сами не понимали того, что за историю вы нам рассказываете. Вы только сейчас сами начинаете врастать в эту историю. Дело же не во мне, не в Путине; то, что вы сделали, не имеет никакого отношения ни к политике, ни к протесту, ни к феминизму, ни к современному искусству, вы использовали эти средства, но сделали нечто совсем другое, вы стали рассказывать историю, имеющую прямое личное отношение к каждому из нас. Эта история будет иметь значение для всех и каждого в будущем – поэтому такая истерика, травля, казалось бы, из-за ничего, поэтому такое ничем рациональным не объяснимое, беззаконие. Поэтому вы там, а я здесь. Тогда как я и Путин должны быть там, где сейчас вы. Потому что кроме вас заплатить за ваш подвиг никто не может и не должен. Каждый расплачивается за свою роль в этой истории сам, расплачивается самой ролью, которую играет. Протоирей Чаплин, журналисты, обслуживающие Путина, оболгавшие вас, настроившие против вас толпу, люди из этой толпы, они тоже платят, не меньше вас, поверьте. Даже больше. Они платят теми гнусными и позорными ролями, которые они играют так искренне. Поэтому и вы тоже должны платить. Чем вы лучше их? Правила для всех одни. Только вам повезло, им нет. Вы прекрасны, они ужасны. Вам достались великие роли, а им, и мне в том числе, достались неприятные ужасные роли ваших распинателей, мучителей, клеветников. Но история эта коснулась всех лично. Каждый в этой стране ее воспринял лично. И очень лично ее восприняли те, кто на вас сейчас нападает и издевается над вами. Прежде всего, именно эти люди приняли ваш панк-молебен близко к сердцу. Я один из таких людей. Мне досталась, может быть самая, неприятная роль, в которой приходится жить. Терпеть это наказание – преследовать вас, издеваться над вами. Скажу за всех ваших мучителей и клеветников, что в тайне мы вас любим не меньше, а намного больше тех, кто за вас заступаются словами, чтобы чувствовать себя хорошо и выглядеть хорошо. Наша неосознанная тайная любовь к вам мучает нас изнутри не меньше, чем мы мучаем вас. Наказаны мы, а не вы. Награду свою получаете вы, а не мы. Вы получаете свою заслуженную награду нашим варварством. И мы получаем свое заслуженное наказание тем, что так беззаконно и бесчеловечно обращаемся с вами. Если я скажу вам, что выбора у человека нет, то вы сочтете мои слова кощунством и глумлением. Выбора не было, ни у меня, ни у вас. Когда посмотрел клип вашей акции в интернете, я решил, что эти девчонки заслуживают только правды. Распятия на кресте. И выбора решить по-другому у меня не было. Вы не оставили мне выбора. И выбора – оставить его мне – у вас, как не было, так нет. Не было у меня выбора, когда дорогие подарки принимал. Или, когда пыль из квартиры моего соседа больного раком в мою квартиру поднялась, и суд приговорил его к долговой яме, а меня превратил в пыль на его ногах. И у Чаплина тем более никакого выбора не было, когда он заявил, что если вас не наказать примерно, это будет означать, что народ православный ослабел. Когда этот прохвост организовал ваш арест, травлю, заключение в темницу и стал этим гордиться – это была его бессознательная культурная акция. Ни на какую другую акцию протоирей Чаплин не способен. То же самое относится и к Путину с Медведевым. У них в государстве дети высокопоставленных чиновников из вертикали власти, безнаказанно насмерть сбивают людей на дорогах. Их отпускают домой, дают условные срока, и они продолжают купаться в масле. Вы же ничего не нарушили, помолились в храме, правильно помолились, только вы и помолились там правильно – и вас до суда держат и пытают в тюрьме. И это тоже культурная акция, вызов обществу, крик души со стороны Путина с Медведевым. Они кричат в народ: - Больше так не можем. Снимите нас отсюда, спасите нас кто-нибудь, кто не боится. Богородица, прогони нас! Путин это показывает всеми своими действиями, но так не думает. Поэтому вы так сильно его испугали. Вы сказали ему то, что ему говорит его внутренний голос, который он не слышал раньше. Теперь услышал. Сам себе он этого не мог сказать. Почему? Потому что он с собой не разговаривает. Наплевать ему, кто он такой. Самому на себя наплевать. Почему? Я только что сказал: он с собой не разговаривает. Сказать, что ваш панк-молебен напугал Путина, напугал меня – это ничего сказать. Вы попали в точку не возврата, после которой люди перестают владеть собой и превращаются в персонажей древних историй, персонажей Евангелия, раз мы христиане и хоть иногда встречаемся в храме. Вы заставили нас играть роли ваших палачей, заставили меня играть роль Иуды – натравить на вас православных людей и власть. И протоирея Чаплина заставили играть роль, дальше некуда. Даже если он сам этой роли добивался, приговаривать его к такой роли было жестоко. Что это за роль, спросите вы. Пугать чертей в аду! Вот, что это за роль. И мне и Чаплину и журналисту Шевченко и геополитику Дугину и председателю исламского комитета Джемалю, который мечтает исламизировать весь наш бардак, теоретически это возможно, и философу Холмогорову и президенту Путину из наших ролей живыми уже не выбраться. Мы не контролируем наши роли, они контролируют нас. Невозможно добровольно освободить президентское кресло, снять маску Путина. Легче уйти из жизни, чем выйти из такой роли живым. Но пока я в роли патриарха, то не могу не вступиться за свою паству. Поймите, наши верующие сегодня больны, как никогда. Чтобы чувствовать себя хорошо, им нужны сильные эмоции, сильная власть, сильная церковь. И поэтому им нужен враг. Святыни, которые им хочется защищать, оживают для них, как жертвы их насилия, их преступлений. Их святынями, как тайна в тайне, являются те люди, кого они бессознательно, руками власти и церкви приносят в жертву: убивают, мучают, пытают, насилуют, клеймят. Так вышло, что их святынями пришлось стать вам. Ни они, ни вы этого не знаете. Что вы их святыни. Вы не знаете, что такое тайная любовь масс. Что любить и принять вас люди могли только как своих жертв, вы их святыни, их жертвы. И скоро вы выйдете на свободу, чтобы стать жертвами своей победы. Вас встретят, как победителей. Впереди вас ждет большой коммерческий успех. Как вы собираетесь с этим справиться, непонятно. Вам предстоит сражение со зверем, куда более страшным, чем наша православная церковь, чем наша больная паства, полная комплексов и суеверий. Страшнее, чем Путин и вся его продажная вертикаль власти в тысячу раз. Воротилы современного искусства начнут продавать ваши образы, сделают из них иконы, а из вас звезд, и вы больше не останетесь теми, кто вы есть сейчас. В вас заселяться сущности, которых пока что в вас нет. Если вы не испортитесь настолько, насколько этого потребует от вас ваша дальнейшая жизнь, то будете вспоминать с благодарностью эти дни, когда были жертвами и вас любили. Мучили, оплевывали, и тем самым любили, по-настоящему. Потому что вы – настоящие. Пока что – вы настоящие. И заслуживаете настоящего, заслуживаете именно такой любви. Я не настоящий. И не заслуживаю настоящей любви. Я заслуживаю только лицемерия и комфорта. Я не христианин и не патриарх, потому что христианство еще не пришло. И Путин не президент, потому что здесь не Америка. И нет ни выбора, ни выборов. Я узнал, что я не знаю, кто я такой. Благодаря вам узнал. И я вас удивлю. Теперь я устрою для вас акцию в храме Христа Спасителя на амвоне, с которого вы пели, называли меня сукою, не верящей в Бога. Да, если копнуть, я в Бога не верю, не верю ни в какую Богородицу, тем более в Троицу. Но я поверил в вашу акцию в храме. Потому что Бог, если он есть, это тоже Акция. Я всю жизнь мечтал совершить какую-то акцию. И у меня еще есть время, чтобы моя мечта сбылась. Наверняка, моя акция будет уступать вашей по красоте, но эта будет моя акция. Бомбу эту я готов взорвать хоть сейчас. Эта не будет проповедь.Да, я могу официально признать РПЦ – тоталитарной сектой, преступной организацией, рассадником православного фашизма. Взять хотя бы ваше дело. Да, ваша травля и обвинения вам предъявленные не имеют под собой оснований, никаких, арестовывать и привлекать к суду нужно меня, а не вас. Но никто из ваших защитников этого не делает. Боятся или не хотят. Или, может, им нравится, что вы сидите в тюрьме. Вы их полностью устраиваете в таком виде, в котором вы сейчас. Им нравится вас защищать, и они вас защищают только на словах, в своих интервью, чтобы самим выглядеть хорошо, цивилизованно. И тут же про вас забывают, развлекаются, работают, сидят в ресторанах, и аппетит у них, поверьте, хороший.Ни одной существенной акции с участием известных людей в вашу поддержку за ваше освобождение я не припомню.Видные персоны, музыканты, артисты, активные участники политической оппозиции, если бы хотели, давно могли надавить на власть, снять с вас кандалы и забрать домой. Видно, не хотят. Ни одной пресс-конференции не провели.Больше того, именно они, эти умные люди вас продали. Им нужно было, чтобы вы сели, чтобы затем подороже вас продать.Если говорить о том, кто здесь сыграл роль Иуды, так это они – интеллектуальная политическая оппозиция – известные влиятельные люди. Они могли бы такой шум поднять, такую кашу заварить. Но ограничились двумя-тремя остроумными фразами в вашу защиту.Поэтому я искренне презираю их за это, что они не вступились до сих пор за вас, по-настоящему, не вступились.Понимаете теперь, почему я с Путиным, а не с ними. Он честен в своем испуге, вы его напугали. Он серьезно болен властью и поэтому так откровенно повел себя. Боится. Мне он так и сказал: «Боюсь»Но эти свободомыслящие люди, авангардисты и прочие, вас боятся еще больше. И у них нет смелости, даже признаться себе в этом.Они на самом деле считают, что вы что-то там нарушили в храме, совершили что-то недопустимое. Смеюсь.Наибольшее зло в вашем деле представляет не Чаплин, взявший на себя крест позора, крест вашего палача. Не я. Не Путин. Наибольшее зло для вас представляют те, кто символически вашу акцию уже присвоил себе – идеологи и продавцы современного искусства, современного протеста, журналисты, пишущие и говорящие про это по телевизору, ваши "защитники" правозащитники – все эти люди заслуживают призрения не меньше Путина, даже больше.Знаете, почему ваши «защитники», интеллектуалы, имеющие независимый голос в обществе, вас бросили? Потому что для них непонятна и опасна сама мысль о том, что вы, осознано или стихийно, совершили нечто, что выходит за границы их компетентности, что превышает их компетентность.Чувство собственной важности мешает и не позволяет им понять то, что вы сделали. Им выгодно и безопасно называть вашу акцию в храме, запущенную в общественное сознание, перформансом, искусством политического протеста, художественным жестом, выходящим за рамки музейного пространства. Чтобы только утопить похоронить ваш юродский подвиг в своих словесах.Деятели современного искусства и культуры - они ваши враги и конвоиры, хотят маркировать и поместить вас в свою тюрьму без решеток и стен. Потому такая лукавая у них позиция, вроде защищают вас, говорят, что по-христиански было бы – вас простить. Что вы не так сильно провинились, чтобы держать вас до суда в тюрьме. Что вы виновны лишь в мелком хулиганстве. Что вас нужно приговорить к штрафу или к пятнадцати суткам не больше. Что надо быть гуманными, надо быть христианами, что никакой особой вины на вас нет – и эту глупость говорят все.Жалкие, двуличные, опасные дураки! Спасти вас от них могла только тюрьма, где вы сейчас сидите и подполье, где вы сейчас скрываетесь. Пока это все, что я смог для вас сделать.Я бы этого не делал, если бы не любил вас. Не стал бы вас спасать. Не обратился бы к православным людям России дать вам отпор. Не подливал бы масло в огонь этой массовой истерики, паранойи. Но лучше пусть сотни тысяч верующих сойдут с ума, защищая от вас свое темное непросвещенное нутро, чем вы окажетесь в руках своих «защитников».Они говорят «простите девчонок» и не понимают, что такими словами голосуют за вашу вину. Я рад, что мой голос не смешался с их лукавым потоком. Как не смешался с ним голос Чаплина, голос Шевченко. Лучше бы ваши «защитники» также как эти опричники откровенно нападали на вас, чем так «защищали» вас.Поэтому я не хочу официально признавать РПЦ – тоталитарной сектой, опасной для общества. Хотя большая доля истины в этом есть. Но все относительно. И у всего есть своя роль. Не было бы нашей православной хищной толпы, не было бы и вас, не было бы того, что есть. Сегодня в России рождается хилое нездоровое гражданское общество, но растет и крепнет общество верноподданных ничтожеств, которому конечно нужна православная церковь, такая, какая есть со мной и с Путиным во главе. Если я расскажу людям правду о себе, о вас, о церкви, о Путине, людям лучше не станет. Им станет хуже. Только последние ростки веры в русских людях убьем; они станут убивать больше, насиловать больше, пить больше, плодиться хуже. Они не станут меньше вас ненавидеть, даже если я им расскажу, что вы ни в чем не виноваты, что вы правы, что правы только вы, что только так и нужно было молиться в те дни, а сделать это могли только вы, за всех. Они подумают, что я так говорю, потому что продался американцам, евреям, Папе Римскому. Что он мне хорошо заплатил. Они думают о людях только плохо и не способны толковать мотивы таких людей, как вы. Им это недоступно в силу разных причин, не будем сейчас о них. Их стоит пожалеть за их ненависть к таким как вы. Они лишают себя шанса стать людьми. Но никогда этого не поймут. Они же больные. Как можно обижаться на больных, тем более, если их толпы, массы? Их можно только успокаивать и направлять на врага, успокаивать и снова направлять на врага. Что Путин и делает. Что ему остается, если они держат и не отпускают его трон над своими головами с ним на троне. Сойти с трона и по головам пойти страшно. И некуда. Зафиксировать это зеркало русского народа, чтобы было, во что глядеть и думать, удалось только вам, и я был вынужден вам помочь. Вы не оставили мне выбора. Ни мне, ни Путину, никому. Вы вытащили зверя, и зверю этому нельзя было дать исчезнуть не зафиксированным. Надо было, чтобы его увидели хотя бы те немногие, кто еще способен выйти из этого общественного хищника. Я благодарен вам за то, что вы помогли мне стать одним из таких людей, кто на это способен. Выйти.Путин такая же часть этого общего зверя, как его ярые политические противники. Вы – противостоите этому зверю. Поэтому я за вас очень переживаю, что зверь раствориться на время и хитростью сделает вас своим живым украшением, своей маской.Если бы для того, чтобы с вами этого не случилось, понадобилась моя жизнь, я бы с благодарностью ее отдал. Но, кто я такой, чтобы для святого дела понадобилась моя жизнь.Избавить свой народ от крепостничества, холопства, ненависти к свободным людям я не могу, эти сущности стали его религиозными комплексами и чувствами. Путин плоть от плоти их. Он это знает, что он их и очень этого стыдиться, поверьте мне. Он не чувствителен к искусству, у него совсем нет вкуса, но он не самый плохой человек. Ему просто очень не повезло. У него нет сил, чтобы выйти из роли, которую ему навязывают русские люди.Теперь, я могу это говорить, потому что больше в нем не нуждаюсь. Ни в нем, ни в церкви, ни в ком.Я вам покажу, как нужно выходить из роли, это будет моя акция, которую я посвящаю вам. Мне не будет за нее стыдно. И вам тоже больше не будет стыдно за меня. Когда вы прочтете это письмо, меня уже не будет в живых. Мой душеприказчик передаст вам мой подарок. Я завещаю вам все свои драгоценности, кольца, перстни, швейцарские часы, квартиру на Набережной. Но вы там не живите, это нехорошая квартира. Сожгите ее или перепродайте Чаплину, а деньги прогуляйте, раздайте. Не относитесь к этому миру серьезно, это опасно, вас подменят. И вы сами не будете знать, как. Проснетесь в одно утро другими людьми. Я тоже не всегда был таким. Постарайтесь как можно дольше оставаться такими, какие вы сейчас. Не дайте себя подменить. Не разменивайтесь, не продавайтесь. Не верьте тем, кто станет вас возносить до небес. Верьте тем, кто будет вас по-прежнему ненавидеть, потому что они втайне вас любят и вам служат, этого не понимая. Если на том свете есть любовь, то только такая, которая на этом свете выглядела, как нелюбовь, как убийство, распятие на кресте. Перед тем, как проститься, хочу вас кое о чем попросить. Когда рано утром на амвоне храма Христа Спасителя обнаружат мой труп, факт моего самоубийства и моей смерти постараются скрыть. Я думаю, что скроют. Вместо меня некоторое время под моим именем и моей внешностью будет скрываться другой человек. Если увидите патриарха Кирилла по телевизору, верьте, это не я. Почему так, знает один Он - Отец наш Небесный. На его милость и защиту оставляю вас. Ваш преданный и искренний друг Владимир Михайлович Гундяев. 1 апреля 2012 {module поделиться в соцсетях} Читайте также: Артур Аристакисян. Дьявол смеётся над Гундяевым. Письмо патриарха к «Pussy Riot» Николай Сутормин, прихожанин РПЦ МП. Театральный режиссёр, актёр. Открытое письмо Патриарху Русской Православной Церкви Кириллу по делу о "Pussy Riot" Артур Аристакисян, кинорежиссёр. Pussy Riot: идеальная жертва Владимир Голышев, православный христианин (в оппозиции РПЦ МП). Писатель, драматург. Свинцовые мерзости загадочной русской души Илья Морозов, православный христианин (в оппозиции РПЦ МП). Журналист. «Pussy Riot» и христианство. Панк по имени Иисус - контрабандист, посланный Отцом Небесным Алексей Караковский. Писатель, музыкант, журналист, главный редактор журнала "Контрабанда". «Pussy Riot» и нападение на Собор Парижской Богоматери о. Сергий Круглов, священник РПЦ МП (г. Минусинск). «Pussy Riot». Явление Христа и христиан миру - величайшая андерграундная акция Артур Аристакисян. Грязный православный секс с Pussy Riot Григорий Лурье, епископ РПАЦ (г. Санкт-Петербург). Pussy Riot как панк-православие Владимир Голышев. Ответ на «ответ» члена Оргкомитета партии "Десяти заповедей" католика Александра Шведова Александр Шведов, католик. «…Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит…». Ответ Владимиру Голышеву на статью "Явление Pussy Riot народу" Владимир Голышев. Явление Pussy Riot народу {module поделиться в соцсетях}
  •  

    Пушкин вместо нефти: то, что нас всех спасет

  • 02.04.2012 18:20. Владимир Голышев. Литература: статьи

    Я влез в Пушкина по уши почти случайно. Хотел поучаствовать в одном конкурсе. Тема: "Новое прочтение русской классики". Сам собой родился наглый (как всё у меня) замысел – написать за Пушкина комедию. Этакая "мистификация с открытым забралом". Как известно, Гоголь в свое время наврал, будто Пушкин ему подарил сюжет "Ревизора". В пушкинских записях сохранился короткий набросок сюжета комедии, действительно, немного напоминающей «Ревизор». Вот он: "Криспин приезжает в губернию на ярмонку… его принимают за ambassadeur… Губернатор честный дурак... –  Губернаторша с ним  кокетничает  - Криспин сватается за дочь". Всё! "Криспин" - это слуга-плут. "Амбасадор" - посланник. "Ярмонка" - ярмарка. Осталось только пушкинский стиль в памяти освежить и можно работать. Решил целый день читать только Пушкина. День прошел. Начался другой. Потом третий. Четвертый… В общем, я почти все полное собрание сочинений прочитал. А потом открыл гоголевского "Ревизора" и… отбросил его от себя с омерзением. Как дохлую жабу. Почему?
  •  

    Дополнительная информация